Караоке - кафе "Гнездо Кота Путешественника"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Страницы судеб...

Сообщений 1 страница 80 из 181

1

............

0

2

Вероника Тушнова.История трепетной, нежной и такой необычной любви...

http://s1.uploads.ru/i/BzplZ.jpg

Александр Яшин и Вероника Тушнова
http://s1.uploads.ru/i/5aD4q.jpghttp://s1.uploads.ru/i/Cy6ut.jpg

Неизвестно, при каких обстоятельствах и когда точно познакомилась Вероника Тушнова с поэтом и писателем Александром Яшиным (1913-1968), которого она так горько и безнадежно полюбила и которому посвятила свои самые прекрасные стихи, вошедшие в ее последний сборник «Сто часов счастья». Безнадежно — потому что Яшин, отец семерых детей, был женат уже третьим браком. Близкие друзья шутя называли семью Александра Яковлевича «яшинским колхозом».

см. далее...

Их любовь была тайной, потому что поэт и писатель Александр Яшин был женат, растил детей, до конца своих дней любил жену. Да и, наверное, не смогла бы поэтесса Вероника Тушнова, человек все понимающий и воспринимающий обостренно и тонко, решиться разбить семью любимого.Свою последнюю книгу стихов она посвятила Яшину, с которым родилась – потрясающее совпадение! – в один день, 27 марта. В ней Вероника Михайловна описала все радости и горести, которые ей принесла последняя лю­бовь, и попыталась ответить на вопрос: «Почему без мил­лионов можно? Почему без одного нельзя?»
Поэтесса, с чьими стихами о Любви под подушкой засыпало целое поколение девчонок, - сама переживала трагедию - счастье Чувства, озарившего своим Светом последние ее годы на Земле и давшего мощный поток энергии ее Творчеству: Любовь эта была разделенной, но тайной, потому что, как писала сама Тушнова: "Стоит между нами Не море большое - Горькое горе, Сердце чужое." Александр Яшин не мог оставить семью, да и кто знает, смогла бы Вероника Михайловна, человек все понимающий, и воспринимающий обостренно и тонко, - ведь у поэтов от Бога "нервы на кончиках пальцев", - решиться на столь резкий поворот Судеб, больше трагический, чем счастливый? Наверное нет.
По воспоминаниям людей, знавших гениальную поэтес­су, она была хоть и невысокого роста, но хорошо сложена и ошеломляюще красива. Всем запомнились ее тяжелые, густые черные волосы и удивительное лицо с высоким выпуклым лбом и большими печальными темно-карими глазами. В такую очаровательную женщину Александр Яковлевич не мог не влюбиться.

Отредактировано ТИГРА (2012-08-22 03:10:27)

0

3

часть 2.
http://s1.uploads.ru/i/PWVIv.jpg

Родилась Вероника 14 (27) марта 1915 года в Казани, в семье профессора микробиологии Казанского универси­тета Михаила Тушнова и его жены Александры, урожден­ной Постниковой, выпускницы Высших женских Бестужев­ских курсов в Москве. До революции семья жила вполне благополучно, а затем все рухнуло. Первые детские воспо­минания Вероники – мама укрывается с ней в подвале от обстрела, а вокруг все грохочет и горит. Гражданская вой­на, голод, тиф, разруха и смерть, холод – «на улице куда теплей, чем дома». А далее – советская власть и весьма скромная жизнь на одну зарплату главы семьи:

Мы жили на папиной скромной зарплате,
Что нашего счастья отнюдь не губило.
Я помню все мамины новые платья,
И я понимаю, как мало их было.

Вероника с малых лет увлеклась живописью и поэзией, рано начала сочинять стихи. Она любила лежать в траве на косогоре, усыпанном ромашками («цветы – это стихи зем­ли»), бегать босиком по росе, ловить в ладони лучики солн­ца, наблюдать «труд муравьев, и птичьи новоселья, и лю­бопытных белок беготню...»
http://s1.uploads.ru/i/3Tz1d.jpg

Все, что удавалось девочке увидеть интересного или красивого, она фиксировала в стихах или рисунках. Свои произведения ей приходилось прятать от отца, который видел в дочери только будущего врача. Возможно, поэто­му по его же настоятельной рекомендации она после окон­чания школы с углубленным изучением иностранных язы­ков поступила в Казанский университет на медицинский факультет. В 1936 году после смерти отца они с матерью переехали в Ленинград, где Тушнова получила диплом вра­ча, но по специальности не работала.
http://s1.uploads.ru/i/USnKl.jpg
В это время она вышла замуж, у нее родилась дочь Наташа. Но страсть к писанию стихов не ослабела. «Пе­ред войной я написала очень много и впервые обрати­лась за помощью к Вере Инбер, – вспоминала поэтес­са. – По совету Веры Михайловны я в 1941 году подала заявление в Московский Литературный институт имени М. Горького и была принята. Война нарушила все мои планы. Я с маленьким ребенком на руках и больной матерью эвакуировалась из Москвы и работала в госпи­талях Казани»
.

фото.

http://s1.uploads.ru/i/KvauA.jpg
http://s1.uploads.ru/i/CyXMf.jpg

Позднее она вернулась в столицу, трудилась в москов­ском госпитале, где познакомилась и подружилась с На­деждой Ивановной Катаевой-Лыткиной. Надежда была на­чинающим хирургом, Вероника – палатным ординатором. В это время Тушнова параллельно занималась гистологией и писала диссертацию.
Она лечила больных, сердечно переживая за судьбу каж­дого раненого. «Все мгновенно влюблялись в нее, – вспо­минала Надежда Ивановна. – В госпитале Вероника слы­ла главной утешительницей. Могла вдохнуть жизнь в безнадежно больных. Мы даже по возможности старались освобождать ее от работы, потому что в ней очень нужда­лись раненые. Тушнова начинала просто жить чужой чело­веческой судьбой и долго не могла опомниться от полу­ченных ударов. Уходила в себя, писала стихи. Раненые любили ее восхищенно. Ее необыкновенная женская кра­сота была озарена изнутри, и поэтому так затихали бойцы, когда в палату входила Вероника».

http://s1.uploads.ru/i/4tVnL.jpg

см. далее.

Ночные дежурства, «ни весточки о милом человеке», неустроенный военный быт, больная мать, маленький ре­бенок... Но Тушнова не щадила себя, у нее была какая-то неисчерпаемая потребность помогать другим людям. Ра­бота лечащего врача в госпитале тяжелая, часто и неблаго­дарная, не оставляющая, казалось бы, времени для сочи­нительства стихов. И все же молодая докторша во время ночных дежурств умудрялась при свете затененных ламп, прислушиваясь к сонному дыханию и стонам раненых, все время что-то писать в тетради. Ее так и звали ласково: «доктор с тетрадкой». В военные годы стихи молодой по­этессы неоднократно публиковались.

0

4

Часть 3.
http://s1.uploads.ru/i/FMv0l.jpg

В 1945 году вышли из печати ее поэтические опыты, которые она так и назвала "Первая книга". Вся дальнейшая жизнь Вероники Тушновой была связана с поэзией - она в её стихах, в её книгах, ибо её стихи, предельно искренние, исповедальные порой напоминают дневниковые записи. Из них мы узнаём, что муж оставил её, но подрастала зеленоглазая, похожая на отца, дочь, и Вероника надеялась, что он вернётся: « Ты придёшь, конечно, ты придёшь, в этот дом, где наш ребёнок вырос».

Основная тема стихов Вероники Тушновой - любовь, со всеми её горестями и радостями, утратами и надеждами, разделённая и безответная… какая бы она не была, без неё жизнь не имеет смысла.
http://s1.uploads.ru/i/pZKjt.jpg

И он действительно пришёл. Но всё произошло совсем не так, как она себе это представляла долгие годы, мечтая о его возвращении. Пришёл, когда заболел, когда ему стало совсем плохо. И она не отреклась… Она выхаживала его и его больную мать. «Здесь меня все осуждают, но я не могу иначе… Всё же он - отец моей дочери», - сказала она как-то Е. Ольшанской.
http://s1.uploads.ru/i/TPz80.jpg
Стихи, являющиеся образ­цом высочайшей, самоотверженной женской лирики по­этессы, выучивались и переписывались в тетради многими поколениями читательниц. А например стихотворение «Не отрекаются любя», стало потом одной из песенных вер­шин Аллы Пугачевой:

Не отрекаются любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.
А ты придешь, когда темно,
когда в стекло ударит вьюга,
когда припомнишь, как давно
не согревали мы друг друга.

см. далее...

Поэтесса, с чьими стихами о Любви под подушкой засыпало целое поколение девчонок, - сама переживала трагедию - счастье Чувства, озарившего своим Светом последние ее годы на Земле и давшего мощный поток энергии ее Творчеству: Любовь эта была разделенной, но тайной, потому что, как писала сама Тушнова: "Стоит между нами Не море большое - Горькое горе, Сердце чужое." Александр Яшин не мог оставить семью, да и кто знает, смогла бы Вероника Михайловна, человек все понимающий, и воспринимающий обостренно и тонко, - ведь у поэтов от Бога "нервы на кончиках пальцев", - решиться на столь резкий поворот Судеб, больше трагический, чем счастливый? Наверное нет.

0

5

Часть4.http://s1.uploads.ru/i/KtGqQ.jpg

Не отрекаются любя...
***
Они родились в один день — 27 марта, встречались тайно, в других городах, в гостиницах, ездили в лес, бродили целыми днями, ночевали в охотничьих домиках. А когда возвращались на электричке в Москву, Яшин просил Веронику выходить за две-три остановки, чтобы их не видели вместе. Сохранить отношения в тайне не получилось. Друзья осуждают его, в семье настоящая трагедия. Разрыв с Вероникой Тушновой был предопределен и неизбежен.

«Неразрешимого не разрешить, неисцелимого не исцелить...». А исцелиться от своей любви, судя по ее стихам, Вероника Тушнова могла только собственной смертью. Когда Вероника лежала в больнице в онкологическом отделении, Александр Яшин навещал ее. Марк Соболь, долгие годы друживший с Вероникой, стал невольным свидетелем одного из таких посещений: «Я, придя к ней в палату, постарался её развеселить. Она возмутилась: не надо! Ей давали злые антибиотики, стягивающие губы, ей было больно улыбаться. Выглядела она предельно худо. Неузнаваемо. А потом пришёл — он! Вероника скомандовала нам отвернуться к стене, пока она оденется. Вскоре тихо окликнула: «Мальчики…». Я обернулся – и обомлел. Перед нами стояла красавица! Не побоюсь этого слова, ибо сказано точно. Улыбающаяся, с пылающими щеками, никаких хворей вовеки не знавшая молодая красавица. И тут я с особой силой ощутил, что всё, написанное ею, — правда. Абсолютная и неопровержимая правда. Наверное, именно это называется поэзией…»
http://s1.uploads.ru/i/k9hSO.jpg

см. далее...

***

Застегивая халат, она вышла из аппаратной. Придет? Придет ли он сегодня? «Он мне и воздух, он мне и небо, все без него бездыханно и немо...» Тошнотворный рентгеновский воздух с трупным сладковатым привкусом распространялся по центральному проходу. Больные онкологического отделения нехотя принимали процедуры.
Она умирала, в этом не было сомнений. Годы учебы в медицинском не прошли даром — она могла поставить себе диагноз без посторонней помощи. Сколько осталось? Полгода? Месяц? Сто часов?..
Вчера ребята привезли из типографии сигнальный экземпляр ее сборника «Сто часов счастья». Спешили, знали, что умирает. Успели, порадовали напоследок. «Сто часов счастья, чистейшего, без обмана. Сто часов счастья! Разве этого мало?» Она попыталась улыбнуться, но тяжелые лекарства, стягивающие губы, причиняли боль.
Придет? Придет ли он сегодня?

    Не отрекаются любя.
    Ведь жизнь кончается не завтра.
    Я перестану ждать тебя,
    а ты придешь совсем внезапно.
    А ты придешь, когда темно,
    когда в стекло ударит вьюга,
    когда припомнишь, как давно
    не согревали мы друг друга.
    И так захочешь теплоты,
    не полюбившейся когда-то,
    что переждать не сможешь ты
    трех человек у автомата.
    И будет, как назло, ползти
    трамвай, метро, не знаю что там.
    И вьюга заметет пути
    на дальних подступах к воротам...
    (В.Т.)

***

Он спешил к своей «восточной красавице» в больницу. Не так давно порвав с ней, знал ли он тогда, что возьмет ее в свои клешни тяжелая болезнь? Теперь он не имел права ее бросить. Ведь не отреклась же она, когда его буквально травили за рассказ «Рычаги» — вся партийная и газетная рать поднялась. Наоборот, именно тогда они по-настоящему сблизились. Встречались тайно, в гостиницах, на природе за городом. Он женат и, конечно, не бросит семью. «Стоит между нами не море большое — горькое горе, сердце чужое...» — напишет она.
Он просил ее не афишировать чувства — она не отказывала. Он просил ее лгать — она выказывала на людях ложное к нему равнодушие. Он просил ее выходить из электрички за две-три остановки, чтобы их не видели вместе, — она повиновалась:

    В чем отказала я тебе, скажи?
    Ты целовать просил — я целовала.
    Ты лгать просил, — как помнишь, и во лжи
    ни разу я тебе не отказала.
    Всегда была такая, как хотел:
    хотел — смеялась, а хотел — молчала...
    Но гибкости душевной есть предел,
    и есть конец у каждого начала.
    Меня одну во всех грехах виня,
    все обсудив и все обдумав трезво,
    желаешь ты, чтоб не было меня...
    Не беспокойся — я уже исчезла.
    (В.Т.)

Она подошла к больничному окну. Пусть придет! Пусть обманывает, пусть лицемерит, лишь бы пришел. «Без обещаний жизнь печальней дождливой ночи без огня. Так не жалей же обещаний, не бойся огорчить меня».
На ее смуглом лице загорелся румянец: кажется, у ворот появился его силуэт. Нет, обозналась. Наваждение какое-то...
Но как он мог от нее отречься? Любя, не отрекаются. Она села на кровать и прикрыла глаза ладонями. А любил ли он?..

    Не добычею, не наградою, —
    была находкой простою.
    Оттого, наверно, не радую,
    потому ничего не стою.
    Только жизнь у меня короткая,
    только твердо и горько верю:
    не любил ты свою находку —
    полюбишь потерю...
    (В.Т.)

Нет, он не должен видеть ее такой. Пусть запомнит ее не больной, красивой.

    Биенье сердца моего,
    тепло доверчивого тела...
    Как мало взял ты из того,
    что я отдать тебе хотела...
    (В.Т.)

[/spoiler]

+1

6

Часть 5.
http://s1.uploads.ru/i/DFbfy.jpg
Вероника Тушнова         Александр Яшин

***

«Потери сердца людям не видны». Не отрекался он от нее. Но эти сплетни, пересуды. Да и семья его — в чем виновата? Шутка ли — семеро детей.
А теперь она запретила пускать его к себе в палату. Разве так можно...

   

см. далее.

Мечтал один остаться. И остался.
    Живу один. Чего желать теперь?
    Справляй победу, не считай потерь...
    Но где же все, чего я добивался?
    Опять ко мне никто не постучался,
    за целый день никто не постучался!
    Никто! Никак! Хотя б не в душу — в дверь...
    (А.Я.)

    ***

    Она умерла 7 июля, ей едва исполнилось 50.
    Попросила пред смертью:

        Я стою у открытой двери,
        я прощаюсь, я ухожу.
        Ни во что уже не поверю, —
        все равно напиши, прошу!
        Чтоб не мучиться поздней жалостью,
        от которой спасенья нет,
        напиши мне письмо, пожалуйста,
        вперед на тысячу лет.
        Не на будущее, так за прошлое,
        за упокой души,
        напиши обо мне хорошее.
        Я уже умерла. Напиши!
        (В.Т.)

        ***

        Думалось, всё навечно,
        как воздух, вода, свет:
        веры ее беспечной,
        силы ее сердечной
        хватит на сотню лет.
        Вот прикажу — и явится,
        ночь или день — не в счет,
        из-под земли явится,
        с горем любым справится,
        море переплывет.
        Надо — пройдет по пояс
        в звездном сухом снегу,
        через тайгу на полюс,
        в льды, через «не могу».
        Будет дежурить, коль надо,
        месяц в ногах без сна,
        только бы — рядом, рядом,
        радуясь, что нужна.
        Думалось да казалось...
        Как ты меня подвела!
        Вдруг навсегда ушла —
        с властью не посчиталась,
        что мне сама дала.
        С горем не в силах справиться,
        в голос реву, зову.
        Нет, ничего не поправится:
        из-под земли не явится,
        разве что не наяву.
        Так и живу. Живу?
        (А.Я.)

    ***

Яшин, потрясенный смертью Тушновой, опубликовал в «Литературной газете» некролог и посвятил ей стихи — свое запоздалое прозрение, исполненное болью потери. В начале 60-х на Бобришном Угоре, вблизи родной деревни Блудново (Вологодская область), Александр Яшин построил себе дом, куда приезжал для работы, переживал тяжелые моменты. Через три года после смерти Вероники, 11 июня 1968-го, умер и он. И тоже от онкологического заболевания. На Угоре, согласно завещанию, его и похоронили. Яшину было всего пятьдесят пять лет.

    Мистика какая-то! У него тот же самый диагноз — рак.

        О, как мне будет трудно умирать,
        на полном вдохе оборвать дыханье!
        Не уходить жалею — покидать,
        боюсь не встреч возможных — расставанья.
        Несжатым клином жизнь лежит у ног.
        Мне никогда земля не будет пухом:
        ничьей любви до срока не сберег
        и на страданья отзывался глухо.
        Ни одного не завершил пути.
        Как незаметно наступила осень!
        Летит листва. Куда уж там летит —
        ее по свету шалый ветер носит.
        Потери сердца людям не видны,
        а радости стучатся в дверь все реже.
        Ни от своей, ни от чужой вины
        не отрекаюсь, а долги всё те же.
        Сбылось ли что? Куда себя девать
        от желчи сожаленья и упреков?
        О, как мне будет трудно умирать!
        И никаких нельзя извлечь уроков...
        (А.Я.)

http://s1.uploads.ru/i/VwNB1.jpg

    Он пережил ее всего на три года. Еще через три года в одном из домов по улице, названной в его честь, погибнет его лучший ученик — Николай Рубцов...

***
Она называла свое чувство "бурей, с которой никак не справлюсь" и доверяла малейшие его оттенки и переливы своим стихам, как дневниковым строчкам. Те, кто прочел (изданные уже после смерти поэтессы, в 1969 году!) стихотворения, навеянные этим глубоким и на удивление нежным чувством, не могли избавиться от ощущения, что у них на ладони лежит "пульсирующее и окровавленное сердце, нежное, трепещет в руке и своим теплом пытается согреть ладони": Лучшего сравнения нельзя и придумать. Может быть поэтому поэзия Тушновой до сих пор жива, книги переиздаются, помещаются в интернет - сайты и легких, как крылья бабочки, строчек Тушновой, кстати, созданных "в крайнем страдании и острейшем счастье", (И. Снегова) знают больше, чем подробности ее сложной, трагической почти, биографии: Впрочем, таковы Судьбы практически всех истинных Поэтов, на это сетовать грех.

http://s1.uploads.ru/i/LwSeX.jpg

0

7

часть 6.

0

8

Удивительная женщина! На фото она всегда разная...не могу собрать ее целиком для себя.Я не поклонник поэзии,но ее имя от чего то у меня на слуху.Не знала,что "Не отрекаются любя..."ее стихи.Еще у Алки есть песня "Сто часов счастья"...

0

9

Таша написал(а):

Не знала,что "Не отрекаются любя..."ее стихи.Еще у Алки есть песня "Сто часов счастья"...

И ещё: А ЗНАЕШЬ, ВСЁ ЕЩЁ БУДЕТ... Это тоже её...
Я не могу выкладывать её стихи... Очень трудно к ним подобрать картинки... Да и выложить их, если люди не знают её истории... Теперь, возможно, попробую...

0

10

Элечка, спасибо за  пост... Читала и плакала... Вот уж поистине... Не отрекаются любя...Как тут в мистику не верить....

0

11

Irina написал(а):

Элечка, спасибо за  пост... Читала и плакала... Вот уж поистине... Не отрекаются любя...Как тут в мистику не верить....

Ирочка) Я очень рада, что тебе понравилась эта подборка... Мне оченьнравится Вераника Тушнова, и я просто очень хотела поделиться тем, что мне дорого... Это-единственное, что я могу сделать для неё...Теперь можно будет выкладывать её стихи... Люди будут глубже понимать, о чм они и кто их автор...
Приноси и ты, если есть что-то про тех, кто дорог. Не казённые сводки биографий , а воспоминания друзей и близких людей, единомышленников греют душу .

0

12

ТИГРА написал(а):

И ещё: А ЗНАЕШЬ, ВСЁ ЕЩЁ БУДЕТ... Это тоже её...

Я тоже не знала этого....Эля,правильно,что веточку такую открыли,иначе бы я не узнала бы так много об этой поэтессе.....вот сейчас совершенно по другому ее имя для меня звучит.....и наверно песни тоже по другому восприниматься будут.....

0

13

Маруся написал(а):

Я тоже не знала этого....Эля,правильно,что веточку такую открыли,иначе бы я не узнала бы так много об этой поэтессе.....вот сейчас совершенно по другому ее имя для меня звучит.....и наверно песни тоже по другому восприниматься будут.....

Вот по этому я и не могла её стихов выкладывать... Для меня это, будто личное... Мне было бы обидно, если бы люди не поняли...
Так что если ты тоже захочешь рассказать о ком-то, поделиться, то... Это будет замечательно!

0

14

ТИГРА написал(а):

Так что если ты тоже захочешь рассказать о ком-то, поделиться, то...

К сожалению,Эля,к великому моему сожалению........вот ведь я серость.....такая,млин,приземленная....даже стыдно как-то,когда начинаю понимать,что ни-че-го-шень-ки не знаю....... :dontknow:

0

15

Маруся написал(а):

К сожалению,Эля,к великому моему сожалению........вот ведь я серость.....такая,млин,приземленная....даже стыдно как-то,когда начинаю понимать,что ни-че-го-шень-ки не знаю....... :dontknow:

Марин... Вот я про Тушнову совсем ничего не знала: Лет 30 назад мне в руки на один вечер попал сборничек её стихов СТО ЧАСОВ СЧАСТЬЯ... Я всю ночь переписывала... Но там если писать-то нужно было писать всё... Меня очень заинтересовала и никогда не отпускала мысль: что заставило этого человека ТАК писать?... Это не просто стишки под настроение... Что за судьба у этой женщины?...  Почти ничего не находила... Но вот,  с появлением инета, появилась возможность узнавать не только сухие факты: где женился, где родился, крестился, но и вот  на такие воспоминания напасть можно... Таким образом я узнала и о других, тоже дорогих, для меня, людях... О тех, о ком я бы рассказала, поделилась и с другими...

0

16

ТИГРА написал(а):

О тех, о ком я бы рассказала, поделилась и с другими...

Эля ты пиши,с удовольствием буду тоже узнавать об этих людях

0

17

Маруся написал(а):

Я тоже не знала этого....Эля,правильно,что веточку такую открыли,иначе бы я не узнала бы так много об этой поэтессе.....вот сейчас совершенно по другому ее имя для меня звучит..

а меня даже больше не стихи взволновали, а ее судьба и история ее любви ....
Такие сильные чувства и понимание того, что ты никогда не будешь рядом с любимым человеком .... своего рода обреченность и трагический финал по сути неизбежен, но короткие мгновение счастья, наверное стоили того ....
Только такая буря эмоций могла вылиться по итогу в великолепные стихи, они были выстраданы, шли из души, от сердца ....по сути ее стихи это плоды ее любви к одному человеку .... как все....

+1

18

Okmuf написал(а):

Только такая буря эмоций могла вылиться по итогу в великолепные стихи, они были выстраданы, шли из души, от сердца .

Мне всегда было интересно: ЧТО за человек смог написать такое? ЧТО его могло заставить или сподвигнуть сделать это?...

0

19

ТИГРА написал(а):

Мне всегда было интересно: ЧТО за человек смог написать такое? ЧТО его могло заставить или сподвигнуть сделать это?...

согласна с тобой, меня тоже в первую очередь всегда ЛИЧНОСТЬ интересует....

0

20

Okmuf написал(а):

меня тоже в первую очередь всегда ЛИЧНОСТЬ интересует....

Вез разницы,как мы узнали о том или ином человеке:познакомившись с творчеством или услышав о необыкновенной судьбе.....Заинтересовавшись  таким образом ищем информацию,пытаемся впитать все это в себя......Вот Эля(я не знала об этом до последнего времени) с Владом была знакома еще до его ,такскать,"звездности",тем не менее ее заинтересовал этот человек и она стала ДД смотреть в надежде узнать о нем по-больше.....

0

21

Я, кстати: уже начинаю выкладывать её стихи...

0

22

ТИГРА написал(а):

. Вот я про Тушнову совсем ничего не знала

Элюнчик,ты молодец,что написала про Веронику Тушнову.Мне в свое время папа привез этот сборник стихов "Сто часов счастья" из Питера (тогда был Ленинград).И подарил мне на семнадцать лет.Это у меня была настольная книга.Умничка она,такие хорошие у нее стихи.

0

23

TamaraKo написал(а):

Мне в свое время папа привез этот сборник стихов "Сто часов счастья" из Питера (тогда был Ленинград).И подарил мне на семнадцать лет.Это у меня была настольная книга.

Томочка!) Мне эта книжка всего на один вечер досталась... Я всю ночь переписывала из неё всё, что только смогла... Как сейчас это помню...)  Ну там очень трудно было выбирать: если переписывать-это писать нужно было всё подряд...
Сейчас мне муж подарил книгу НЕ ОТРЕКАЮТСЯ ЛЮБЯ... Там собраны ВСЕ её сборники, в том числе и этот...

0

24

http://s1.uploads.ru/T1nFC.jpg

ЯНКА

Янка. Именно так называли её мои знакомые в разных кругах... Я тогда не знала, кто такая эта девочка... Думала, что просто знакомая или знакомая моих знакомых... Такая общительная... О ней всегда говорили с теплом, как-то по-свойски: Как там Янка?... Что у Янки?... Что слышно про Янку?...
В то время с инетом было плохо, а точнее никак. Это только сейчас я совершенно случайно наткнувшись в сети на разную информацию, узнала её настоящую фамилию... Дягилева Яна.
Я даже и представить себе не могла, что она величина такого масштаба...
Я выложу кое какие материалы. Но биографию всю можно и не читать...Это для тех, кого особо заинтересует. Ролик включает в себя вкраце всё, что там описано.
Стихи и тексты песен-только часть. Если кто-то захочет прочитать полностью, обратитесь ко мне, я дам ссылку на сайт.

0

25

Детство и школьные годы (1966-1983)

Яна Станиславовна Дягилева, известная всем больше как Янка, родилась в Новосибирске 4 сентября 1966 года. Родилась в простой семье с достатком ниже среднего.

см. далее...

Отец, Станислав Иванович, по профессии теплоэнергетик, а мать, Галина Дементьевна – инженер промышленной вентиляции. В Янке смешались три национальности: 3/4 русской, по 1/8 украинской и чешской крови. Семья жила в центре города в деревянном одноэтажном доме без элементарных удобств (занимая его часть) по адресу Ядринцевская, 61. Район был не слишком благополучный, и маленькой Яне часто приходилось стоять за себя. Дом остался от родителей Галины Дементьевны. Когда Яне было 2 года, от рака поджелудочной железы умерла бабушка, а спустя еще 2 года и дед. Янка росла болезненной девочкой, и родители решили укрепить здоровье дочери спортом. Девочка имела врожденную патологию, стопы были чуть-чуть вывернуты и задевали друг о друга, но несмотря на это, Яна самостоятельно записалась в конькобежную секцию, занималась бегом на коньках, в чем проявляла большое усердие и честолюбие, добилась заметных успехов. Потом занималась плаванием, тоже недолго.

В детстве Янка была в основном тихим, домашним ребенком, любила находиться в одиночестве, проводя свободное время наедине с книгами. «Янка очень любила маму, Ее мама, Галина Алексеевна (здесь пожилая учительница ошиблась в отчестве), часто приходила ко мне и рассказывала про Яну. Она была очень дружна с мамой, очень доверчива поначалу. Яна была домашним, но в то же время очень закрытым ребенком. Она была ласковая с мамой, часто сидела с ней в  обнимку на крылечке, целовалась, ласкалась. Для Яны это неожиданно, с нашей точки зрения, потому что она была еще и немножко колючим человеком» (классная руководительница З.С.). Янка поступила в школу номер 42, одну из самых престижных и поныне. «В начальных классах Янка была смешной неуклюжей девчонкой, вся в конопушках, носила длинные рыжие косички, закрученные в каральки, была как все, ничем не выделялась, была тихой и спокойной.» (Елена  Карпова, одноклассница).

В школе училась посредственно, хотя учителя всегда называли ее способной девочкой и говорили, что Яна могла бы учиться лучше. Очень не любила точные науки, по алгебре, химии, физике имела стабильные «тройки», в то же время проявляла явную склонность к гуманитарным предметам, к литературе, по ним получала «пятерки». Много читала – «Круг интересов у Яны был, я бы сказал, очень интересный: это всё великие, это – Цветаева, Ахматова, Николай Гумилёв, Платонов – вот такой уровень чтения» (С. И. Дягилев). Одноклассники  и учительница литературы вспоминают, что Янка всегда писала интересные сочинения, творчески подходила к таким заданиям. Высказывала неожиданные суждения. А потом твердо отстаивала свою позицию в спорах с учителем.

0

26

Из музыки очень любила творчество Высоцкого. Родители отдали Яну в музыкальную школу. Занималась в музыкальной школе по классу фортепиано она неохотно, и учеба не задавалась.

см. далее...

Видя это ее учитель музыки пришел к ней домой в ее отсутствие и попросил родителей чтобы они перестали «мучить» ребенка. Янка после этого сама начала играть. Освоила игру двумя руками, и любила время от времени посидеть, поиграть для себя и друзей. После появилось желание освоить гитару, что Янка и сделала, занимаясь в кружке при клубе Жиркомбината.

Уже в школьные годы она писала стихи, которые, вероятно, не сохранились. Подруга, Анна Волкова (Нюра, Нюрыч, очень близкая подруга Янки), рассказывает, что Янка читала ей одно стихотворение, написанное в первом классе. Там было всего 4 строчки, и одна из них – «Тени деревьев смотрят на север». Подруга Ж.Ч. вспоминает, что многие видели у Янки тетрадку со стихами. Иногда она читала что-то оттуда особо близким подругам. Примерно тогда же начала сочинять и песни, но никогда не пела их открыто.

Волей случая Янка попала в «А» класс, в то время классы с буквой "А" негласно считались престижными. Получилось так, что девочка из  небогатой семьи оказалась в окружении обеспеченных сверстников. В средних классах стали проявляться комплексы. Тем не менее, Янка всегда ходила в том, в чем могла себе позволить и никогда не старалась угнаться за модными одноклассницами. Что не мешало ей иметь подруг и часто быть душой компании. Внешность ее не волновала, лишь в старших классах она иногда стала краситься, делать женственные прически, целенаправленно похудела. «Она тогда стала одеваться более элегантно. Носила какие-то яркие кофточки.» (одноклассница Р.В.). А до этого была толстой неуклюжей девчонкой, нарочито грубой и нахальной, хотя внутренне была тонким и ранимым человеком, справедливым и деликатным. «Янка повзрослела очень рано. Казалось, она всегда была угрюмая. На самом деле она просто уходила в себя, жила своим миром. Она раскрывалась лишь в своем тесном окружении. И эту ее сторону никто не видел.» (одноклассница Елена Карпова). Вообще многие говорят о ее двойственности, несоответствии внешнего и внутреннего облика, который могли разглядеть лишь самые близкие люди.

Именно интерес к музыке привел к тому, что скромная и малообщительная Янка  преображалась, когда в руки попадала гитара. А возила она за собой ее повсюду. Пела и в компаниях, и на праздниках, и просто так. Участвовала в школьной самодеятельности, причем, песни выбирала порой необычные для типичного концерта в советской школе, на стихи малоизвестных поэтов, лиричные, а как-то на классном вечере спела песню на свои стихи... Играла в школьных спектаклях. В старших классах  увлекалась астрологией. В 1983 году Яна закончила школу.

Студенческие годы. Начало собственного творчества     (1984-1986)

Родители хотели, чтобы после окончания школы Яна поступила в Кемеровский Институт Культуры, но в силу разных причин это не сложилось (в частности, тяжело болела мать Яны), и в 1984 году Янка почему-то поступила в Новосибирский Институт Инженеров Водного Транспорта (профилирующийся на строительстве объектов водоснабжения). Учеба не вызывала интереса, и подходила к ней Яна формально. Зато стала членом ансамбля политической песни АМИГО. С этим ансамблем она объездила с концертами всю область. Это был ее первый концертный опыт, ансамбль был довольно известным, его даже снимали для газеты. Песни пелись в основном на английском, которым Янка неплохо владела. Увлечения той поры – английская поэзия, гитара, песни БГ и Бичевской. Первые известные стихи Янки датируются 1985-м годом. Примерно тогда же Янка знакомится с Ириной Летяевой, «рок-мамой». Ирина была активным рок-деятелем, менеджером нескольких групп, организовывала у себя квартирники известных рок-музыкантов. Одним словом, координировала всю рокерскую деятельность в Новосибирске. В ее квартире не было замка, люди приходили и оставались жить месяцами, здесь же останавливались, приезжая на гастроли, и известные музыканты – Гребенщиков, Шевчук, Кинчев, Майк, Башлачев… В декабре 1985-го на одном из таких квартирников Янка познакомилась с СашБашем. Саша сразу произвел на нее сильное впечатление, оказавшее огромное влияние на дальнейший путь Янки. С этого времени по сути и началась Янка такая, какой мы ее знаем.
http://s1.uploads.ru/FvYuk.jpg

На втором курсе, в первой половине 1986 года Янка бросает институт. Поняла, что выбор ВУЗа был ошибкой. А 8 октября 1986 года после 6-летней болезни умирает от рака мать Янки. Удар этот Яна переносила долго и болезненно – мать она очень любила. В феврале следующего, 1987 года снова приехал СашБаш. Вспоминают, что как раз в это время он находился в сильной депрессии, и Янка как-то помогла ему справиться с этим состоянием. С Янкой они очень тесно дружили, общались, Саша дарил ей свои записи, черновики неисполненных песен. Уезжая, оставил Янке свои легендарные колокольчики, которые до сих пор хранятся как реликвия в семье Янки. Как-то Саша сказал отцу Янки: «Ваша дочь знает о жизни гораздо больше, чем вы можете подумать…» Станислав Иванович, как и Янка, тоже был потрясен Башлачевым, его песнями, его талантом. Видимо, после всех этих встреч и началось становление Янки как автора. Она стала гораздо серьезнее относиться к своим стихам, некоторые из них оформила в качестве песен. Отец вспоминает, что тогда она начала подолгу сидеть в своей. комнате, что-то записывая, сочиняя После этой встречи Янка забросила подруг, тусовки, сильно переменилась, – находилась в состоянии огромного потрясения.

Вообще история знакомства Янки с Башлачевым обросла массой легенд. Говорят, что они любили друг друга. Известно, что после первого знакомства Саша приезжал в Новосибирск уже специально к Янке, и задержался у нее на месяц. Тогда в ее черновиках и появилась впервые строчка: «Ты увидишь небо, я увижу землю на твоих подошвах». Однако есть серьезные расхождения во времени. Например, по другим сведениям (не подтвержденным документально), первое знакомство состоялось еще в домосковский период жизни Александра, т.е. в 1983-1984 годах. Есть свидетельства того, что они пересекались и потом – в Москве и Питере (когда Янка еще не выступала публично). Была Янка и на одном из его питерских квартирников в конце 1987-го. Но как бы там ни было, – не стоит выискивать какой-то тайный смысл в дружбе Янки с Сашей, и, тем более, исходя из этого, пытаться как-то связать их творчество. Факт знакомства этих, без сомнения, гениальных людей может представлять интерес человеческий, биографический, но для понимания песен Янки или Башлачева он не дает ничего нового.

Об истоках Янкиного творчества и о влияниях писали многие и немало. Сравнения с Дженис Джоплин, Джоан Баэз, Патти Смит, Мелани, ранней Бичевской уже набили оскомину, и, по сути, не отражают ничего. Не стоит на этом останавливаться. Разумеется, Янка была знакома с творчеством всех этих певиц; известно, например, что она очень любила Джоплин и часто пела в компаниях ее блюзы, носила значок с изображением Дженис. Но прямого влияния не заметно. Гораздо интереснее попытки академических исследований Янкиных текстов. Из них можно выделить труд Марины Кудимовой «Янка-Вопленица», где Янкино творчество привязывается к таким авторам, о которых она, впрочем, скорее всего, и не слышала; статью А. С. Мутиной «"Выше ноги от земли" или ближе к себе (о некоторых особенностях фольклоризма в творчестве Янки Дягилевой)», в которой автор сделала много правильных и интересных наблюдений, но, увы, многие выводы весьма спорны, да и исследование производит впечатление недоделанной работы; статью питерской писательницы-фантаста Елены Хаецкой «Исследование о Янке», в которой проводятся ассоциативные параллели с различными авторами, прослеживается связь с народным творчеством. Иермонах Григорий (В. М. Лурье) (Санкт-Петербург), известный также своими исследованиями русской рок-поэзии, неоднократно анализировал Янкины тексты в своих статьях. К текстам Янки обращались в своих исследованиях филологи Ю. Ю. Мезенцева (Ташкент), Ю. Доманский (Тверь), С. Свиридов (Калининград). Известная рок-журналистка и театровед Марина Тимашева неоднократно пыталась запараллелить Янкины песни с Башлачевым. Но по стихам (не по песням, т.к. стихов гораздо больше – около 80) влияния, сходства не отследить. Есть стихотворение 1987-го года, посвященное «А. Б.», есть аллитеративное «Я голову несу на пять корявых кольев», которое могло быть написано в порядке творческого соревнования или даже пародии, – но различий гораздо больше, чем сходства. Если уж на то пошло, можно притянуть за уши что угодно и к чему угодно. Но зачем?

0

27

Янка была знакома и с Дмитрием Ревякиным, даже стала соавтором текста песни «Надо Было», которая исполнялась на концертах (один из них, на 1-м Новосибирском рок-фестивале 1987 г. недавно был издан – CD «Надо Было»). Янка часто приходила на репетиции группы, и однажды, в декабре 1986 г. прямо там, на пару с подружкой Анжелой Мариной сочинили текст песни.

см. далее

Она сразу всем понравилась, песню немного подправили, и получилось то, что мы можем теперь слышать. Но дальнейшего развития этот творческий союз не получил.

  Вскоре после смерти матери подруги убеждают Янку ехать «завоевывать столицу». В Москве Яна пробыла 2 месяца. Вернулась спокойная, повеселевшая, деловая. Друзья вспоминают, что именно эта первая поездка научила ее целеустремленности и дала ей силы и умение для дальнейшей работы. Анна Волкова считает, что Янка была одним из самых настойчивых людей, которых она встречала.

Бросив ВУЗ, Янка так и не получила никакой специальности. На работу устраиваться тоже не имела желания. Можно предположить, что какое-то время работала уборщицей, о чем свидетельствует текст песни "Полкоролевства". Также один из музыкантов певицы Пелагеи вспоминает, что они с друзьями жили в частном доме под Новосибирском, а Янка подрабатывала у них стиркой белья. Но все это было эпизодически, надолго Янка нигде не задерживалась. «Мне не нужны деньги», – объясняла она. Рассказывают, что она часто отказывалась от платы за квартирники даже когда стала знаменитой. А тогда, в 80-е, Янка с Ирой Летяевой жили на 40 копеек в день, питаясь в городских столовых, где гарниры и салаты стоили 5 копеек. Общение с энергичной, заводной Ирой сильно поддержало Янку в непростой период после смерти матери. В это время она часто находилась в плохом настроении, испытывала депрессию.

Постепенно Янка начала исполнять свои песни для публики. Происходило это в основном в Академгородке, в молодежном клубе, который организовала некая энтузиастка. Один раз, заинтересовавшись, чем живет его дочь, на таком концерте, несмотря на Янкины протесты, побывал и ее папа. И после этого понял, что это – настоящее. Увидел по реакции зрителей, по атмосфере в зале. Не поиск себя, не метания молодости, но серьезно и надолго.

К сожалению, концертов в родном городе у Янки было очень мало – несколько раз в Академгородке, да выступление в сборном поминальнике Селиванова в июне 1989-го.

http://s1.uploads.ru/fWi0c.jpg

Начало активной творческой деятельности

(1987-1988)

С Егором Летовым Янка встретилась впервые в апреле 1987 года на I Новосибирском рок-фестивале, проходившем в ДК Чкалова. Летов играл на ударных в составе группы ПИК КЛАКСОН. В гримерке внимание Янки привлек скромный молодой парнишка интеллигентного вида в нелепых очках. Там же она познакомилась со своей будущей подругой Юлией Шерстобитовой из Томска. Сразу после этого фестиваля, ставшего переломным в жизни Янки, Вадим «Черный Лукич» Кузьмин, Янка, Ира Летяева, Константин Рублев, Евгений Данилов и другие новосибирцы поехали в Омск, где Янка знакомится с товарищами Егора по группе ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА и другими омскими рокерами. Янке хватило недели, чтобы безоглядно влюбиться в Егора и остаться с ним на полтора года.

В июне в Омск к Егору Летову в гости приехала Юля Шерстобитова с подругой Леной. Янка уже жила тогда с Егором. Там Юля и Янка познакомились поближе. Потом Юля уехала в Кемерово – писать диплом в художественном училище. Приезжала к ней и Янка. В июле заехал Егор, и они с Янкой вернулись в Омск. А в июле Егор, Янка и Юля встретились в Москве. Там 1-13.09.1987 г. в ДК им. В.В. Талалихина проходил знаменитый Подольский рок-фестиваль. Ник, Егор, Янка и другие сибиряки должны были там выступать, но в последний момент их «зарубили» – выступления не состоялись. После фестиваля Егор с Янкой некоторое время жили в подмосковных Люберцах у Сергея, старшего брата Егора. Сергей вспоминал впоследствии, что Янка с первого взгляда ему не понравилась - полная, неуклюжая, неженственная. О том, что она пишет песни, Сергей тогда еще не знал, для него она была просто девушкой Егора.
http://s1.uploads.ru/xVS14.jpg

В нашей стране в то время было так принято, что если кто-то не устраивал «систему», то его пытались лечить. Вот и Егора объявили психически нездоровым, и он был вынужден какое-то время отсидеть в психиатрической лечебнице. После освобождения, Летову надлежало периодически приходить и отмечаться. Как-то придя в больницу с Янкой, он пошел ко врачу отмечаться, а девушку оставил в коридоре. Врач осмотрел Егора, попросил его подождать и вышел. Тут сыграло шестое чувство, Летов выбежал из кабинета и сказал Янке: «Собираемся, уходим.», а в этот момент, по другой лестнице уже поднимались люди в форме… Имея 40 рублей в кармане ребята вдвоем отправились подальше из Омска. Все лето и осень этого года Янка путешествовала по стране автостопом вместе с Егором Летовым, скрывавшимся от преследования властей:

«Мы были в «бегах» до декабря 1987 года, объездили всю страну, жили среди хиппи, пели песни на дорогах, питались, чем Бог послал, на базарах воровали продукты. Так что опыт бродячей жизни я поимел во всей красе. Где мы только ни жили – в подвалах, в заброшенных вагонах, на чердаках...» (из воспоминаний Егора Летова).

В июле Янка, Егор и Вадим Кузьмин впервые посетили Киев, где в течение двух недель жили у Олега Древаля.

  В августе 1987 года состоялся фестиваль "Рок-панорама" в Доме Культуры Строителей в Симферополе. Фестиваль был масштабным и долгим (длился две недели) – на нем выступали Цой, Шевчук, Мамонов, ТЕЛЕВИЗОР и другие известные музыканты. Янка и Егор там не выступали, но присутствовали. Воспоминания одного из зрителей:

"...В первую неделю выступали Шевчук, Мамонов. Я приехал на вторую, тогда были ТЕЛЕВИЗОР, ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, Цой с Каспаряном. То что мы Дягилеву с Летовым видели, это стопудофф - тусовка неогромная была. Запомнилось вот что - моросил дождик, и все попрятались под козырьком кассы, пиплы сидели в сторонке и молодой волосатик играл на деревянной флейте "Боже, Царя храни". Старшие били ему подзатыльники и приговаривали:"Джа, не лажай". Только после смерти Летова узнал, что Джа, это он. Вот такая, хрю, молодость."
Группа знакомится с Романом Неумоевым (ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ), который приглашает их посетить Тюмень. Летов был там с Ю. Шерстобитовой (но без Янки) в конце сентября 1987 г., где записывал КАРМУ ИЛЬИЧА, а Янка впервые появится в Тюмени лишь спустя год. В Симферополе же познакомились с Ником Рок-н-Роллом, ставшим впоследствии одним из ближайших Янкиных друзей.

  Из Симферополя на обратном пути Летов и Янка еще раз побывали у О. Древаля в Киеве и поехали в Ленинград, где встретились с Ю. Шерстобитовой и провели там втроем около трех недель.

  Свердловск, Ленинград, Прибалтика, Коктебель, Симферополь, Омск, Новосибирск… При любых возможностях давали концерты. В отличие от скромной, не очень уверенной в себе Янки, Егор всегда считал, что любое творчество должно быть обнародовано, записывал бесчисленное количество альбомов и бутлегов, включая в них все, даже неудачные свои творения. Дошло до того, что в дискографии путаются теперь даже искушенные поклонники Летова (разбиение альбомов, перетасовка песен, сборные альбомы из фрагментов разных записей, альбомы с одинаковыми названиями только увеличили путаницу). Одержимый собственной популярностью в неформальных кругах, уверенностью в своей гениальности, Егор пытается расшевелить и Янку, вытащить ее на публику, убеждает в необходимости петь свои песни людям.

Выступая на квартирниках, тусовках, Янка видит, что ее песни действительно находят живой отклик у слушателей, нравятся людям. Приходит уверенность в собственных силах. В период 1987-1988 гг. Янкой написано больше всего из известных стихов и песен. Янка мечтает о создании собственной группы. Но, за неимением таковой, в 1987-м же году предпринимает попытку стать басисткой ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ. Что-то не сложилось. Наверное, к лучшему. Похоже, что в этом качестве Янка так ни разу и не выступила, – все осталось на уровне прожектов и репетиций. Однако Янка и Егор вместе выступают, играют квартирные концерты, вместе записываются. Впрочем, участие Янки в Егоровых альбомах не было равноправным. Непонятно, зачем было так упорно впихивать ее в свои проекты в качестве прослойки между песнями. В итоге Янкина деятельность того периода (да зачастую такое случалось и позже) ограничилась лишь незначительными вкраплениями в альбомы ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ и КОММУНИЗМА: стишок в «Тоталитаризме», песенка «Печаль Моя Светла» в «Некрофилии» (при переиздании Летов почему-то выкинул Янкину песню из альбома, вернув ее на место лишь в самом последнем переиздании 2007 года на лейбле "Выргород"), каверы советских песен – «Ничего Не Вижу», «Белый Свет», подпевки, металлофон, «Нюркина Песня» в одном из альбомов КОММУНИЗМА. Одну написали вдвоем («В Каждом Доме»), одну вдвоем спели («Деклассированным Элементам»).

6 был дочерним проектом Егора Летова, чисто студийным коллективом, состоявшим из музыкантов ОБОРОНЫ и некоторых других сибирских панк-групп. В период с 1988 по 1990 гг. группой было записано около 10 альбомов, и в нескольких Янка поет свои и чужие песни, подыгрывает на металлофоне, подпевает Егору. Некоторые песни вошли в сборник из 4 частей лучших песен КОММУНИЗМА («ХОР-рекордс», 1996 - на кассетах, 2000 - на аудио-CD), «Нюркина Песня» – в альбом «Стыд И Срам», еще кое-что – в сборники «Я Оставляю Еще Пол-Королевства» (1992) и использовано Джулианом (группа ДАР, Москва) для сборника ремиксов «Столетний Дождь» (1993). Остальное существует в виде любительских записей; некоторые альбомы в настоящее время издаются на лейбле «Выргород», другие выпустил "ХОР-рекордс".

0

28

Но гораздо сильнее проявилось неравноправие в том, что Летов фактически диктовал Янке, как ей писать ее альбомы, – делал и записывал он их исключительно на свое разумение.

см. далее...

Обо всем этом очень хорошо сказал Черный Лукич:

«Вообще «музыкальные» отношения у Янки с Егором были довольно понятные: ну с кем же Игорь Федорович равноправно в музыке общается! Это, по-моему, заметно вообще во всех проектах, где он принимает участие: его только пусти в группу – хоть кем, хоть барабанщиком, хоть флейтистом – это в итоге получится ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА».

Трудно сказать, устраивало это именно Янку или нет, но в действительности Летов ей много дал, – вывел на сцену, помог обрести уверенность в себе, научил работать в студии. Вполне понятно, что довольно неуверенная в себе Янка прислушивалась к советам более опытного, да к тому же и уважаемого ею человека. Жаль только, что она так и не успела почти ничего записать самостоятельно, уже обретя какой-то опыт, – все ее альбомы и многие концерты были сделаны с участием Егора или других участников ОБОРОНЫ и несут на себе печать этого звучания.

Летов был диктатором не только в творчестве, но и в быту, в семейной жизни. Мог устроить Янке скандал за то, что она не в тот момент вышла из комнаты, или после концерта при всех ее отругать. Несмотря на то, что Янка в глубине души не принимала многих летовских взглядов, она даже себе в этом не признавалась, и всеми силами пыталась дотянуться до уровня своего избранника. Если Егор сказал, что песня плохая – Янка прислушивалась к его мнению и старалась оттачивать свои тексты и аранжировки в соответствии с представлениями Летова о музыке. Нередко, правда, сопротивлялась, спорила, но в итоге все равно уступала. Наверное, уступить было проще, чем тратить душевные силы на споры с Егором.

К концу лета Янка и Егор возвращаются в Москву, а в начале сентября приезжают в Питер. Примерно спустя неделю состоялся организованный Сергеем Фирсовым квартирник Башлачева. Яна обрадовалась возможности встретиться с Сашей, но тому, похоже, тогда уже ничего было не нужно. В телефонном разговоре он не проявил никакого интереса к ее приезду, что расстроило Янку: она приняла его нежелание общаться на свой личный счет. В отличие от Яны, Егор, знавший о СашБаше в основном по ее восхищенным отзывам, увидел тогда его в первый раз. И в последний. Концерт был очень неудачный, – СашБаш тогда находился в депрессии, играл мало и неэнергично. Все это произвело на Яну очень гнетущее впечатление. После этого концерта она за несколько часов написала 8 песен – известнейших вещей, вошедших впоследствии в альбомы «Не Положено» и «Деклассированным Элементам».

  Затем Летов и Шерстобитова уехали в Тюмень, где в конце сентября 1987 г. состоялась запись ИНСТРУКЦИИ ПО ОБОРОНЕ "Карма Ильича", а затем в Омск, где в октябре, вернувшись из Ленинграда, к ним присоединилась Янка, в октябре 1987 г. ею были написаны несколько стихов, а также песня "Декорации". В октябре-декабре 1987 г. они неразлучно жили втроём в Омске у Летова и его матери. В начале декабря 1987 г. Летов, по-видимому, выезжал в Свердловск на панк-фестиваль, и они на некоторое время расстались, Шерстобитова уехала в Томск, чуть позже Янка уехала в Новосибирск, чтобы в конце декабря 1987 г. вновь собраться в Омске у Летова. К ним присоединился ещё Дима Кузьмин с женой и был записан КВАРТИРНИК У ЕГОРА "Кончились Патроны. Концерт в Омске". Перед записью квартирника Егор делал саундчек, записывая его на свою аппаратуру. Параллельно запись вела и Юля Шерстобитова на портативный японский магнитофон. Эта запись сохранилась, и уникальна тем, что зафиксировала единственный случай совместного исполнения Егором и Янкой песни "В каждом доме" (как известно, студийных и концертных записей подобного рода не существует). А незадолго до того, 9 декабря 1987 г., дома у Манагера, Юля записала Янкины песни на тот же портативный магнитофон. Вероятно, это была первая запись Янки. Она до сих пор хранится у Юли, была обнародована 9 мая 2010 г. На следующий день Янка уехала в Новосибирск, где встречала на вокзале Ника Рок-н-Ролла, а уже 11.12.1987 г. он был арестован в Новосибирске и был отправлен в Симферополь на экспертизу.

В декабре Егор узнал, что розыск с него сняли, и он может вернуться домой. Поехал в Тюмень к Ромычу Неумоеву, познакомился поближе с ИНСТРУКЦИЕЙ ПО ВЫЖИВАНИЮ. Начались первые серьезные ссоры Янки с Егором. Весь конец года она беспрестанно моталась между Новорсибиском и Омском. Новый год Янка встречала у Егора в компании с Черным Лукичом и его женой Оксаной.

В начале 1988 г., опять-таки при содействии Летова, был создан проект ВЕЛИКИЕ ОКТЯБРИ (название было придумано самой Янкой в спешке, и казалось потом не вполне удачным). Отец все время очень удивлялся способности Янки «командовать» парнями. Но вообще в семье она была довольно скрытной, и о своей деятельности особо не рассказывала.

…Скрытность, но нежность и доброта – вот, пожалуй, основные Янкины черты. Она очень любила зверюшек, все время приносила в дом всякую живность, которая болела, и сама лечила. В доме часто жило одновременно по 3-4 кошки или собачки. «Вот если б можно было всем помочь!» – все время говорила Янка. Особенно любила котов, ласково их называя «котейка» (это слово часто встречается в поэзии как Янки, так и Егора). Еще она очень любила мягкие игрушки, особенно мишек (отсюда и песня Егора Летова «Плюшевый Мишутка», посвященная Янке и написанная еще при ее жизни). На день рождения Черного Лукича Янка подарила ему мягкого синего Чебурашку с красными глазами. Ее игрушки и сейчас до сих пор стоят на полке длинным рядом. При всем этом страшно боялась больших собак. «Собаки и машины – вот были два основных Страха в ее жизни», вспоминает питерская подруга Яны Марина «Федяй» Кисельникова.

Одевалась Янка просто и скромно, почти не пользовалась косметикой и парфюмерией, была весьма непритязательна в быту. Старые штаны, кожаные сапоги, 1-2 свитера, куртка-балахон – весь ее гардероб. Донашивала оставшуюся от мамы одежду. От юбок и платьев она отказалась почти сразу после школы. На наряды денег не было, да и не обращала Янка на одежду большого внимания. Зато обожала всякие хипповские штучки – бисерные и деревянные фенечки, кожаные шнурочки, хайратники, ксивники, сумочки – сама мастерила их, дарила друзьям. Прическа – всегда одна и та же: длинные распущенные волосы…
http://s1.uploads.ru/q3Xh0.jpg

Какая она была – Янка? Все вспоминают ее как человека чрезвычайно простого и приятного в общении, добрую, веселую и контактную девчонку, очень энергичную, заводную, временами немного странную, но всеми любимую. Многие знакомые считают, что она принимала наркотики. Но близкие люди говорят, что это неправда. Слухи о наркотиках, видимо, вызваны некоторой странностью в поведении Янки, манере говорить, пристрастиях, о которой вспоминают практически все, кто ее знал. Никакой заносчивости, «звездной болезни», ощущения собственной исключительности, свойственного многим рокерам. Янка была из тех людей, которым искренне рады в любой компании. В любом городе, куда бы она ни приезжала, тут же находились люди, наперебой предлагавшие ей ночлег, еду, всевозможную помощь. Янка никогда не вываливала на окружающих свои проблемы, не жаловалась. Все переживала в себе, и стандартным ответом на вопрос: «Как дела?» было: «Хорошо, нормально». Самое большее, что могла позволить себе даже с близкими друзьями – поделиться какими-то мелкими неприятностями, обидами. Наоборот, – всем помогала, поддерживала морально, умела найти нужные слова утешения для друзей. Например приехав к Ане Волковой, Янка застала ее в ужасном состоянии, депрессии, вышла покурить на лестницу, и там написала «Нюркину песню».

Несмотря на открытость и простоту, по-настоящему близких людей в ее жизни было немного, – Янка очень разборчиво и придирчиво относилась к дружбе и к выбору тех, кто был рядом с нею. Общалась только с действительно интересными ей людьми. Другие знакомства ей просто были не нужны. Иногда рвалась к людям, в компанию, иногда стремилась уединиться – все в зависимости от настроения. Тем не менее, Янка, как правило, была в центре внимания любой тусовки. Она не умела проигрывать – ни в музыке, ни в отношениях с людьми. Даже в любви она действовала по-мужски: сама завоевывала, сама бросала. Влюблялась нечасто, но крепко. Вспоминает один из новосибирских музыкантов Дмитрий Радкевич (лидер ныне распавшейся группы МАНЕКЕНЫ, одно время играл с Дмитрием Селивановым):

«Лично я не воспринимал ее как женщину, для многих мужчин она была «своим парнем», но не больше. Янка ведь как женщина была абсолютно несексуальна. Одно время слишком полная и жутко неуклюжая, – ничего не могла удержать в руках. В ее перспективе семья и материнство не рассматривались. «Хлопотно», – говорила она. Янка вообще была лишена каких-то семейных установок. Например, она никогда не отмечала день рождения, поэтому никто из нас не знал этой даты».

Впрочем, однажды, еще до знакомства с СашБашем, Янка попыталась вступить в брак. Избранником ее стал один из новосибирских музыкантов, Дима «Дименций» Митрохин. Дименций влюбился в Янку и сделал ей предложение. За 2 месяца до свадьбы Янка пришла знакомиться с его родителями. После просмотра семейного альбома заявила: «Вот это называется бытовуха, а для меня это путь на эшафот». На этом роман закончился. Некоторое время Янка и Дименций оставались близкими друзьями, но в 1988 году Дима женился на Ире Летяевой, а через год у них родился ребенок. Появились новые дела, заботы, и Митрохин постепенно отошел от Яны.

Первая Янкина акустическая запись – «Не Положено» была сделана в Омске и относится к январю 1988 г. К песням, написанным в Питере, Янка добавила пару более старых и несколько новых. Из-за краткости альбом почти не распространялся или имел хождение в качестве дописок. В 1989 году Егор Летов, не советуясь с Янкой, дополнил запись различными акустическими версиями ее песен: были использованы фирсовская "Домой" (она же впоследствии "Продано") и сессионные записи 1989 г. на ГРОБ-студии. В таком виде альбом распространялся московской студией "Колокол" и прочими студиями звукозаписи. Впрочем, Янка категорически открещивалась от этого пиратского варианта. В несколько измененном виде он был выпущен лишь после Янкиной смерти. В посмертном издании на виниле фирсовские записи, а также некоторые оригиналы были заменены на фрагменты акустической сессии весной 1988 года у В. Рожкова, добавлен фрагмент из последней Янкиной акустики в Иркутске. Альбом «Не Положено» – одна из лучших записей Янки (сам Егор не раз утверждал это в своих заметках и интервью): почти акустика, Летов только немного подыгрывал на электрогитаре, подстукивал на тарелках и бонгах. Интересно, что запись предполагалась электрической, но это организовать не удалось, – все, что записали, показалось неудачным, и Егор стер все партии кроме голоса. Впоследствии 2 песни из этого альбома Егор дополнил ударными и бас-гитарой и зачем-то включил в концертный бутлег «Инструкция По Обороне», к которому Янка никакого отношения не имела: запись была сделана осенью 1987 года в тюменском общежитии моторного завода, а Янка впервые появилась в Тюмени лишь весной 1988-го. Гораздо логичнее было бы выпустить полноценный альбом обработанных песен Янки из «Не Положено», а еще лучше – сам альбом в его аутентичном виде – с дублирующейся последней песней, разговорами перед ней... Важно заметить, что оригинальные версии "Деклассированным элементам" не вошли ни в Летовскую компиляцию 1989 года, ни в виниловое издание, ни, наконец, в бонусы к переизданным в 2007 г. альбомам Янки. Рядовому слушателю доступны только оцифровки с раритетных бобин и кассет.
http://s1.uploads.ru/oVTXt.jpg

Путешествия продолжались – из Омска Янка возвращается в Нск, а спустя несколько дней в компании Древаля, и Димы Митрохина отправляется в Юргу к Вадиму Кузьмину.

17 февраля покончил с собой Александр Башлачев. Янка поехала на похороны. С этой трагедии и началась полоса депрессии, сопровождавшая Янку до конца жизни. Уже тогда она обронила: «Это он дает мне знак, что пора уходить». Будучи скрытной, Янка редко говорила о Саше и своем знакомстве с ним, разве что иногда, с самыми близкими друзьями. Но очевидно, что общение с ним оставило сильный след в ее душе, и гибель СашБаша она переживала очень долго и тяжело. Наверняка и перемены в ее творчестве были связаны с этим событием, от которого Янка так никогда полностью и не оправилась.

Из Питера Янка с Федяем отправляются путешествовать по Прибалтике. Сначала Литва, потом Рига, оттуда Янка вернулась в Питер, а потом в Новосибирск – 14-18 апреля там проходил традиционный рок-фестиваль. Янка выступала 18 или 19 апреля. Кроме нее были, в частности, А. Струков, Р. Неумоев, Егор. Примерно в это же время, весно 1988 г. Валерием Рожковым была записана акустическая сессия Янкиных песен, часть из них вошла в пластинку "Не Положено", а полностью запись была издана бонусом к переизданиям 2007 г. После фестиваля Янка с Егором некоторое время жили в Омске, а потом Янка оправилась покорять Тюмень.

0

29

Первые публичные концерты, запись альбома

(1988)

Первое публичное Янкино выступление – на первом Фестивале Альтернативной и Леворадикальной музыки в Тюмени, в ДК Нефтяников (24-26 июня 1988 года).

см. далее...

Выступления Янки разительно отличались от выступлений других музыкантов. Если обычно выступление группы сопровождалось выкриками и шумом, то когда на сцену выходила Янка, весь зал погружался в тишину, и только после песни звучали бурные овации. По воспоминаниям Артура Струкова, «Янка пела акустику, – для нее это был дебют на сцене, после квартирников». На самом деле Янка играла хоть и без группы, но на электрогитаре, это видно на фото. К сожалению, запись этого концерта не найдена. Концерт записывался, в том числе, и на видео, но все записи, вероятно, были затерты из-за тогдашней дороговизны видеопленки. Мнение очевидца: «Уральские баллады о тусовочной жизни современной девушки хиппи. С панк-роком ничего общего не имеет». А вот характеристика Егора: «Баба – панк, к хиппизму отношения не имеет, чистый панк, агрессивный». Перед фестивалем она сильно волновалась, т.к. не могла позволить себе провала. Но был полный аншлаг. Фестиваль стал первым серьезным испытанием для Янки и подтверждением ее значимости в рок-жизни Сибири.

За две недели до фестиваля, в составе ВЕЛИКИХ ОКТЯБРЕЙ – Игоря «Джеффа» Жевтуна (гитара) и Евгения «Джексона» Кокорина (барабаны – его слабый профессиональный уровень вспоминают практически все, кто хоть раз слышал) писался тюменский бутлег «Деклассированным Элементам», – в местной «полустудии», на магнитофон «Сатурн». Судьба сжалилась над Янкой, вышло так, что эта запись, не причислявшаяся к каноническим даже самими музыкантами, оказалась лучшим электрическим студийным воплощением песен Янки. Многие недовольны звучанием альбома, техническим несовершенством, что вполне объяснимо – альбом был записан практически «живьем», на одном дыхании, без звукорежиссера, с минимальными техническими возможностями.

По свидетельству Евгения Вигилянского (см. интервью), тогда же была сделана и некая квартирная Янкина запись. Происходило это после фестиваля на кухне у тюменца Алексея Михайлова.

В этот же период состоялся концерт в ДК Сетевязальной фабрики с ИНСТРУКЦИЕЙ ПО ВЫЖИВАНИЮ, хотя по размерам зала и количеству народа это напоминало скорее квартирник, нежели большой концерт.

Почти все лето Янка, Летов, Неумоев и Джефф провели в Киеве, где снова останавливались у Олега Древаля. Больших концертов там Янка не играла. Были квартирники, выступления в небольших залах. Организатором был известный киевский музыкальный деятель Владимир Рудницкий.

1 августа 1988 года – концерт в Кургане с ИНСТРУКЦИЕЙ ПО ВЫЖИВАНИЮ, который является, наверное, одной из лучших концертных электрических записей Янки. Из Кургана Янка с Федяем вернулись в Тюмень, а оттуда поехали в Алушту на очередной фестиваль (см. также воспоминания Э. Вохмянина и М. Кисельниковой). Этим же летом в Крыму Янка основательно сдружилась с Ником Рок-н-Роллом. Из Крыма снова отправились на концерты в Киев.

Сентябрь-октябрь Янка и ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА проводят в Вильнюсе. Сначала – концерты с ОБОРОНОЙ, потом присутствуют (но не участвуют) на традиционном фестивале «Литуаника» (13-18.09.1988 г.). Выступления на этом фестивале не планировалось, ибо его уровень не предполагал участия непрофессиональных групп, к которым тогда относили Янку и ГО.

После Вильнюса Янка с Егором попадают в Питер на первые квартирники, где уже ждали известного по самописным альбомам Летова. Зрители получали в качестве приложения Янку, и все всегда были потрясены ее песнями, ее талантом. В Москве – та же реакция: «Духовно анемичная, изверившаяся Москва ходила на Янку, как куда-то в эпоху Возрождения, дивясь в ней той силе чувств, которую не видела в себе», – вспоминает Сергей Гурьев, добавляя с запоздалым раскаянием: «Мы ее ели». «От песен Янки веет безысходностью, но с ними почему-то легче безысходность эту преодолеть», – написала другая журналистка, Светлана Кошкарова, и это справедливее и уместнее. «Янку боготворили, обожали, преклонялись – перед плотной основательной сибирской девочкой, руки в феньках, на рыжих лохмах хайратник, шитый бисером; не мадонна, не анемичное хрупкое чудо. Кажется, она жила, вовсе не замечая этого преклонения, жила полностью в себе. Песни – абсолютно интимны. «Ты увидишь небо, я увижу землю на твоих подошвах» могла написать только безоглядно (и безответно?) влюбленная женщина. В кого?» (Е. Борисова. «Янка. Хроника явленой смерти»).

  В ноябре 1988 года в ДК им. С.Кирова в г. Новосибирске на репетиционной "точке" группы ЗАКРЫТОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ были записаны 3 песни. Состав участников: Яна Дягилева - гитара, вокал, подпевки, Игорь Жевтун - гитара, Игорь Староватов - бас, Аркадий Климкин - ударные (изданы в 1999 г. фирмой «Отделение Выход» в качестве бонус-трека к альбому «Деклассированным Элементам»). Информация на вкладыше компакт-диска ошибочна: группа ЗАКРЫТОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ не имела отношения к записи. На вкладыше ко второму тиражу диска информация исправлена, но судя по всему, тираж был небольшой, т.к. найти этот диск непросто. Песни заметно отличаются от всего остального, что записано Янкой – пост-панковские аранжировки, тягучее, слегка депрессивное звучание, длинные вступления и коды, медленный вокал.

   Нарастали противоречия между Янкой и Егором. Через полтора года совместной жизни они расстались. «Чтобы с ним жить, надо быть ему равным. Если ему уступаешь, он тебя сминает», – говорила Янка. Причину их размолвки Егор не рассказывал, а Яна постаралась как можно скорее забыть об этом периоде. Наверняка и Егор по-своему любил Янку. Но любви мешали постоянные соревнование и разногласия, как в творчестве, так и в отношении к жизни. И Янка не выдержала, ушла. Она не была слабым человеком, но устала от постоянной борьбы. Многие до сих пор продолжают обвинять Егора Летова в смерти Янки. Лишь ее близкие друзья утверждают обратное: они расстались задолго до ее смерти и с тех пор не очень много общались. Правда, почти до конца часто играли в совместных концертах. Но за эти полтора года Егор успел рассорить Янку со многими ее друзьями – все, что говорил и делал Егор, Янка считала правильным, даже если при этом он оскорблял и унижал ее друзей. Либо предпочитала не спорить. Две подруги Яны – Анна Волкова и Ирина Летяева – до сих пор считают себя виноватыми в том, что они в свое время почти перестали общаться с Янкой и недостаточно поддержали ее морально в самый критический период. О каком-то чувстве вины перед Янкой - не уберегли, не обращали внимания на ее состояние - говорят многие ее друзья и знакомые, например, Юлия Шерстобитова, Алексей Коблов, Ник "Рок-н_Ролл" и другие. Ник Рок-н-Ролл вспоминает историю с ироничной перепевкой его группой «Коба» Янкиной песни «Я О ставляю Еще Полкоролевства». Сама Яна отнеслась к ней нормально, с юмором. Но когда о песне узнал Летов, устроил Нику скандал, и Янка встала на сторону Егора, рассорившись с Ником. Таким образом, получается, что Летов, пусть не прямо, но косвенно виноват во многом, что случилось с Янкой, в ее одиночестве, в ее депрессиях. А сама Янка, при всей своей демонстративной неженственности , свободолюбии и независимости, в данном вопросе вела себя как самая обычная женщина – влюбленная, боготворящая своего избранника, прощающая ему все. И, не задумываясь, жертвовала верными и преданными друзьями во имя этой непонятной и неравноправной любви. Лишь в конце она, вероятно, стала более трезво смотреть на события и как-то пыталась поправить отношения с людьми, но это ей удалось не в полной мере.

Все это происходило, начиная со второй половины 1988 года, и развивалось примерно полгода. А тем временем Янка постепенно завоевывает две столицы – Питер и Москву. 2-4 декабря в Москве состоялся рок-фестиваль «СыРок». Янка планировала сыграть несколько песен в рамках выступления ГО, но что-то не сложилось, – Янка там не пела.

1989 г.

23 января – концерт с ГО в Питере, в концертном зале «Время» в Автово: 3 песни, бешеный звук, подпевки Егора. Тогда же, в Питере французскими журналистами снимался фильм о рок-жизни в Советском Союзе. Питерский концерт Янки и Егора вошел в этот фильм. К сожалению, этой записи, похоже, в России не сохранилось.
27 января был акустический квартирник в Питере, о чем свидетельствуют 3 фотографии с соответствующими подписями.

28 января 1989 г. – первые публичные концерты в Москве, в ДК МАМИ: сначала Летов в электричестве, потом Янка с ГО. Концерт был полон драйва и дикой, необузданной энергии, но весьма неудачен по звуку, как и большинство электрических выступлений Янки.

В январе же – участие в сейшене в НЭТИ, в Новосибирске.

При помощи Анатолия Соколкова , пытавшегося как-то помочь музыкантам обрести официальную «крышу», ОБОРОНА и Янка вступают в Ленинградский рок-клуб, но так до конца и не приживаются в нем. Почти все питерские музыканты инстинктивно отторгают чуждое и непонятное им. Дружеские отношения сложились только с музыкантами АУКЦЫОНА.

После 1988-го года – и чем дальше, тем заметнее – ее стихи и песни становятся все более темными, неконкретными, тяжкими. Многие – в мужском роде. И все больше о смерти: карнизы, падения и многоэтажки:

«А я почему-то стою и смотрю до сих пор

Как многоэтажный полет зарывается в снег».

(«Крестом И Нулем», 01.1989)

http://s1.uploads.ru/Acz7E.jpg

«По шершавому бетону на коленях вниз

Разлететься, разогнаться – высота, карниз»

(стихотворение 1989 г.)

17 февраля 1989 года – годовщина гибели Саши Башлачева. Янка участвует в серии концертов его памяти. 19 февраля – в ДК МЭИ, аншлаг (из-за ОБОРОНЫ), 20 февраля – концерт памяти Башлачева в Питере. Организаторы не хотели, чтобы на концерт попали все без разбора, и попытались устроить вечер «для посвященных» – маленький зальчик ДК Пищевиков, в сборной солянке из необъявленных исполнителей (в лицо знали, кажется, только Ревякина и Задерия) три песни Янки, сравнимые по силе эмоционального воздействия с языческими заклинаниями, многократно усиленные ревером. «Мороз по коже, шепот: "Кто это?"», – вспоминает присутствовавшая на концерте Екатерина Борисова. После всех этих мероприятий Янка находится в сильной депрессии: «Башлачев протоптал дорожку, и мне пора по ней. От меня в этой жизни всем только неприятности и страдания. Все вздохнут с облегчением, когда я исчезну», – повторяла она после приезда домой. Многие вспоминают, что эта черта была вообще характерна для Янки – вину за все неприятности, случившиеся с другими людьми, склонна была приписывать себе. Даже если никаких рациональных объяснений этому не существовало (см., например, воспоминания С. И. Дягилева).

В 1989 году Станислав Иванович женился и переехал к жене, Алле Викторовне, жившей с сыном и невесткой. Вскоре они получили квартиру на улице Доватора, а Янка осталась в старой избе на Ядринцевской, 61.

Постепенно отходя от Егора, Янка почти перестает общаться и с остальными своими товарищами, с которыми вместе работала. Сама Яна говорила о Летове: «Всё, мы поссорились так, что обратной дороги нет». В какой-то момент она осталась практически одна – без подруг, без семьи, без любимого человека. Вспоминает один из знакомых Янки, врач новосибирской клиники:

«Однажды я ей про своих пациентов рассказывал, «Представляешь, – говорю, – сегодня была пациентка с диагнозом «ангедония». – «Что это?» – заинтересовалась Янка. «Это состояние, когда нет радости, нет счастья, но не депрессия». – «Это мой диагноз», – решила тогда она. И через неделю написала песню с одноименным названием».

В начале 1989 года была сделана акустическая запись, сделанная по желанию Летова дома у Фирсова специально для русской эмиграции в Париже, в 1995-м переизданная под названием «Продано!». Янкины песни сопровождаются только ее гитарой. Лишь последнюю песню, «Деклассированным Элементам», они по традиции поют дуэтом с Летовым. Тогда же писался и акустический альбом самого Егора «Русское Поле Эксперимента». Вскоре после записи Летов по неизвестным причинам отказался от этих альбомов и потребовал исключить их из дискографии ГО и Янки. Однако потом смягчился и дал им «право на жизнь», скромно именуя их бутлегами. В 1990-м Егор распотрошил эту Янкину запись, добавив несколько песен из нее к альбому «Не Положено» (тот самый вариант, так возмутивший саму Янку).

Январь-февраль – квартирники в Москве (один из наиболее известных записан в феврале Олегом Ковригой и издан впоследствии под названием «Акустика», а позже переиздан с добавлением бонус-треков (2 песни, записанные В. Рожковым и И. Красновым в Новосибирске) как «Красногвардейская» – по названию близлежащей станции метро).

24-27 февраля в Харькове состоялся фестиваль «Рок против сталинизма». Янка не участвовала в программе, но поехала за компанию. 26 февраля выступала ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА. 28 февраля Летов, Янка и Александр Чернецкий (группа РАЗНЫЕ ЛЮДИ) играют квартирник, выступление Янки на котором издано в 1999 г. московским «Отделением Выход». В издание не вошли 2 песни - на одной в квартире отключилось электричество, и песня записана не с начала, на последней - закончилась пленка. У Алексея Коблова сохранилась и полная запись того концерта (наиболее широко распространена 90-минутная запись выступлений Егора и Янки). Хочется надеяться, что когда-нибудь этот концерт будет издан целиком.
http://s1.uploads.ru/fnrFX.jpg

В конце марта состоялась серия сольных акустических концертов в Иркутске и окрестностях. Вначале Янка выступила в Ангарске. Концерт организовывался Ангарским Творческим Объединением Молодежи (в дальнейшем – ТОМ) и Игорем Степановым (сейчас проживает в Израиле). Этим же объединением, как раз в то время, проводилась выставка художников-митьков, на которой Янке и была предоставлена возможность сыграть. Помещение ТОМа вмещало около сотни человек. На концерт  собралось множество народа. Перед началом концерта в зал было внесено ведро с пивом и предусмотрительно поставлено возле места, где должна была находиться исполнительница. Концерт прошел удачно, Янка была в отличном настроении, в перерывах отхлебывая пиво из ведра. На второй же песне порвалась струна, целый час искали новую. Но, несмотря на неудачное начало, Янка отыграла весь концерт, как обычно. После концерта зрители обступили Янку и закидали вопросами. Она забилась в угол и выглядела усталым загнанным зверьком.

На следующий день Янка выступала в Иркутске в читальном зале библиотеки им. Ленина на ул. Трилиссера. Сам концерт прошел очень приятно. Пришли на концерт только те, кто точно знал на что идет, поэтому все выглядело совершенно по-домашнему. Янка была в отличном настроении, звук был превосходным, исполнение яростным и экспрессивным .

На иркутскую землю Янка всегда приезжала вдвоем с Аней Волковой. Аня считалась импрессарио Янки, а фактически была просто одной из ближайших ее подруг еще со студенческих времен. Познакомились Янка с Аней летом 1986 года через общую подругу, Ольгу Глушкову. Ольга была Янкиной одноклассницей, а с Анной училась в мединституте. В середине 90-х Ольга трагически погибла (попала под машину), отдыхая с мужем на Кипре.

На следующий день друзья повезли Янку смотреть город, а потом на Байкал. До этого времени Янка еще не бывала на Байкале, а тут как раз представилась возможность перед отъездом увидеть жемчужину Восточной Сибири. Янка осталась очень довольной организацией и теплым приемом, и договорилась с иркутянами о дальнейшем сотрудничестве.

По некоторым сведениям в библиотеке состоялось 3 концерта (сохранились фото как минимум с двух разных выступлений), а также был концерт в Политехническом институте. Часть концертов записывалась, но почти все записи остались у Степанова, и достать их теперь, разумеется, проблематично. Впрочем, желающие и имеющие возможность могут попытать счастья у пользователя ЖЖ humus - именно под этим именем ведет свой блог Игорь Степанов (от имени сайта выражаем благодарность Игорю за уникальные фотоматериалы и заметки).

0

30

текст

30 марта Янка возвращается в Новосибирск, на следующий день с Аркадием Кузнецовым (ИПВ) уезжает в Омск, а в середине апреля оказывается в Москве. Есть сведения, что там состоялись концерты Янки.22 апреля – концерт в ДК МВД в Симферополе вместе с ОБОРОНОЙ. Путешествия по Крыму: Ялта, Гурзуф… Янка также приняла участие в одном из рок-фестивалей во Дворце культуры Профсоюзов в Симферополе. Велись видеосъемки, возможно, их удастся когда-нибудь найти.

3 июня Янка принимает участие (2 песни) в новосибирском концерте памяти гитариста ГО Дмитрия Селиванова, повесившегося 22 апреля того же года. Кроме Янки в концерте выступали ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА, ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ, Манагер и многие другие. Более подробно о концерте и его участниках можно прочитать в статье Льва Гончарова «Наверное что-то случилось», например, здесь: http://selivanov.lenin.ru (мемориальный сайт Д. Селиванова). Выступление Янки было издано на VHS (1999) и DVD (2006) вместе с другими сохранившимися ее видеозаписям. В интернете присутствует горадо более качественная запись этого выступления (вероятно, из безымянных частных коллекций). Остальной концерт на видео можно при желании найти в сети.

5 июня Янка с группой выступала в общежитии №5 в Академгородке (по другим сведениям – в ДК «Калейдоскоп»).

В конце июня Янка, Олег «Берт» Тарасов и Алексей Коблов приезжают в Харьков. Остановились, как обычно, у Дмитрия и Светланы Рудим.

23 июня – маленький сейшен у Чернецкого в Харькове. Осталась 90-минутная запись, на которой Янка, Чернецкий и харьковский музыкант Коча (Сергей Кочерга, гр. ТИХИЙ УГОЛОК) по очереди поют свои песни. Наверняка таких посиделок с гитарой было бесчисленное множество, но, к сожалению, лишь немногие остались в записи. В отличие от совместных концертов с Летовым, запись поражает своей естественностью, легкостью и отсутствием характерного надрыва в голосе Янки в присутствии Егора (это очень заметно в сравнении, например, с концертом 28 февраля). Кроме того, в те же дни состоялся еще один квартирник, в записи, судя по всему, не сохранившийся (см. примечания к интервью с Чернецким). По воспоминаниям Берта, был также квартирник Янки с Кочей и Андреем Вохом.

Концерт в Харькове 26 июня, ДК «Пищевик» в рамках закрытия сезона. «Порвалась струна, – перестроила гитару на пять, потом другая – доиграла на четырех. А могла бы, наверное, доиграть и на одной». В Харькове ее еще плохо знали, но приняли безоговорочно.

В июле через Сергея Фирсова и новосибирского фотографа Андрея Кудрявцева Янка знакомится с Еленой и Владимиром Филаретовыми из Питера. Янка приехала с Аней Волковой. Тут же был устроен квартирник. Вскоре приехал и Егор Летов с ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНОЙ. Жили у Филаретовых, тут же устраивали многочисленные квартирники.

Фестиваль в Таллинне «Рок-саммер». Янка и ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА там присутствовали, но не выступали – по той же причине, что и на «Литуанике ».

Тем же летом состоялся второй панк-фестиваль в Тюмени. Янка на нем тоже выступала. Сергей Гурьев упорно и неоднократно утверждал, что такой фестиваль действительно был, но почему-то о нем мало кто помнит. Однако, эта информация ничем и никем не подтверждена. Поэтому вопрос о фестивале и участии в нем Янки остается открытым.

Вторая половина лета – снова Киев, куда Янку уже активно приглашали с персональными выступлениями. Янка приезжала вместе с Нюрычем (Анной Волковой) и Валерием Рожковым (гр. ФЛИРТ), которые стали к тому времени мужем и женой. Концертов было больше, чем предыдущим летом. Местная публика Янку уже знала и любила.

В том же 1989 году, с 25 августа по 16 сентября в Омске дома у Егора и под его руководством записываются первые «официальные» и (что немаловажно) признанные за таковые самой Янкой электрические альбомы «Ангедония» и «Домой!». Барабаны и черновая гитара были записаны в Питере на точке АУКЦЫОНА (у м. «Удельная») 20-21 июля 1989 года Александром «Папиком» Канаевым. По его свидетельству, в процессе записи Янка спела несколько больше песен, чем вошло в альбомы. Многое (если не все) из этого было издано в переиздании Янки в 2009 году, Егор Летов успел его подготовить до своей смерти в феврале 2008. В то же время на альбомах есть номера, которые тогда не записывались (видимо, речь идет о вставках из тюменского бутлега 1988 г.) И хотя сам Летов почти не играл на этих альбомах, они несут явный отпечаток звука, присущего ГО. «Раздражающую меня этакую скорбную, пассивную и жалкую констатацию мировой несправедливости, заметно присутствующую в Янкином голосе и исполнении, я решил компенсировать собственной агрессией... Возможно, в результате возникло не совсем ей свойственное (а, может быть, и совсем не свойственное), зато получилось нечто общее, грозное и печальное, что в моем понимании – выше, глубже, дальше и несказанно чудеснее изначального замысла». Янка бунтовала, Егор гордился результатами своих трудов – зато, мол, вышел не «бессильный бабий плач», а крутой панк, без «эстетства и утонченности», и без презираемой Егором жалости к миру. Но эта жалость все равно рвется из этого шумного, скрежещущего, заглушающего чистый Янкин голос «фирменного» грязного саунда Летова и компании. Обидно, что нет практически ни одной электрической записи, где инструменты звучали бы адекватно Янкиным песням, не портили бы их, не заглушали, а наоборот, выгодно оттеняли и делали еще лучше, еще выразительнее... Мы уже никогда не узнаем, зачем она уступала – из женской ли мягкости, из боязни потерять уважение Егора и возможность сотрудничать с ним? Ведь не отказывалась же от этих альбомов (как это было с «Не Положено» и «Деклассированным Элементам», считая их ученическими, несовершенными). Люди, не очень разбиравшиеся в тонкостях, относили Янку к обойме сибирских панк-музыкантов, и ее саму такое отношение, видимо, устраивало. Многие теперь рассуждают, какова была бы Янка без Егора. Конечно, он ей многое дал. И, наверняка, – не меньше отнял. Можно только гадать, что бы получилось, играй Янка, к примеру, с КАЛИНОВЫМ МОСТОМ, с ИНСТРУКЦИЕЙ ПО ВЫЖИВАНИЮ или с кем-то еще. Почему-то кажется, что любой из этих вариантов был бы лучше. Но Янка выбрала именно Егора, и, несмотря на постоянные ссоры и размолвки, так и не порвала с ним полностью до самого конца. Однако после их семейного разрыва она хотела работать уже самостоятельно, собрать свою группу. Такие попытки несколько раз предпринимались, но реально из этого ничего не получилось. В немалой степени из-за нежелания Егора.

В значительной степени Янку и ее творчество изменило не только общение с Егором, но и постоянное вращение в мужской компании, в которой почти каждый был незаурядной творческой личностью, и ей нужно было постоянно держаться на уровне, доказывая, что она не хуже их, что ее творчество имеет право стоять рядом с их музыкой. Тяжело отражались на психике и сложности с поиском музыкантов. К их подбору Янка относилась очень серьезно (как и ко всему в жизни) – технического мастерства для нее было недостаточно, ей была нужна близость по духу, дружба, полное взаимопонимание с полуслова. «Своим» музыкантом, который больше нигде не играл, у нее был только Сергей Зеленский, боготворивший Янку. Очень теплые отношения были и с Джеффом, который тоже постоянно рвался играть не с ГО, а на бас-гитаре в группе Янки. С Джеффом Янку объединяла и страсть к народной музыке. Вдвоем они иногда ездили по деревням, собирая местный фольклор, записывали уникальные народные песни, сказания. Сама Янка тоже очень любила народное творчество, часто исполняла что-то на тусовках одна или с кем-то хором, кое-что из этого было записано – «Сад», «То Не Ветер», " Позабыт-позаброшен", "Думы окаянные"…

Не ладилось и со студией. Нужны были деньги, связи, организаторские способности. Ничего этого не было. В итоге проще всего было записываться у своих людей – на «ГрОб-студии». А там – давление Летова, навязывавшего Янке свое видение музыки. Проведя несколько лет в мужском коллективе, Янка меняется и характером, – становится более резкой, жесткой, целеустремленной. В какой-то степени это помогло ей самореализоваться, но, кажется, она стала забывать, что она женщина. Даже о себе часто говорила и писала в мужском роде – «я пошел», «я спел», «я сделал» (см. например фрагменты ее писем). Отец Яны вспоминает, что эту манеру она переняла у своей приемной бабушки – матери второй жены Станислава Ивановича (впрочем, другие близкие люди утверждают, что это полный вздор).

В разных городах начинают ходить по рукам ее записи, в основном акустические. Янка становится известной не только в андеграундных кругах, но от официальных записей отказывается: «Слышали, на "Мелодии" выходит ваша пластинка? – Ложь. Не записывалась и записываться не собираюсь, даже если предложат» (из беседы с журналисткой Еленой Гавриловой в Барнауле, на «Рок-Азии», октябрь 1990 г.); «А на "Мелодии" мы отказались записываться» (из ответов на записки во время концерта в актовом зале Иркутского Политехнического института 10 ноября 1990 г . После этой реплики слышен одобрительный гул зала). Летов в одном из интервью говорил, что «Мелодия» предложила Янке записать пластинку, но было поставлено условие – без мата. Вначале Янка действительно собиралась сделать сборник из разных альбомов, но потом решила отказаться от записи. «Я буду жить так, как мне нравится», – как-то сказала она и не отступила от этого принципа. Например, на одном из своих выступлений она оборвала концерт на полуслове, прокомментировав: «Все, больше не могу ни петь, ни играть, ни говорить» – и бросила гитару в угол.

Тем не менее, примерно в это же время песни Янки начинают потихоньку появляться на радио, преимущественно на молодежных станциях: «От Большого Ума», купированный вариант «Гори-Гори Ясно». Вряд ли сама Янка знала об этом, и вряд ли кто-то спрашивал ее разрешения. В Лондоне известный ведущий радио ВВС Сева Новгородцев также включает ее песни в свои программы.

Стараниями Фирсова о Янке узнали в Европе. Приходили даже приглашения поехать с концертами во Францию, Германию. Неизвестно почему, но эти замыслы так и не осуществились, хотя сама Янка воспринимала известия о подобных приглашениях с радостью и энтузиазмом. «Хочу посмотреть, как люди ходят по улицам и просто так улыбаются», – говорила она. Известный в то время арбатский поэт-тусовщик Андрей Полярный, он же «Дрон», «Лысый Дрон» пытался сделать Янке и Егору приглашение в Германию. Не успел.

В октябре в Барнауле проходит первый фестиваль «Рок-периферия». Янка на нем присутствовала, но не выступала по причине «абстрактного облома» (фраза из маленького интервью с Янкой барнаульскому самиздатовскому журналу «Периферийная нервная система»).

14-15 декабря состоялось 2 концерта Янки и Егора в Горьковском Политехническом институте (Нижний Новгород). Кроме них играла группа ПОЛ-ГПД, в составе которой были Полковник и Чиж. После сейшена состоялся маленький квартирник у Злыдня. На следующий день Летов уехал в Омск, писать ХРОНИКУ ПИКИРУЮЩЕГО БОМБАРДИРОВЩИКА (с 18.12.1989 г.), а Янка в Москву, и оттуда в Череповец на фестиваль.

1990 г.

Год 1990 для поклонников рок-музыки открылся череповецкой «Рок-Акустикой» (12-14 января). Аудиозапись фирмы «Мелодия» была уничтожена Юрием Морозовым по просьбе самой Янки в ночь после концерта, – Янка не хотела попасть в фестивальный сборник, планировавшийся к изданию «Мелодией». Есть сведения, что у кого-то сохранилась запись с пульта. Видеозапись Янкиного выступления 13 января сохранилась и была недавно издана на питерском лейбле «Манчестер Files». Мнения обо всех, кто там играл, весьма разнородны, о Янке – однозначны: «...как живительная влага для искаженной и опаленной солнцем земли. Ее голос вливался в вены, пульсировал внутри, разгоняя кровь и очищая душу от тех фекалий, которыми загружает нас окружающий социум» (А. Кушнир, А. Пигарев). «Ты, Янка, – большая река» (Маша Володина).

Впрочем, были и другие отзывы: высокомерно-оскорбительная фраза в автобиографии вечно всем недовольного Юрия Морозова, отозвавшегося о Янкином выступлении в Череповце так: «...Подвыпившая Янка, с грохотом скакавшая под неизбывную умцу-умцу по сцене и голосившая не своим голосом, чтоб затем вскоре повеситься».Но люди, близко общавшиеся с Янкой на том выступлении, утверждают, что не было ни наркотиков, ни алкоголя, просто Янка очень нервничала, волновалась – ведь это было фактически первое ее выступление на большом фестивале, где собрались рок-музыканты самых разных жанров, в том числе и уже тогда знаменитые.

На фоне общего бесшабашного фестивального веселья Янка выделялась своей замкнутостью: «…Ну представляете, что делается на рок-фестивале вечером в гостиничном номере? В маленькую комнатку набивалось по 20 человек… Вино, трава… А Янки не было. Она держалась особняком. И я помню даже, что это становилось темой некоторых разговоров, – что она затворница и не очень, как сказали бы теперь, публичный человек» (Дмитрий Крюков, Нижний Новгород).

По дороге в Москву, в вагонном тамбуре, Янка дала Крюкову интервью – случай, редчайший в ее жизни. Статья о фестивале с этим интервью была потом опубликована в одной из нижегородских газет, но найти нам ее не удалось.

После «Рок-Акустики» Янка с Сергеем Зеленским провели несколько дней в Москве, а затем вернулись в Новосибирск.

В середине февраля Янка и ОБОРОНА вновь приезжают в Москву. Играли в акустике – Янка и Егор – где-то в Метрогородке, в библиотеке.
http://s1.uploads.ru/CXDbr.jpg

17 февраля 1990 года в ДК МЭИ в Москве состоялся исторический концерт, неофициально – памяти Саши Башлачева, в котором, кроме ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ и Ника Рок-Н-Ролла, принимала участие и Янка с ВЕЛИКИМИ ОКТЯБРЯМИ. Концерт издан (надо сказать, звук обработан весьма халтурно, непонятна и причина вырезания части песен Егора, всего выступления Ника и нескольких совместных джем-номеров), но полная версия еще только ждет своего часа. Фрагмент джема был выпущен в 2007 году в качестве бонус-трека к одному из переизданных альбомов ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ. Также в интернете можно найти несколько вариантов записи этого джема, они различны по содержанию, качеству и длительности. Наиболее полная подборка есть на yanka.lenin.ru. Видеозапись производилась, но была стерта, как и большинство других Янкиных видео.Сохранился лишь черно-белая запись без звука с кинокамеры, всего 2 м. 40 с. (потом закончилась пленка), сделанная Джулианом Дэви.

Через 3 дня, 20 февраля – мемориал Башлачева в Питере, в БКЗ «Октябрьский», тоже записанный, изданный и разобранный по полочкам. Чуть ли не единственное выступление Янки на столь официальном мероприятии. Опять с Летовым (и опять после Летова! – он всегда настаивал на таком порядке), опять мало песен – всего три. Организаторы в шоке после их выступлений: «Кто эти гопники, выступавшие сейчас – тощий парень и толстая девушка?! Не могли пригласить певцов получше?! Еще мата со сцены не хватало!..»; концерт едва не закончился скандалом. Липницкий в «СДВИГ-афише» упрекнул Янку в излишней безысходности и отсутствии юмора в песнях. Известно, что в жизни она была веселым и смешливым человеком, но нет ни одной смешной песни, ни одного забавного стишка. Но о каком юморе можно говорить на поминальном концерте? Ни Янка, ни Егор не участвовали в финальном хоровом пении Ильченковской «Бей, Колокол». Ни Янка, ни Егор не попали в телеверсию этого концерта. Однако по иронии судьбы именно записи Янки и Егора получили широкое хождение в народе и были впоследствии не раз изданы. Остальные выступления найти достаточно сложно.

Зима-весна – серия квартирников в Москве, а также в Питере, в Кирпичном переулке у Филаретовых – Летов и Янка (на одном из квартирников пел также Олди (КОМИТЕТ ОХРАНЫ ТЕПЛА)).

Март 1990 – в Новосибирске на самодеятельной студии при ДК Чкалова записывается альбом Ника Рок-н-Ролла «Полночный Пастырь». Ник уговаривает Янку принять участие в записи, возможно, что-то вместе спеть, но Янка отказывается. «Участие» в записи ограничилось тем, что в одной из песен она подзванивала маленькими колокольчиками.

9-10 апреля 1990 – концерты с Летовым в Киеве – последние из известных совместных их выступлений. Сохранилась запись как минимум одного из концертов Янки..

23 апоеля – квартирник в Москве, запись сохранилась, но распространятся студией «Колокол» за безумные деньги (около 2 тысяч рублей). В мае у Летова возникает идея записать в рамках КОММУНИЗМА что-то типа нынешних «Старых Песен О Главном», куда вошли бы уличные блатные песни с привлечением к этому проекту Янки. Но этому замыслу так и не суждено было сбыться.

В этот период Янка жила преимущественно в Новосибирске, в общежитии НЭТИ на Красном проспекте (возле метро «Заельцовская»). Там у Янки было много друзей, собиралось немало интересных личностей. Одной из них, Юле Шерстобитовой (она также была вокалисткой группы НЕКИЕ СТЕКЛЯННЫЕ ПУГОВИЦЫ) посвящена песня 1987 года «Я Оставляю Еще Полкоролевства». Каждый вечер устраивались импровизированные посиделки с гитарой на балконе. Пели все, и Янка тоже. Регулярно что-то записывали, – в общаге было много хорошей по тем временам аппаратуры. Янкина песня «Пауки В Банке» и народная «То Не Ветер…», дописанные к «Красногвардейской», как раз были записаны в общежитии в этот период. А также «Нюркина Песня» и «Столетний Дождь» (единственная не концертная запись этой песни).

Тогда же в Янкиной жизни появился близкий человек, Сергей Литаврин, который был старше ее лет на 10. Жил он в том же общежитии – некоторое время Янка жила с ним. Сергею нравилась та музыка, которую делала Янка, ее песни, они с Яной любили друг друга, но, видимо, не все было гладко, – многие вспоминают теперь об их странных молчаливых отношениях, о жалобах на взаимное непонимание. Весь последний год Янка мучительно разрывалась между нормальными человеческими желаниями – быть женщиной, иметь семью, дом, любимого человека, и творчеством. Невозможно делать несколько дел одинаково хорошо, всегда приходится чем-то жертвовать. Янка попыталась выбрать творчество, песни…

Еще на «Рок-акустике» Янка и Ник Рок-н-Ролл познакомились с журналистами из Владивостока, которые собирались снять фильм об акустическом рок-фестивале и показать его на местном ТВ. А летом этого же года Янка с Ником и сами побывали во Владивостоке, у моря. Жили за сценой художественного клуба – им руководила одна из тех журналистов, Инга. Есть информация и о видеосъемке, сделанной Ингой в Череповце. Это тусовка в гримерке перед концертом, небольшое интервью Янки, сам концерт, записанный несколько в ином ракурсе, чем общеизвестная запись, и снова в гримерке уже после выступления, песня с Черным Лукичем  Запись и ее копии до недавнего времени считались практически утерянными, но в настоящий момент найдены и размещены на yanka.lenin.ru, запись самого концерта отличается от канонической лишь подрагиванием камеры, что вызывает сомнения в оригинальности видео.

30 августа – квартирник с Летовым у Филаретовых в Питере. В не очень большую квартиру набилось более 200 человек.

1-2 сентября 1990 г. – зеленоградский фестиваль «Молодой Европейский Андеграунд», организаторы – С. Гурьев, А. Коблов (журнал «КонтрКультУра»), Роман Никитин (радиопрограмма «Тихий Парад»). Без Летова, с ОКТЯБРЯМИ, с дикими аппаратными проблемами, пропадавшей гитарой, неслышным голосом. Все равно – «О-о-о!», как всегда. И все словно боятся писать о Янке, боятся навредить даже восторженным словом. «Подснежнику все равно, кто его раздавил – белка или медведь». Почему все к ней относились так, только ли из-за песен?

29 сентября был концерт в Новосибирске, в Академгородке совместно с группой ПЕТР III. Присутствовали в основном друзья, знакомые, был там и Янкин папа. Тогда Янка впервые исполнила новые песни: «Придет Вода», «Выше Ноги От Земли» и другие, ставшие последними в ее жизни. Впоследствии, в интервью НТВ Станислав Иванович сказал, что он еще тогда воспринял песню "Придет вода", как прощание.

Последний из «больших» фестивалей с Янкой – «Рок-Азия» в Барнауле (предыдущие фестивали этой серии назывались «Рок-Периферия») 9-13 октября 1990 г. Играла с ОКТЯБРЯМИ. Мнение Тоби Холдстворта из «Синсер Менеджмент» (Лондон): «Это большое искусство. Грязь со вкусом – это круто!» Мнение из зала: «Боже, где она нашла таких лабухов!» Сама тоже была недовольна – едва закончив последнюю песню, сорвала гитару и грохнула ею о сцену. И ушла. По мнению очевидцев, несмотря на все технические проблемы, «выступление было мощное, но абсолютно суицидальное. Следующим актом было бы самоубийство на сцене» (Алексей Коблов). Кто-то додумался обозвать ее «леди-панк». Выражение было подхвачено журналистами и периодически всплывает до сих пор. После этого абсолютно провального выступления Янка окончательно разочаровывается в электричестве и в своих музыкантах. Это был ее последний электрический концерт. Выступление записывалось на видео, но примерно через месяц запись была, как обычно, затерта по причине дефицита пленки. Остается очень слабая вероятность, что у кого-то могли остаться копии.

Тем временем, Янку снова зовут в Иркутск. Согласие она дала неохотно, тем не менее, в начале ноября Янка приезжает в Иркутск. Первый концерт, как и полтора года назад, в Ангарске. ТОМа уже не существовало, но остались связи, благодаря чему удалось договориться с администрацией ДК «Энергетик» (по другим воспоминаниям - "Современник"). Янка была мрачная и в плохом настроении. Но на сцене преобразилась,  казалось что ее состояние отступило едва она взяла гитару в руки. Она яростно била по струнам и наконец одна  из  них  не  выдержала  и  лопнула. На второй песне зафонил микрофон; чтобы не прерывать песню, Янка опустилась на колени и допела в таком положении. Потом попросила сделать перерыв, – свело руку. Публика ее отлично  приняла, хотя по сравнению с прошлым годом программа осталась без изменений.

Через несколько дней Янка играла в Иркутске, все в той же библиотеке им. Ленина на ул. Трилиссера. В отличие от Ангарского концерта, впервые прозвучали новые песни, которые расшевелили вялую публику. Да и сама Янка была поначалу не в настроении. По свидетельству очевидцев, концерт был потрясающий, впрочем, как и все предыдущие выступления в Иркутске и Ангарске. Набился полный читальный зал, человек 200, слушатели сидели на полу, вплотную придвинувшись к Янке. После концерта долго не расходились. Сама Янка тоже выглядела радостной и возбужденной.

В ожидании следующего выступления Янка с компанией побывали на Байкале, как и в свой первый приезд в Ангарск, Усолье и Иркутск.

А на следующий день, 10 ноября, в актовом зале Политехнического института состоялся последний из сохранившихся в записи концертов Янки (организатор – Валера Рожков). Редкий случай, когда Янка изменила своему правилу не отвечать на вопросы (среди сохранившихся записей это единственная подобного рода). Между песнями – ответы на записки из зала. Живая непосредственная запись, непринужденное общение со слушателями. Однако, как вспоминает Елена Оренинская, работавшая в то время в библиотеке, концерт не удался: «Я еще тогда подумала: зачем она приехала, если ей нечего сказать? Потому что песни были все старые, и она какая-то неэнергичная… Это было за полгода до ее смерти. Видно было, что человек немножко не здесь… что-то происходит в жизни». Игорь Краснов объясняет такое настроение Янки более конкретной причиной, – перед этим по вине Игоря Степанова (по версии Краснова) были сорваны несколько запланированных концертов в Иркутске. Кроме того, незадолго до этого Янка в очередной раз крупно поссорилась с Егором. На концерте прозвучали новые на тот момент песни, а также редко исполняемые «Пауки В Банке» и «Нюркина Песня». 3 песни из этого концерта вошли в Летовскую компиляцию посмертного издания альбома «Не Положено», одна песня в альбом «Стыд И Срам».

Через день Янка уехала. Была достигнута предварительная договоренность об электических концертах с ВЕЛИКИМИ ОКТЯБРЯМИ в мае 1991 г .

Также в ноябре Янка приезжала в Питер и играла квартирник у Филаретовых. Елена вспоминает, что была она тогда немного грустная.

1991 г.

Новый, 1991 год Янка с подругами и Сергеем отмечала в Новосибирске в общаге. Пили, веселились, слушали музыку, пели народные песни. Кажется, это был последний раз, когда Янку видели веселой и энергичной…

Несмотря на регулярные конфликты с Летовым, Янка изредка встречается с ним. Еще в 1990-м году они периодически вместе проводят концерты и помогают друг другу в записях. Янка не решалась окончательно творчески разойтись с Егором. Видимо, до сих пор высоко ценила его мнение. Впрочем, и Летов не позволял Янке отойти в сторону – постоянно привлекал к своим проектам, убеждал играть вместе концерты, ставил свои условия. Однако после киевских концертов 1990 года вместе они уже не выступали. Тогда Егор заявил: «Все, с Янкой я больше не играю, она попортит общий имидж, у нее песенки такие, непротестовые, чуть ли не образные, мягкие, а нужно жестко все делать». Похожие высказывания можно найти и в интервью Егора того периода. Тандем распался. Яна начинает тяготеть к сольным выступлениям, к акустике. Возможно, в тот период она и сказала такие слова: «За примочкой можно спрятать любое дерьмо. А ты попробуй сыграй в акустике и докажи, что это действительно отличная вещь» (записано со слов солиста группы "НъВА" Александра Шлякова).

В середине января в Новосибирск приехал Плюха (Алексей Плюснин), а потом и Егор. Всей компанией поехали в Академгородок, где и жили в общежитии у Сергея Зеленского до 5 февраля.

В феврале 1991 года Янка с Нюрычем снова приезжают в Иркутскую область. Организаторам не удалось своевременно выбить помещение для концертов. Янке пришлось задержаться на некоторое время, в течение которого она жила у друзей то в Иркутске, то в Усолье-Сибирском, то в Ангарске. Из-за этой задержки у Янки срывалась запись ее новых песен в Новосибирске, – там были уже оговорены сроки, найдены музыканты. В конце концов, было найдено место для нескольких выступлений Янки в читальных залах иркутских библиотек: имени Иосифа Уткина и на ул. Трилиссера. Впрочем, по прошествии времени никто толком теперь не может вспомнить, состоялись ли эти концерты, были ли они записаны (хотя известны имена фотографа и того, кто должен был делать записи). В любом случае, записей этих найти не удалось; возможно, и были какие-то акустические концерты Янки в 1991 году, но о них ничего не известно – последним известным (и записанным) остается концерт в Иркутске 10 ноября 1990 г.

В конце февраля Янка уехала в Новосибирск. Запись новых песен все же состоялась – в общежитии НЭТИ она записала в акустике четыре песни, в которых боль буквально хлещет через край – «Выше Ноги От Земли», «На Дороге Пятак», «Про Чертиков», «Придет Вода». Песни удивительно емкие, многогранные, полные жутких образов, с плотным и тяжелым саундом. В голосе – надрыв и безысходность, какая-то безнадежная ярость и агрессия. Все это особенно заметно в акустике, не прикрытой тяжелыми аранжировками, визжащей гитарой и безумным электроорганом. Записывал песни Игорь Краснов (хотя, по его воспоминаниям, запись состоялась в ноябре 1990-го), пятой были записаны «Пауки В Банке» (не издавалось). Песня «Придет Вода» оказалась последней Янкиной песней, т.к. была написана в конце 1990 г. Многие расценивают ее как прощание. В эту версию вписывается и замечание Ани Волковой о том, что Янка уже в январе 1991 г. как-то призналась ей, что решила покончить с собой. И кажется теперь неудивительным, что эти песни оказались последними. Что еще можно спеть после такого?

Зимой 1991-го друзья в Томске договорились об организации концерта Янки. Нашли зал, деньги, дело оставалось за Янкой. Наконец, через Аню Волкову узнали, что приезжать Янка не собирается – мало с кем общается и от всех выступлений отказывается. Хотя, уже в конце апреля ее настроение улучшилось: во время короткой встречи с Игорем Степановым Янка выразила согласие приехать в ближайшее время в Иркутск и дать ряд концертов с группой.

В начале 1991 года Янка уходит из общежития и возвращается в свой дом на Ядринцевской. Возможно, причиной тому были напряженные отношения с Сергеем Литавриным. На нее с новой силой наваливается депрессия. Янка почти перестает писать песни и стихи, прекращает давать концерты, замыкается в себе. По словам ее отца, это началось еще в феврале 1990 года, после возвращения с московского и питерского концертов памяти Саши Башлачева. Возможно, и так. Но друзья говорят, что резкая перемена в настроении Янки наступила после приезда Летова зимой, вскоре после новогодних праздников. Их ссоры и примирения с Янкой были тогда постоянными и выматывающими, несмотря на то, что с Яной они уже давно не были вместе, и, казалось бы, им давно было нечего делить. Но тот визит совершенно придавил Янку. После этого она все чаще уединялась в своей комнате, на все вопросы отвечая: «Мне не о чем говорить». Редко выходила из дома, похудела, практически не спала по ночам, потеряла интерес к людям. Один Янкин знакомый, Андрей Ковалёв, рассказывал, что приходил к ней домой как-то по весне и спросил: «Ну, как живёшь, Яныч?» А она ответила: «А я не живу…» Почти все время Янка проводит дома, лишь изредка встречаясь со старыми друзьями. В марте, по свидетельству Константина Рябинова (Кузи Уо) и Анны Волковой, она последний раз виделась со своими соратниками по ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЕ и ВЕЛИКИМ ОКТЯБРЯМ в Омске. И эта встреча, видимо, стала последней каплей.

Отец Янки вместе с Аллой Викторовной пытались «отогревать» Яну. Она сильно увлеклась российским фольклором, разучивала массу народных песен, читала много книг. Казалось, скоро ей удастся соединить роковые интонации с фолком...

Была Янка знакома и с сыном Аллы Викторовны, Сергеем Шураковым, они очень дружили, Сергей ценил и уважал Янку, а матери говорил, что после 2-х неудачных браков он впервые встретил близкого и интересного человека среди женщин. Сам он тоже был весьма интересной и образованной личностью – занимался (довольно успешно) восточными единоборствами, буддизмом, ездил на стажировку в Японию и Китай, участвовал там в соревнованиях.

На конец весны некими организаторами из Сибири планировался Янкин совместный с БГ и КАЛИНОВЫМ МОСТОМ тур по городам Золотого Кольца, Русского Севера, ждали ее и на первом московском фестивале «Индюки» (апрель). Но на дверях ДК Русакова висел огромный плакат «Летова не будет!», а про Янку говорили: у нее жуткая депрессия, приезжала в Москву, пролежала сутки на кровати лицом к стенке и уехала домой… В это время концертов она уже, по всей видимости, не давала.

Весной 1991 года наступил самый критический период в жизни Янки. Незадолго до смерти Янка дала «обет молчания». За две недели она не проронила ни слова. Даже родители почувствовали неладное. В конце апреля в семье случилась трагедия: погиб Сергей Шураков. Причиной стала халатность врачей в больнице, где Сергей проходил обследование и лечение перед медкомиссией для устройства на работу. Сергей умер 23 апреля, а родным сообщили только 4 мая… Янка участвовала во всех похоронных делах, на нее, естественно, все это сильно подействовало. На следующие праздники родители забрали ее на дачу, чтобы как-то отвлечь, самим отвлечься. Поехала с ними и подруга Сергея, у которой после трагедии случился выкидыш.

Вот тут-то и свершилось то, чего никто не ждал. Янка стеснялась курить при родителях (зная, что отец не выносит запаха дыма, она даже дома курила в вытяжку печи) и все время уходила в лесок неподалеку от дома. 9 мая, перед ужином, примерно в 6 часов вечера, она, как обычно, ушла в лесок, но долго не возвращалась. Ее быстро нашли неподалеку от дачи, вернули. А через час она опять исчезла. На этот раз искали до 2-х часов ночи, обежали весь лес, но безуспешно. Решили, что она уехала в город, как часто бывало. Привыкли к подобному поведению. Утром отец, первой электричкой вернувшись домой, обзвонил всех Янкиных знакомых, обошел все места, где могла бы быть Янка, но поиски результатов не дали. В милиции заявление о пропаже приняли только на третий день. Гибели Янки никто не мог и предположить. Ходят слухи об открытке, которую получили 10 мая некоторые близкие друзья Янки. Текст был примерно таким: «Пускай у тебя все будет хорошо. Я тебя очень люблю. Дай Бог избежать тебе всех неприятностей».

Сообщили в Москву, – пропала Янка! Думали, вдруг случилось чудо, – уехала туда, никого не предупредив? Настоящую тревогу подняли как раз в Москве. В Новосибирск звонил художник Кирилл Кувырдин, ему отвечали, мол, с ней так бывает: ушла, погуляет, вернется. Среди многочисленных обожателей, друзей и поклонников у Янки не оказалось по-настоящему близких людей, которых бы встревожило всерьез ее исчезновение. Волновались, гадали, но толком никто поисками не занимался. Потом журналист Юрий Щекочихин из «Комсомольской правды» (вплоть до своей смерти в 2002 г. – депутат Госдумы, журналист «Новой газеты»), толком и не знавший, кто такая Янка, достал по каким-то своим каналам новосибирскую милицию, которая стала искать.

После…

Янку нашли только 17 мая. Нашел ранним утром рыбак в реке Иня возле станции «Издревая». По другим сведениям, это произошло у станции «Инская» (С. И. Дягилев). А утонула Янка, видимо, близ ст. «Новородниково» (Александр Рожков). Тело несло по воде более 40 км. Янку смогли опознать только по одежде, – настолько разбухло тело от воды и жары. Похоронили ее в закрытом красном гробу в Новосибирске, на Заельцовском кладбище, среди деревьев, на болотистой почве, в стороне от главной аллеи – более приличного места не нашлось. Рядом – могила Сергея Шуракова.

Похороны состоялись в кругу друзей, родных и музыкантов. Собрались и разнообразные знакомые, тусовщики, фанаты. Об этом много написано. Вот одно из воспоминаний об этом мероприятии: «Летов превратил их в саморекламу, все сводил к своей философии, музыке, а не о погибшем человеке говорил. Игорь сказал еще тогда, что Летов всегда будет подталкивать к смерти людей вокруг себя, а сам умирать не собирается» (Елена Оренинская). Об этом же говорили и Алексей Коблов, и Ник Рок-н-Ролл, и многие другие. Были и пляски до упаду, море водки и наркотиков, крики Егора о том, что смерть Янки – жизнеутверждающая, и потому не надо слез и поминаний, нужно веселиться и радоваться жизни. Слушали любимую Янкину музыку. Можно только представить, каково это было видеть Янкиным родным, да и всем тем, для кого ее смерть не была «жизнеутверждающей». После поминок пьяный Егор ворвался в дом Янки, где в этот момент сидели ее отец и мачеха, молча прошел в Янкину комнату, там вытащил из стола все ящики, и высыпал их себе в рюкзак. Станислав Иванович вспоминал, что он боялся Егора в нетрезвом состоянии, потому что он был очень агрессивен. Таким образом все черновики, письма и бумаги Янки оказались у Летова.  Говорят, что, кроме стихов, которые потом издали, там была и личная переписка Янки с Летовым. Возможно, что в этих письмах крылось много загадок их непростых отношений. После смерти Янки Егор Летов женился на Анне Волковой, которая к тому времени рассталась с Валерой Рожковым. В середине 90-ых Егор и Аня разошлись, а вскоре Егор женился вновь на Наталье Чумаковой (филолог, жокей, музыкант, басистка последнего состава ОБОРОНЫ), к слову сказать, тоже присутствовавшей на похоронах Янки - там впервые она и познакомилась с Егором.

Янкин отец до последнего дня не верил, что его дочь – звезда. Только похороны, на которые собралось больше тысячи человек с разных концов России, его убедили. После смерти дочери он продолжал часто общаться с друзьями Янки, созванивается иногда и сейчас, особенно дружен с Аней Волковой.

Следствие пришло к выводу, что это либо несчастный случай, либо самоубийство. Медицинская экспертиза была очень подробной, ни о каких следах насильственных повреждений там не говорилось. Вначале не отклонялась и версия наркотиков. Но знакомые отрицали: «Это неправда, Янка боялась даже лекарства принимать и за всю жизнь не выпила ни одной таблетки».

Много было написано о фатальном участии в Янкиной судьбе Егора Летова. Ник Рок-н-Ролл открыто обвинял Егора в ее смерти в нескольких интервью (в том числе в передаче на Радио России «Тихий Парад» в 1991 году). Впрочем, это утверждение спорно: «Янка не кажется способной столь полно и буквально принять идеи и мироощущение даже такого мощного творца, как Летов. Более того, ругань между ними на почве идеологически-мировоззренческих разногласий, разного подхода к основным принципам творчества, кажется, была обычной и постоянной; окончательно разругались они задолго до Янкиной смерти» (Е. Борисова. «Янка. Хроника явленой смерти»). Позже Егор пытался представить Янку солдатом, погибшим за его дело на его идеологическом фронте:

«Рок-н-ролл жестокая штука. Если решил принять участие в игре, творчестве, – надо распроститься с мечтаниями влезть на елку, не ободрав задницы. Да и вообще, всегда и во всем необходимо доходить до полного крутняка. До самосгорания. Если нет ни сил, ни выхода, тогда надо уходить достойно, как Янка, Башлачев, Селиванов и другие братья и сестры мои по фронту. Они победили, поправ, в первую очередь, свирепый закон самосохранения».

Бог ему судья, с его рассуждениями. Одно время Егор упорно твердил о некой предсмертной записке, в которой, якобы, Янка и объясняла причины своего ухода (см., например, интервью «ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА переходит в наступление» 1992 г.). Но позже он стал говорить, что никакой записки вовсе и не было, и все это он придумал (зачем?!). Если даже считать, что Егор имел в виду ту самую открытку, полученную 10 мая, то никаких объяснений и явных прощаний там не содержится. Единственное же, о чем известно достоверно, так это о коротком письме от 27 февраля (см.), которое получили Федяй и Летов (одинаковые, слово в слово), а возможно, и кто-то еще. Но считать предсмертной запиской письмо, написанное за 2 с лишним месяца до гибели – большая натяжка.

В течение многих лет Егор крайне неохотно отвечал в интервью на вопросы о Янке, резко пресекая все попытки как журналистов, так и друзей что-то выяснить. Но начиная с 1999   года все же появилось несколько материалов, в которых Летов нарушил обет молчания и что-то рассказал о своих отношениях с Янкой, о ней самой. Впрочем, никаких шокирующих откровений или подробностей, заставляющих посмотреть на все события по-новому, там нет.

Как утверждал последнее время Летов, с Янкой они не общались последние годы, а у Янки никаких суицидальных мыслей и в помине не было (интервью «Людей не жалко» 1999 г). По неподтвержденным данным, когда было найдено тело Янки, на затылке была большая проломленная рана, а в легких не было воды (Алексей Коблов, Валерий Рожков, Черный Лукич). Если это правда, то она может означать, что смерть наступила еще на берегу. Этой же версии (стычка с пьяной хулиганской компанией) придерживался и Егор Летов. Среди друзей до сих пор ходит легенда об убийстве: есть те, кто говорит, что у друзей были весьма серьезные основания подозревать в этом конкретного человека, знакомого Янки (см. рецензию на концерт группы ЗГА). О подобных слухах рассказывает и Аня Волкова. Кто знает?.. После того, как Сергей Литаврин опознал Янку, уголовное дело было закрыто. Смерть Янки так и осталась тайной.

«Янка ушла 9 мая 1991 года, в День Победы. Может, это была ее победа над собой, а может быть, над нами? Что на самом деле случилось с Янкой Дягилевой в этот день, знают только воды реки Иня. Но разве у них спросишь? Где они теперь, в каких океанах растворились?» (Джулиан Дэви. «Янка»).

Трагедия состояла не только в гибели Янки, но и в том, что многие до сих пор считают, что это однозначно было самоубийство, и другого выбора у нее, по большому счету, просто не было:

«Если не хватает энергии и сил сделать шаг вперед, нужно умирать, — заявил Летов вскоре после Янкиной гибели. — Либо человек идет вверх, либо он ломается. Мы не сможем себе позволить быть стариками».

Ее гибель вызвала двоякое отношение. С одной стороны, скорбь и жалость, с другой – насмешку. Многие восприняли этот шаг как некую дань моде. «Башлачев протоптал суицидальную дорожку коллегам», – так порой комментировали ее смерть. Тем не менее, ни одного прямого доказательства, что это было самоубийством, нет.

При жизни не вышло ни одной пластинки Янки, ни одной кассеты, изданной промышленным тиражом. Интервью она не давала принципиально. Слишком большое значение придавала сказанному Слову, и не хотела раскидывать малозначащие фразы в угоду журналистам. Все Янкины интервью можно пересчитать по пальцам одной руки, да и те, что чудом дошли до нас, были, скорее, не интервью, а беседами, разговорами в кругу товарищей. Янка ревностно следила, чтобы ее слова не попали на страницы печатных изданий: «Просто поговорить – пожалуйста. Но в газете не должно быть ни строчки. – Но почему? Может быть, это не нужно Вам, но нужно другим? – Те, кому это нужно, и так разберутся, кто я и зачем» (Е. Гаврилова. «Смерть выбирает лучших»). И в этой цитате – вся Янка, все ее отношение к шоу-бизнесу. С тех пор в нем мало что изменилось. Вероятно, не изменилось бы и отношение Янки к интервью и официальным записям, останься она жива.

Дальше были многочисленные статьи, исследования, поминания, попытки анализа творчества. О Янке писали многие, но почти все – недостоверно, односторонне. Началась канонизация, лепка посмертного образа – красивого, но не всегда верного. Редкое андеграундное рок-издание не написало о Янке. Преимущественно, к годовщинам гибели, в начале мая. Увы, информативные и достоверные материалы можно пересчитать по пальцам. А в последние несколько лет наметилась и еще одна странная тенденция, – о Янке вдруг вспомнили и такие издания, как «МК», «МК-бульвар», «Я молодой», но эти материалы в лучшем случае представляют собой стандартный набор фактов и цитат, примитивные компиляции других публикаций (в основном это «Хроника явленой смерти» Е. Борисовой (журнал «FUZZ» №5/1998) и книга «Янка»). Хуже, когда пишут откровенный бред, перетасовывают факты, полностью, до неузнаваемости коверкают интервью, авторский текст.

Переизданы на CD и кассетах прижизненные альбомы, бутлеги. Диапазон вольности простирается от бережно сохраненного Олегом Ковригой и изданного в первозданном виде квартирника 1989-го года («Акустика», «Красногвардейская») до Джулиановского «Столетнего Дождя» (сборник песен Янки в новых аранжировках). У вдовы Егора Летова, по слухам, хранится около 6 часов акустических записей и примерно столько же электрических. Но, по многочисленным свидетельствам, там нет ничего нового, – Янка всю свою недолгую творческую жизнь пела одни и те же песни, их ровно 29, не считая чужих. Различалось только исполнение, инструменты, состав музыкантов. БОльщая часть этого материала, похоже, издана "Выргородом" в 2009 в качестве бонусов к альбомам и концертным выступлениям.

Все свои песни Янка, так или иначе, успела записать. Кроме самой последней, той, что известна как стихотворение «До Китая рукой подать…». Свидетельство о ее существовании осталось только в воспоминаниях друзей. Одно из своих стихотворений (о Мишутке) Янка также хотела сделать песней. Но когда оно понравилось ее другу, новосибирскому рок-барду Косте Заречневу, она подарила ему текст. Костя написал музыку, песня вышла очень удачной, а Янка была счастлива. Существует видеозапись исполнения Костей этой песни. Иногда проскальзывает информац ия о якобы записанных песнях «Порой умирают боги» и «Нарисовали икону». Таких записей не найдено. Были намерения сделать песню «Нарисовали икону» совместно с Черным Лукичом – текст Янкиного стихотворения, а мелодия Лукича. Но этот проект не осуществился.

Изданная Летовым книга «Русское поле экспериментов» (1994) со стихами – своими, Кузи Уо и Янкиными – включает практически все творческое наследие Яны, но, к сожалению, грешит огромным количеством опечаток. Тем не менее, это наиболее известный и доступный сборник стихов Янки (тираж 30000 экз.), до сих пор в рок-магазинах можно встретить это издание.. Также после смерти Янки ее друзья сделали небольшой машинописный (тексты собственноручно печатала Янка еще при жизни) сборник ее стихов, оформив его фотографиями из Иркутска и Ангарска. Сборник размножался на ксероксе и распространялся среди «своих». Представляет ценность тем, что имеет зачастую более точные даты, чем в «РПЭ», авторские комментарии к текстам, взятые с рукописей, кое-где варианты текстов отличаются от общеизвестных. Сборник также иллюстрирован детскими рисунками: Олег Сурусин (ФЛИРТ) некоторое время работал сторожем детского сада, и позаимствовал там материал для оформления. В 2002 году питерский музыкант, журналист Яков «Я-Ха» Соколов составил сборник, содержащий полную подборку стихов и текстов песен как самой Янки, так и тех, где она была соавтором. Приведены все даты, комментарии, все известные варианты слов и исполнения, а также немногочисленные интервью Янки и ответы на записки в зале. Сборник существует только в электронном виде  - для официального «бумажного» издания нужны средства, договоренность с правообладателями. Одновременно Яковом подготовлен аудиосборник всех чужих песен, к которым Янка имела хоть какое-то отношение: исполнение, подпевки, соавторство текста или музыки, даже аккомпанемент. В 2003 г. на основе самиздатовского Иркутско-Ангарского сборника друзья Янки из Иркутска, Ангарска и Усолья-Сибирского род руководством Валерия Рожкова издали книгу стихов Янки. Книга представляет собой точную факсимильную копию самиздатовского сборника.

В июне 1991 года Егор Летов свел посмертный альбом Янки «Стыд И Срам», включивший в себя те самые 4 последние песни, но аранжированные ГО, плюс 3 акустических записи: «Нюркина Песня», «Пауки В Банке», «Столетний Дождь». Если сравнивать с акустической записью последних песен, явно слышно, что Летов увеличил темп. Наверняка у него были на то определенные концептуальные соображения, но подобное вольное обращение с материалом кажется неоправданным. Издание 2009 года звучит гораздо более правдоподобно. То же можно сказать и об альбоме Не Положено, изданного в качестве бонуса к одному из альбомов. В целом Стыд И Срам (электрическая его часть) звучит гораздо удачнее, чем «Ангедония» и «Домой», хотя делался теми же людьми, в тех же условиях. Янке посвящены и некоторые песни Егора: «Про Мишутку» и «Офелия».

Песни, посвященные Янке, написали Наталья Маркова (группа ДВУРЕЧЬЕ): «Ветер В Облаках», «Мертвым Лесом»; Роман Неумоев – «Верба», группа TEQUILAJAZZZ – «Такая Же Как И Я», группа ДЯДЯ ГО (прижизненное посвящение «Янке От Белого Камня»), хабаровский бард Андрей Земсков, молодая группа ШКОЛЬНОЕ СОЛНЦЕ из Тюменской области и многие другие музыканты, известные и не очень. «Родная» Дмитрия Ревякина – тоже реквием по Янке, по его собственному признанию. Песни Янки одно время исполняла на концертах Ольга Арефьева в своей программе «Чужие Песни». Примерно в 2005-2006 гг. Ольга создала специальную программу, состоящую целиком из песен Янки, некоторых песен Егора Летова, посвященных Янке и своих собственных посвящений.На «Нашем Радио» однажды промелькнула некая Татьяна Валовая с песней «Продано!». Также существует запись песни «От Большого Ума» в исполнении певицы Юты, вошедшая в ее дебютный альбом. Так же, как и Арефьева, она слегка изменила текст, опустив строчку про «бессмысленный сход», а в демо-варианте записи измеила слова «…только струпья и вши» на нейтральные «…отвернись не дыши». Группа ПИЛОТ записала свою версию песни «На Черный День» в панковской аранжировке, трек известен под названием "Сюрпризз". Известная исполнительница народных пессен Пелагея Ханова (дочь Светланы Хановой, одной из подруг Янки и Нюрыча) записала "Нюркину песню" и даже появилась с ней на НТВ в программе "Воскресный вечер с В. Соловьевым", что наделало немало шума среди поклонников. Солистка группы НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ Диана Арбенина с 2005 года  включила в свой репертуар песню "Печаль моя светла". Есть и другие перепевки, менее известных музыкантов.

  С Янкой у нас теперь принято сравнивать чуть ли не всех более или менее талантливых женщин в роке. После ее смерти появилась масса подражательниц. Песни Ники из Львова до сих пор путают с Янкиными, – настолько похожи голос и манера). Юлия Елисеева и Юлия Стерехова – вполне самостоятельные и интересные авторы, но тоже не избежали сравнений с Янкой. Большинство начинающих девушек-музыкантов прошли через подражание Янке, слишком притягательна ее искренность, слишком просто кажется сделать так же.
Творчество Янки стало эталоном оценки девушек, поющих под гитару. Некоторые песни, заслуживающие внимания, но авторство которых не очевидно, приписывают Янке. Например, песню «Дети», которая была написана и исполняется Еленой Свирипой (гр. КАМЕРЫ БАБОЧЕК), а также песню «Враг», автором которой является бард Кошка Сашка (Москва), песню "Хочу к тебе" авторства Ксении Солдатовой из Санкт-Петербурга, песню "Прыгай вниз" (автор – Олесия Троянская, но ею записана не была, в настоящее время исполняется московской начинающей певицей Олесей Дицель, без последнего куплета).

  Земфира Рамазанова утверждает,  что очень любит Янкины песни, оказавшие на нее творческое влияние наряду с песнями Цоя, Летова, Фредди Меркьюри .
http://s1.uploads.ru/Dsz1m.jpg

В течение нескольких лет в начале 90-ых, 9 мая, в московском байкерском клубе «Sexton Fo.Z.D» (ныне сгоревшем) проходили мемориальные концерты памяти Янки. До 1994 года одним из организаторов этих мероприятий была Ольга Арефьева. Но впоследствии отошла от этого, т.к., по ее словам, концерты «вылились в неконтролируемую пьянку памяти самоубийц, а я Янку воспринимаю по-другому». Время от времени Ольга проводит концерты, где исполняет только чужие песни, своих любимых авторов, в том числе и Янки. Существует также программа, полностью состоящая из песен Янки и ей посвящений. Записи этих выступлений немногочисленны, но при желании их можно найти в Интернете. В 2007 г. в Москве, на филологическом факультете МГУ прошел вечер памяти Янки, приехали ее друзья, музыканты, журналисты.. В том же году Любава Малышева организовала квартирник-поминальник Янки в Москве в своей квартире на Пражской. Пели песни, смотрели видеозаписи Янки.Проводились подобные мероприятия и на родине Янки, в Новосибирске, и в Питере, и в других городах. Одна из попыток проведения такого фестиваля состоялась в конце мая 2001 года под Томском. Наверняка намерения у организаторов были благие, но все было как всегда, – мало участников, отсутствие сцены и аппаратуры, пьяные драки с местными, и многие наверняка почти забыли, зачем они собрались… В мае 2003 г . клубом любителей русского рока в Харькове был проведен вечер памяти Янки. 9 мая 2005 г. В обновленной питерской «Камчатке» прошел концерт памяти Янки, с тех пор такие вечера памяти проводятся ежегодно. В начале 2006 г . московская студентка Дарья Басалаева представила свою дипломную работу - получасовой документальный фильм о Янке "Особый резон". В 2007-2008 гг. выходили сюжеты о Янке на каналах Рен-ТВ и НТВ. Летом 2006 г. в Питере прошла выставка двух питерских фотохудожниц по мотивам творчества Янки. На фото - крыши, рельсы, заброшенные здания, промзоны. Вечера памяти регулярно проходят в разных городах, иногда это более-менее официальные мероприятия, но чаще просто встречи  поклонников на квартирах, на природе, в небольших залах.

На могилу Янки сейчас приходят лишь родственники, друзья да самые преданные поклонники. Сторож Заельцовского кладбища вспоминает, что несколько лет назад там постоянно было много народу, а теперь даже на годовщину смерти набирается не больше десятка человек. На могильной плите – живые цветы, венки. Скромный памятник украшают фенечки, колокольчики, у подножия памятника – сигареты, зажигалки, стаканы, значки, записки. Все, как у многих…

В настоящее время издано значительное количество записей Янки, в 1995-2000 гг. переизданы практически все альбомы и бутлеги, выпущены, наконец, многие концертные записи, в 1999 г. изданы найденные на тот момент видеозаписи (формат VHS). В 1998 году усилиями питерских журналистов Екатерины Борисовой и Якова Соколова (известного также как рок-бард Я-Ха) вышла книга «Придет вода» – сборник статей и воспоминаний о Янке. В октябре 2001 года вышло второе, значительно переработанное и дополненное издание этой книги под названием «Янка» (впоследствии вышел дополнительный тираж). В конце 2002 г. вышел официаьльный mp3-диск, включающий в себя все официально изданные записи, тексты песен, фото, а также видеозапись череповецкой «Рок-Акустики». Примерно в то же время в серии «30 песен» выпущен сборник песен Янки, это практически первое издание нот янкиных песен. Заметным событием для читателей FUZZ, которые не смогли приобрести книгу «Янка», стал спецвыпуск журнала, целиком посвященный Янке (январь 2004). В нем собраны фрагменты интервью из книги, а также добавлены некоторые материалы, найденные или вышедшие после издания книги. Из оригинальных материалов – новые фото музыкантов, давших интервью, интервью с Вячеславом Бутусовым и авторское предисловие Е. Борисовой, в котором она подробно рассказывает о многолетней работе над книгой и  поездке в Новосибирск. В 2006 году вышел DVD-диск, полностью повторяющий видеокассету 1999 г.

Незадолго до своей смерти (19.02.2008 г.) Егор Летов успел пересвести все официальные альбомы Янки, а также несколько концертов, домашних и студийных записей, и передал их издателю. В начале 2009 года они были изданы. Это 4 диска по 80 минут. Каждый диск содержит авторское предисловие Е. Летова, диджипак с информацией об альбоме и бонусах, текстами песен, фотографиями и комментариями к ним. Альбомы "Домой", "Ангедония", "Стыд и Срам", "Последняя Акустика" (концерт в Иркутске 1990 г.). В альбоме "Стыд и Срам" концертная версия "Песенки про паучков" заменена на студийную, иначе звучит концовка "Столетнего дождя", мелодия на металлофоне выделена в отдельные треки под названием "Так". В "Ангедонии" отличается версия "Мы по колено" и "Гори-гори ясно" (длинная концовка, как в версии издания BSA). В остальном - канонические версии альбомов. В качестве бонусов представлены: "Не Положено" 1988 г., "Деклассированным Элементам", акустические записи 1988-1990 гг. в общежитии Новосибирска, электрические записи 1989-1990 гг. в "ГРОБ-студии", некоторые фрагменты концертов, в том числе и русская народная песня "Позабыт-позаброшен", спетая единственный раз в Иркутске и до того существовавшая в коллекциях поклонников в ужасном качестве. К сожалению, бонусы в основном разрознены, что не позволяет наиболее полно представить тот или иной этап творчества Янки. Издание осуществил "Выргород " в тесном сотрудничестве с вдовой Е. Летова Н. Чумаковой. Ведутся переговоры с О. Ковригой (отделение "Выход") об издании аутентичных версий концертных записей.

http://s1.uploads.ru/7qEju.jpg

P.S.

Данный текст составлен по различным материалам из прессы. За основу взяты оба издания книги о Янке, а также статьи и воспоминания, не вошедшие во второе издание (т.к. вышли после сдачи книги в типографию). Приносим извинения всем авторам за то, что в некоторых случаях прямое цитирование было затруднено, вследствие чего в тексте кое-где встречаются вкрапления из статей без указания авторства. Хочется также выразить огромную благодарность Екатерине Борисовой за проверку текста биографии, устранения неточностей и внесение важных дополнений. Благодарим всех, кто присылает нам письма с новой информацией, указанием ошибок, неточностей.

0

31

Предупреждаю: в песнях может встречаться нормативная лексика!

0

32

стихи.

Стихи из книги
РУССКОЕ ПОЛЕ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

* * *
Порой умирают боги - и права нет больше верить
Порой заметает дороги, крестом забивают двери
И сохнут ключи в пустыне, а взрыв потрясает сушу,
Когда умирает богиня, когда оставляет души
Огонь пожирает стены, и храмы становятся прахом
И движутся манекены, не ведая больше страха
Шагают полки по иконам бессмысленным ровным клином
Теперь больше верят погонам и ампулам с героином
Терновый венец завянет, всяк будет себе хозяин
Фолклором народным станет убивший Авеля Каин
Погаснет огонь в лампадах, умолнут священные гимны
Не будет ни рая, ни ада, когда наши боги погибнут
Так иди и твори, что надо, не бойся, никто не накажет
Теперь ничего не свято...
(1985)

* * *

Нарисовали икону - и под дождем забыли
Очи святой мадонны струи воды размыли
Краска слезой струилась - то небеса рыдали
Люди под кровом укрылись - люди о том не знали
А небеса сердились, а небеса ругались
Бурею разразились...
Овцы толпой сбивались
Молнии в окна били, ветры срывали крыши
Псы под дверями выли, метались в амбарах мыши
Жались к подолам дети, а старики крестились
Падали на колени, на образа молились...
Солнышко утром встало, люди из дома вышли
Тявкали псы устало, правили люди крыши
А в стороне, у порога клочья холста лежали
Люди забыли бога,
Люди плечами жали...
(1986)
* * *

Пропустите в мир, стаи волчьи!
Уступите путь, своры гончие!
Разойдись стена черной полночью -
Или дай мне стать лютой сволочью
То ли зверем стать с серой шкурою
То ли омутом с тиной бурою,
Голодить ли? Жрать?
Быть ли умною, быть ли дурою?
Может, на метлу - и до города,
Где мосты из камня и золота
Помереть ли там
Может, с холоду
Может, с голоду...
(1986)

* * *

Наполнилось до краешка ведерко лунной патокой
Полярные подсолнухи под призрачною радугой
Сияньем южным вылились на узловатой привязи
На загрубевшей простыни окаменевшей гордости
Сквозь узенькое горлышко из ледяной соломинки
Вытягиваем бережно последние глотки
По ситцевому берегу на каблуках отчаянья
По свежему преданию на выгруженных саночках
По теплому загару источившимся ножом
Вершат дороги странники чужого обещания
Изъезженных параметров прочитанной любви
Гремучие серебрянным аккордом украшения
Разбудят обитателей заброшенных палат
Взорвется откровением случайное обьятие
Сорвет со стен разводы отсыревших потолков
Отпетой ветром скорости внезапным раскаяньем
Простуженные сумерки прольются ожиданием
На страны, зачумленные болотной красотой
Наивные созвездия за медицинской ширмою
Накроет покрывалом мой безвременный уход.
(1987)

* * *

Волки сыты - овцы целы
Долго красным светом по живым глазам
Дыры по бокам трубы - флейта
Зеленка на царапину - во сне выпадет свежий снег
В середине дыра под проволокой - гитара
Полдень - желтые шторы светофора
Четверть утра обратно по ступенькам бредет спать
Стельки смяты, ноги босы
Гол сокол - со двора на кол
Зеркала осколки вон из избы, забор высок
Ворам отпер да дом на слом
Кость вкось в горле горлицы
Мягкое снежное кресло - да ну!
Протравленные волосы сухою травою стелятся
Длинные песни поют к зиме, стало быть
Устала выть в трубе вьюга
Не смогла вырваться из дыр божественным звуком,
стуком в окна подставить руки
Горстями под окурки, горелые спички, смятые бумажки
и пепел - отходы производства бессонных ночей.
Добрее волчица серая - больше овечек убьет для деток
Охотник ли пристрелит, вожак ли стаи разорвет -
виновата будешь
В степном снежном вечере правда сотнями желтых огоньков
светится да вьется криком в опрокинутых санях.
Пожар погасить - огонь убить
А стрела мимо - держать ответ перед снайперским полком
на утренней линейке
Молись, грешник, да на часы посматривай
не опоздай на свидание под гитарным перебором
Эх, придется углы срезать по живой траве
Вырастет новая - лето нынче буйное
А к концу ноября - другой коленкор
Снова собирать брошенных котят по вокзалам
Почти стянуло полынью вогнутой линзой
Спите, окуни, у берега теперь пусто
А если высунется кто подышать к проруби,
Увидит одинокий ящик на середине реки,
Забытую рукавицу да следы наискосок
Вышивайте, жены, крестиком по тонкому полотну
Толкуйте, бабушки, сны чужим внучкам...
(1987)

* * *

Ударение на слоге выше прописной строки
Мишка, спрятанный в берлоге, вам напишет от руки
Ночь под лесом так спокойна, так проста его постель
Равнодушна, как подушка, монотонна, как свирель
Свежесорванного утром календарного листка
Старовыеденных формул о строении желтка
Растворимый серый ежик, что от пепла был рожден
Собирался в гости к другу, да метлою был сметен
Вместе с грустными сверчками и обрывками стихов
Вместе с нотными значками и колонией бычков
Подхватили, закружили и сложили в уголок
Поразмыслив, вокруг кучи очертил квадрат мелок
Встали стенки, села крыша, прилегло к двери крыльцо
У оконца ежик пишет другу Мише письмецо
Миша, может будет буря, может рухнет потолок
Может, зря я растерялся, затерявшись в уголок
Может, завтра будет лето, вторник выйдет за средой
Может, камень обернется родниковою водой...
(1987)
Холодильник
(сказка-картинка)
В холодном зале мы смотрим кино.
Ледяной экран из толстого белого инея замораживает наши
разноцветные глаза. Мои были теплые, темные, когда я пришла в
этот кинотеатр. Теперь они сверкают яркой зеленью и нестерпимо
блестят под пушистыми снежными ресницами. Мы смотрим разные
цветные картинки одну за другой, и чем больше застывают наши
глаза, тем они интересней и красочней.
Заходят новые люди, от них идет пар и мы кричим на них
и машем руками, потому как под их теплыми тусклыми взглядами
изображение теряет отчетливость и краски, но их глаза быстро
покрываются льдом и все встает на свои места. Вот только один
ворвался однажды и уставился на экран обжигающими лучами. Он
чуть было все не испортил, он постоянно отогревал лицо маленькой
зажигалкой, и от этого мы едва не лишились нашей забавы.
Пришлось связать ему руки и поставить перед ним огромную
льдинку, которая таяла все медленней, а он все тише кричал, что
еще немножко - и растает иней, и мы выйдем на улицу и
отогреемся на солце...
Теперь он сидит на первом ряду и показывает нам самые
яркие и красивые картинки.
(1987)

* * *

Грязь моя такая неведомая, такая невинная
Скажите, что же сегодня по телевизору
А телевизор будешь смотреть - козленочком станешь
На сколько хватит - терпи, коза
Рожки сточатся - капустки дадим
А пока рой копытцем канавку - любить-то хочется
Злая она - козла полюбишь, когда вода из берегов
пойдет кровью темной с пальцев, содранных струнами
У Русалочки из хвоста ноги сделала фея
Добра хотела - злою ведьмой оказалась
Да неужто на всю жизнь - спросите лекаря ночного случайного
Как так - и будильник вроде вовремя звонит
Полночь, а стрелки врозь - не сойтись им никак
По самый шиворот ворох шуршит бумаги клочьями
По чистому писанных, не между строк да наискось
Сверху красным карандашом
Авансом получи сполна - хорош задаток?
Птица райская с картошкой жареной
Крылья - твои, взамен на рога.
(октябрь 1987)

* * *

Синим мячиком с горы прочь голова
Разбуди фонарем в глаза безумные
Хлебной крошкой под простыней играет память
Затянет окна лед к концу месяца - к концу октября
Под рок-н-роллов пляс на крышке погреба
Встань в рань - пора-то страдная. Спи, брат
Сегодня наша полка вагонная да степи длинные
Заморские страны, пляжи из цветного бисера -
Развесь уши хоть раз
Еще раз туда едем, надев кожанный ремешок на голову
Вернемся за-полночь по снегу грязному чистыми ногами
Босыми по зеленым горлышкам бутылок
Смотри, поранишься! Перевяжу кожаным ремешком твои глаза
Это не стекло, из этого наши бусы, твоя вера
Моя покатилась по асфальту год назад в этот день
Не ты ли ее подобрал, когда она сверкнула на солнце
Один день было солнце - GOOD DAY, SUNSHINE!
На голову горюшко теплой шапочкой
Почем теперь сказочки? По жизни да разуму
Хочешь - покупай недорого, любовь - цена красная
По сухой пыли ползу пчелкой бескрылой к маме
Пойдем со мной, девка?, заплачу 25? Нет? Сколько?
Да она сумасшедшая, слышите, песенку поет
Заре Кришна, Харе Кришна, Харе Кришна, Харе Харе
Харе Рама...
Видишь, как оно, солнышко-то любить?
Рельсы косыми струнами скрещиваются
Сколько же нас, и все туда?
Не подходи ко мне - я заразная, грязная
Я тряпочкой рот прикрою от греха
Махни рукой - развеешь дым моих вонючих папирос,
Что глаза так ест, пока еще не до слез
Напьюсь городом чужим с утра
Спи, брат, нету хлеба. Ну ты попробуй уснуть
Вспомни, как мы ловили стрекоз
Там, у реки, вчера
Мы туда вернемся через год
Когда будет солнце.
(октябрь 1987)

* * *

Я голову несу на пять корявых кольев
Я крепость возвожу из старых липких карт
Крестьянкой крепостной в края крапивных кровель
По хрупкому хребту, что кренится назад
Сбивая руки вкровь о камень, край и угол,
Заплаты на лице я скрою под чадрой
Границу перейду страны вороньих пугал
Укрыться попрошу за Лысою горой
Кроя крамольный крик кривой кровавой кромкой
В горячий грешный год, грядущему грозя
В поту пытаться встать, чтоб испытать потомков
Положено молчать скольза, ползя - Нельзя
Светящихся святых, схвативших свист затвора,
Свалившихся под свод сомнительных свобод
Вас сварит на свечах свиней свирепых свора,
Что с воплями с верхов по-свойски сваи бьет
Тщеславный чуткий червь, чирикающий числа
Чеканит черный час чужих очередей
В чугунных черепах отчаянный нечистый
Считает рычаги начальственных речей
Периметры портов пиратов принимают
Под парой парусов по праву приютить
Порушив парапет, паркеты попирают
Потребовавшие не оправдав, простить
Страданий стадных стон застреманной столицы,
Старушечьих стихов расстроенной струной
Стирает в сотый раз нестертые страницы
Стараньем стукачей, строчащих за стеной
Молчащий миллион немыслимых фамилий
Мелодия молитв, просмоленных молвой
Малиновый мелок на молот заменили
Неровный рвущий ревна равнодушный вой
Контейнеры костей стекают под откосы
Все костыли в костры, кастетом на контакт
Прочтенное письмо порви на папиросы
Фантасмагорий фон под фанатизма факт
Бренчание брелков, небитые бродяги
Бретона и Дали далекие борта
Обыденный аборт в обрушенном овраге
Желанных жизнесхем живая красота
Отрадных атрофий отрывки, и как будто
С утра утрачен сон о трудности трюка
От радости утра отринув атрибуты,
Оторопевший страх отрежет от крюка,
На переходе вниз отключит эскалатор
Количество колов скатилось до пяти
Осиновым шестом укреплены плакаты
Со стрелкою, куда свою башку нести.
(осень 1987)

А.Б.

Засыпаем с чистыми лицами
Среди боя кирпичных судорог
Ночь под искры горящих занавесок
Сон под маскою воска сплывшего
Хвост поджатый в лесу поваленном
Подлой памятью обескровленный
Безответные звезды ясны
Сапогами о камни сбитыми
Да об рельсы подошвой стертою
В голенище кошачьей лапою
Мелким шагом с когтями вжатыми
По двору вдоль забора тянутся
Дружно ищут слабую досточку
Испаряется лед растаявший,
Чтобы завтра упасть на озеро
Им умыться б, да мало времени
Им напиться б, да пить не хочется
Им укрыть малышей от холода
Не успев утонуть у берега
Лед-хрусталь - это очень дорого
Вещмешок, полный синих кубиков
На шнурок, да на шею совести.
(сентябрь 1987)
* * *
Отпусти, пойду. За углом мой дом
Где все ждут, не спят, где открыта дверь,
Где в окно глядят и на шум бегут
На простом столе лампа теплится.
Отпусти, пора. Ждет Печаль - сидит
В печку щепочку бросит - склонится,
Вскинет голову - ветер прошумел
Тронет бороду, глянет в сторону
Отпусти, прошу. До угла верста
Пробежать в ночи, не запутаться
У ворот Печаль встанет сгорбленным
Старичком седым да понурится
Отпусти, молю - печка топится
Уголек упал на дощатый пол,
Опрокинулась лампа яркая,
Занялась огнем занавесочка
Отпусти скорей - дом в огне стоит!
Бревна рушатся - искры сыплются,
А печаль бредет, чает встретиться
Всем прохожим в глаза заглядывает
Отпусти меня - побегу туда
Он в дыму идет, задыхается,
Пепел по ветру подымается
Да в глаза летит воспаленные
Отпусти, злодей, что ж ты делаешь?!
Подвернулась нога на камушке,
Нету силы встать, чем дышать ему?
Полечу стрелой - может, выживет
Отпусти...
Хорошо теперь - больше некуда
Больше не к кому да и незачем
Так спокойно, ровно и правильно
Все разложено по всем полочкам,
Все развешано по всем вешалкам
ВСЕ.
(сентябрь 1987)
* * *
Страх осколок истины прогнать из пустоты
Дым, что гонит мусор в сторону жилья
Боль железных схваток беззащитных и живых
Смерть от одиночества6 вмещающего мир
Ледяные стекла искажающих очков
Паутину простирать и вешать комаров
Желтых волчьих взглядов дулом упереться в грудь
Опустившим руки, что поднявшим руки вверх
Пристрелить ненужных - тех, кто отдал все, что мог
Полууничтоженных под пятитонный пресс
Недопокалеченному выбить костыли
Недопокареженных - под гусеницы вновь
Трактор остановится - погладить и вздохнуть
Пристально-учтиво плечами пожимать
Вежливо-тактично о здоровье расспросить
Мягкую подушечку под голову покласть
Кошечка мышонку песню спела про любовь.
(июль 1987)

Классический депресняк

Кругом души от покаяний
Безысходности без движений
Неподвижности без исходов
Неприятие без воздействий
Нереакция до ухода
Неестественность черных фобий
Легкомыслие битых окон
Светлоглазые боги глохнут,
Заражаясь лежачим танцем
Покрываясь стальной коростой
Будут рыцарями в музеях
Под доспехами тихо-тихо
Из-под мрамора биться долго
Обреченности и колодцы
Подземелья и суициды
стынут реки и ноги мерзнут
Два шага по чужому асфальту
В край раздробленных откровений
В дом, где нету ни после, ни вместе
В рай без веры и в ад без страха
(июнь 1987)
* * *
Ждем с небес перемен -
видим петли взамен
Он придет, принесет. Он утешит, спасет
Он поймет, Он простит ото всех защитит
По заслугам воздаст и за трешку продаст
Будет радость, почет - только встань на учет
в простыне на ветру по росе поутру
От бесплодных идей
до бесплотных гостей
От закрытых дверей
до зарытых зверей
От заткнутых ушей
до толкнутых взашей
От накрытых столов
до пробитых голов.
(1987)

Ад-край

Отдыхай, я молчу. Я внизу, в стороне
Я вкраю, где молчат. Я на самом краю
Где-то край, где-то рай, где-то ад, где-то нет
Там, где край, так и ад.
Там, где рай, так и нет ничего.
Головою в порог - дверь закрой, не смотри
С башни вниз полетишь, если ветер внутри
Если нет, будешь камнем лежать под горой,
Там, где празднуют пир при Луне упыри
Я не знаю теперь - упаду, полечу
Улететь нету сил, а лежать не хочу
Будет ночь - закричу, отвернусь, укачусь,
Разобьюсь все равно до утра
Постучу во все двери
Пройду по местам, где вас нет
Просто так - может, встречу кого на пути
Поклонюсь до земли - головою в порог
В третий раз, раза два еще мне до пяти
До шести еще три - будет срок и в острог
Тяжело здесь лежать, были б силы уйти
Или вниз, или с краю чуть-чуть отойти
Хоть на метр - присесть, посидеть - покурить
Может, дух испустить, может, перевести
Отдыхай, не всегда ведь со мною легко
Я не та, кто я есть - я пока далеко
Я внизу, в стороне, я на самом краю.
(июнь 1987)

Вечное утро

Ночь исчезает и день не начнется
Вечное утро с красивой зарею
Тянется текстом и не оборвется
Жуткой синкопой в мозгу отдается
Времени лужа в стакло превратилась
Если коснуться, то треснет - растает
С камня гора вверх и вбок покатилась
Камни с холмов - вниз и впрямь
В черной оправе времени линзы
Кто-то с картины печатает где-то
Нарисуйте мне сон!
Я подумаю - нету рассвета
Я погляжу через синие призмы
Рушится ночь, обрывается леска
Сон неподъемный уходит в глубины
Рваная рана, кривая железка
Кончить - начать тяжело с середины
Если с конца - потемнеют седины
Сколько мне лет?
(июнь 1987)
* * *
На дворе трава, на траве дрова
Два пустых ведра да в стене дыра
Дверная петля да мокрая земля.
На земле изба, на избе труба
Из трубы дымок, на дверях замок
У дверей песок, да прогнил порог
И травой зарос. У порога пес,
Да облезлый кот у косых ворот
У ворот вода, что течет туда,
где ни дворов, ни дров
ни котов, ни псов
ни стихов, ни слов...
(июль 1987)
* * *
Солнца ржавый штопор в землю ввинченный
Горизонта краешек отколотый
Талый снег уходит через ситечко
Отмывает косточки от золота
Белый холст на серых досках струганных
Синей глиной лесенки помечены
Звездам мы становимся подругами
Навсегда от сил земных излечиваясь
На рассветах серых совы прячутся
Крылья лошадей горят пожарами
Скоро, видно все переиначится
Станут длины мериться гектарами
Вознесутся колья телеграфные
Поползут канаты телефонные
И найдут все странники уставшие
Путь к столбу последнему - поломанному
На столбе - о финише известие
У столба всем путникам пристанище
Над столбом летает птица вещая,
А за ним -
лишь камни да пожарища...
(апрель 1987)
* * *
Мало слов для стихов, мало веры для слов
для нее мало снов.
Те, кто знают, молчат, те, кто хочет - орут
Кто летит, тот на небо не станет глядеть
Кто сбежал, тот и снят с караульных постов
Кто забыл про часы, не боится минут
Тот, с крылом, не спешит никуда улететь
Мало звуков для струн, мало песен для драк
Он поет - он не слушает стука колес
Телефон, что на восемь, вмещает весь свет
А с вокзалов звонит автомат просто так
Кто молчит, те и знают какой-то ответ
Кто орет, тем и нужен какой-то вопрос.
(1987)
* * *
Будешь светлым лучом,
Рожденным в тени,
Или тенью, родившей луч?
Будешь синим дождем,
упавшим на снег,
Или одной из туч?
Будешь твердым звеном
золотой цепи,
Или молотом, кто кует?
Будешь землей далекой тропы,
Или тем, кто по ней идет?
Будешь пером в крыле орла
Или самим орлом?
Будешь каплей в кувшине вина,
Или кувшина дном?
(1987)
* * *
Прекрестки маятник выкачивает
Развороты механизм выстукивает
Шестеренок зубчики постачивались
Разлетелись птенчики испуганные
Электронной зеленью подмигивают
На начало осени показывают
С башенок курантами выкрикивают
От пружин воробышки отвязанные
Раскидало их по свету белому
Полиняли серенькие перышки
Из чего какие были сделаны -
Не найти тех циферблатов стеклышки
Серой краской были все покрашены
После ливней засветились радуги
Не успели в дождь попасть отставшие
Оттого бывают птички разные
(1987)

0

33

0

34

ТИГРА написал(а):

орой умирают боги - и права нет больше верить
Порой заметает дороги, крестом забивают двери
И сохнут ключи в пустыне, а взрыв потрясает сушу,
Когда умирает богиня, когда оставляет души

Спасибо Элюнь, что эти стихи выложила ...они великолепны...очень тронули...
http://s2.uploads.ru/t/VKfDA.gif

0

35

Okmuf написал(а):

Спасибо Элюнь, что эти стихи выложила ...они великолепны...очень тронули...

Я рада, Оль, что тебе понравилось... Девочка всё творила душой...  Вот всё удивляюсь: как ходила около... Слова и впрямь-во многих местах прям так и бьют...

ТИГРА написал(а):

Мало слов для стихов, мало веры для слов
для нее мало снов.
Те, кто знают, молчат, те, кто хочет - орут
Кто летит, тот на небо не станет глядеть
Кто сбежал, тот и снят с караульных постов
Кто забыл про часы, не боится минут
Тот, с крылом, не спешит никуда улететь
Мало звуков для струн, мало песен для драк
Он поет - он не слушает стука колес
Телефон, что на восемь, вмещает весь свет
А с вокзалов звонит автомат просто так
Кто молчит, те и знают какой-то ответ
Кто орет, тем и нужен какой-то вопрос.

0

36

СПЕШИ ДЕЛАТЬ ДОБРО...

Человек, о котором я хочу сегодня поговорить, всю свою жизнь делал добро...
Николай Владимирович Литвинов...  Маг и чародей, РАДИО-ВОЛШЕБНИК!!!
http://s2.uploads.ru/0iQ3D.jpg
http://s2.uploads.ru/nBUbC.gif

Он был один такой! Его голос узнавали и взрослые и дети. Каждый день в одно и то же время из динамика звучали позывные передачи и знакомый, неподражаемый голос говорил: Мой маленький друг, здравствуй!!!
И всем ребятишкам казалось, что он здоровается именно с ними! С каждым!!!
-Сегодня мы отправимся в волшебную страну, где нас ждут необычайные приключения! А на чём мы туда доберёмся?... А мы сегодня полетим на этом чудесном летающем доме, который нарисовал Саша из Саратова... В нём такие красивые окна!! И так: КРИБЛЕ-КРАБЛЕ-БУМС!!!
Примерно так каждый день начиналось волшебное действо...

http://s3.uploads.ru/U6VGc.gifhttp://s2.uploads.ru/APmEz.gif

0

37

Его голос завораживал, уводил за собой... Не одно поколение МАЛЕНЬКИХ ДРУЗЕЙ выросло под его передачи...  И это были не просто чтения сказок: он общался с детьми! В редакцию приходило множество писем, рисунков...Он старался упомянуть как можно больше имён ребят и сказать про их работы-и всё это в жёстко отведённое время...  И так день за днём.

http://s3.uploads.ru/Dl9a8.gifhttp://s2.uploads.ru/pdxig.gif


http://s3.uploads.ru/TznuA.gif

0

38

Но это ещё не всё: вечером, перед сном, была детская передача, где он рассказывал сказку, после чего звучала колыбельная в его исполнении...
И снова создавалось впечатление интимности, ощущение того, что ИМЕННО ТЕБЕ он это рассказывает, а потом желает спокойной ночи и поёт...

http://s2.uploads.ru/mIVWr.gif
http://s2.uploads.ru/wY5Ao.gif

Он озвучил множество пластинок, мультфильмов... Всё лучшее из детства, что я помню, связано и с ним... Как-то я стала замечать, что он пропал с радио... Это было так печально... Сама я получала столько положительных эмоций, и было обидно за детишек, которые этого лишены... Меня переполняло чувство большой благодарности к этому человеку, который мне, маленькой чумазой девчонке дарил чудо!!!... И я решила написать ему письмо... Написать просто... то, что думаю, чувствую... Захотела поблагодарить его за это ЧУДО!!! Это малое и единственное, что я могла для него сделать... Надписала конверт: Москва, Радио. Николаю Владимировичу Литвинову... Дойдёт-не дойдёт- я не знала. Но почему не попробовать? Письмо было отправлено... Я про это позабыла, когда... О, ЧУДО!!! МНЕ ПРИШЁЛ ОТВЕТ!!!  Написанное от руки небольшое, но очень дорогое для меня , письмо...
                     http://s3.uploads.ru/cGbQx.gif

http://s2.uploads.ru/RNrWc.jpg
                     http://s3.uploads.ru/cGbQx.gif

...Я успела... Пусть это маленькое,но добро... Тогда я впервые поняла значение фразы "СПЕШИ ДЕЛАТЬ ДОБРО"...

0

39

От себя я рассказала всё. У меня есть кое-какой материал, который я смогла собрать.  Не хотелось брать официальные данные из википедии.... О таком необычном человеке казённым слогом рассказывать я бы не смогла...  Вот, предлагаю вам чуть-чуть о нём...
                                                                       С уважением Тигра -Сан.

Материал из разных источников инета...

Когда я вспоминаю о сказках, то у меня в ушах сразу начинает звучать голос Николая Литвинова: - Присаживайся поудобней, дружок... Николай Владимирович Литвинов. Родился 19 мая 1907 года. На протяжении актерской карьеры ему довелось переиграть во множестве театральных коллективов. В 1932 году Литвинов начал работать актером на детском радио, которому он отдал большую часть своей жизни, а с 1938 года начал выступать и как режиссер-постановщик программ для детей. После войны, с 1946 года был главным режиссером радиовещания для детей и юношества. На протяжении многих лет Литвинов являлся популярнейшим ведущим отечественного радиовещания - его мягкая и обаятельная манера исполнения всегда отличалась точностью интонаций во время чтения сказок и других литературных произведений. Он не раз демонстрировал незаурядность своего актерского дарования. За годы работы на радио он поставил сотни спектаклей и провел не одну тысячу передач. Среди актерских и режиссерских работ Николая Литвинова - "Как муравьишка домой спешил", "Хвосты" Виталия Бианки, "Золотой ключик или Приключения Буратино" Алексея Толстого, "Стойкий оловянный солдатик" Ганса Христиана Андерсена, "История о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем" Гоголя, "Судьба барабанщика", "Дальние страны" Аркадия Гайдара и многие, многие другие. В 1972 году ему было присвоено почетное звание народного артиста РСФСР. В семидесятые и восьмидесятые годы огромной популярностью у маленьких радиослушателей и их родителей пользовались передачи "Сказка за сказкой" и "Радионяня", в которых он выступал и как режиссер-постановщик, и как актер.

http://s3.uploads.ru/xSzfa.gif

    №38 Ганин Владимир Анатольевич
    Моё детство, с тех пор, как я помню себя, неразрывно связано с этим уникальным, волшебным, незабываемым голосом – голосом доброго Сказочника Николая Владимировича Литвинова. Вероятно, то же самое могут сказать миллионы сограждан – моих ровесников, а также тех, кто старше меня или немного моложе.
    В нашей семье телевизор появился, когда мне было уже шесть с половиной лет. До этого я ежедневно слушал сказки по радио. В 10 часов утра из репродуктора раздавались музыкальные позывные «Мы едем-едем-едем в далёкие края…» – так начинались детские передачи. И чаще всего их вёл именно Николай Владимирович. «Здравствуй, дружок, – неподдельно добрым, мягким и ласковым голосом приветствовал он каждого ребёнка, – сейчас я расскажу тебе сказку… Крибле-крабле-бумс!» И чудеса начинались! Наверное, вся детвора сидела, как завороженная, зачарованная магией голоса Радиоволшебника. Это был каждодневный маленький утренний праздник.
    А ведь Н. В. Литвинов не только читал сказки или играл в них разные роли. Он ещё и замечательно пел. Например, вот такую песенку:

    Порою сказка дразнится:
    «Поймай меня теперь!»
    Порой она, проказница,
    Сама стучится в дверь.
    Ах, сказка, это ты?
    Она ответит: «Да,
    Спеши скорей сюда!»

    Но и после появления телевизора у нас в доме я не изменил своей традиции слушать радиопередачи для детей по утрам. А когда я пошёл в школу, всегда включал радио в 10.00 в дни каникул и во время болезни, предвкушая новые встречи с добрым Сказочником и увлекательными сказками. Голос Николая Владимировича имел тысячи оттенков, он так и переливался разными интонациями: звучал то ласково, то вкрадчиво, то весело и озорно, то насмешливо, с иронией, то успокаивающе и даже убаюкивающе… Хорошо помню его трёх поросят – Наф-Нафа, Нуф-Нуфа и Ниф-Нифа, Буратино, Хоттабыча, Кота в сапогах, Братца Кролика и Братца Лиса из «Сказок дядюшки Римуса», Гадкого утёнка, Лягушку-путешественницу и множество других персонажей, сыгранных Литвиновым на радио. В каждой роли он был практически неузнаваем, так как голоса его героев были глубоко индивидуальными, а собственный голос Николая Владимировича нельзя было спутать ни с каким другим. Действительно, он как будто был специально создан, чтобы рассказывать детям сказки по радио.
    Наверное, каждый ребёнок представлял себе Радиоволшебника по-своему. Мне Литвинов почему-то казался похожим на седовласого Деда Мороза с окладистой бородой. Но вот однажды в середине 1960-х годов (по-моему, это был 1964 или 1965 год) по «ящику» показали телеспектакль «Кот в сапогах», и там я впервые увидел, как выглядит живой Литвинов, который читал текст от автора. Темноволосый немолодой человек в массивных очках, поверх которых он периодически лукаво поглядывал в глаза телезрителям, и… никакой бороды… Нельзя сказать, что я был сильно поражён или разочарован несоответствием его внешнего вида моим представлениям о нём. Просто с этих пор два образа Сказочника – звуковой и зрительный – соединились в моём мозгу.
    О необычайной популярности Николая Владимировича Литвинова свидетельствует то, что его пародировал наш выдающийся артист Геннадий Хазанов. Ведь пародируют только очень известных людей.
    Помню, как весело и интересно, «с огоньком» отмечали на Всесоюзном радио 80-летний юбилей Радиоволшебника – ещё при его жизни, 19 мая 1987 г. Звучали фрагменты из передач с участием Николая Владимировича, юбиляра поздравляли популярные артисты и композиторы, коллеги и радиослушатели. А потом, через несколько месяцев, голос Литвинова куда-то пропал из эфира… Примерно в это же время в НИИ, где я работал, приезжали на творческую встречу с сотрудниками предприятия дикторы Центрального телевидения. Полагая, что работники радио и телевидения как-то общаются между собой, я задал вопрос известному в прошлом диктору: знает ли он что-либо о состоянии здоровья Литвинова, жив ли Николай Владимирович? «Да, вроде бы, жив», – ответил тот.
    И только купив книгу бывшего диктора радио Бориса Павловича Ляшенко «Радио без тайн» в 1991 году, я наткнулся на строчки: «Николай Литвинов умер, но я знаю, что ещё много-много лет будет звучать по радио его голос…» О том, что Николай Владимирович умер в один из предновогодних дней, 27 декабря 1987 г., на восемьдесят первом году жизни, я узнал ещё примерно через десять лет из Интернета…
    Я бережно храню те аудиозаписи передач с участием Н. В. Литвинова, которые мне удалось собрать в последние годы…
    90-летие со дня рождения Н. В. Литвинова также было вполне достойно отмечено на Радио России, чего нельзя сказать о его СТОЛЕТНЕМ ЮБИЛЕЕ! 19 мая 2007 г. я ожидал услышать много добрых слов о всенародно любимом артисте, спектакли с его участием или хотя бы отрывки из них в радио- или телепередаче, специально подготовленной к этой памятной дате. И не услышал НИЧЕГО, НИ ЕДИНОГО СЛОВА!
    Если наши средства массовой информации, наше министерство культуры позволяют себе ТАК относиться к знаменитым, всенародно уважаемым и любимым артистам, то к чему мы пришли? И куда идти дальше?
    Простите беспамятных, дорогой Николай Владимирович! Я уверен, что Ваш голос, сохранённый в фондах записей российского радио, на дисках и кассетах, будет завораживать и радовать многие поколения маленьких слушателей.
    Светлая память доброму Радиоволшебнику из нашего детства – Николаю Владимировичу Литвинову!

ФОТО...

http://s2.uploads.ru/Y35yq.jpg
http://s2.uploads.ru/zS5d2.jpg
http://s3.uploads.ru/NpWg6.jpg
http://s2.uploads.ru/W6LIg.jpg
http://s2.uploads.ru/zRaKX.jpg
http://s2.uploads.ru/MxnPh.jpg
http://s3.uploads.ru/hPK7z.jpg
http://s2.uploads.ru/sW9kn.jpg

0

40

ТИГРА написал(а):

впечатление интимности, ощущение того, что ИМЕННО ТЕБЕ он это рассказывает, а потом желает спокойной ночи и поёт...

Всегда приятно вспомнить о подобных людях..к сожалению в детстве я не слушала радио, но очень любила программу  "В гостях  у сказки" ....там тоже показывали в начале сделанные детишками поделки, читали письма ... этой программы я ждала целую неделю и одним из самых суровых наказаний моих родителей, был запрет на ее просмотр ...
Люди подобные Николаю Владимировичу Литвинову  приносят детям радость  и дарят им свое тепло, а детский смех и восторг , наверное, самые искренние ... а тепла много не бывает, его не передозируешь.
Такие люди дарят маленькое чудо , жаль, что вырастая мы порой забываем о них и неизвестно, в чем эти люди нуждаются, в преклонном возрасте.. Может наступает, как раз, то время, когда мы должны поделиться с ними своим теплом?

0

41

Okmuf написал(а):

в чем эти люди нуждаются, в преклонном возрасте.. Может наступает, как раз, то время, когда мы должны поделиться с ними своим теплом?

Люди нуждаются в том, чтобы с ними делились теплом, в любом возрасте. Это только кажется, что в детстве всегда есть кому обогреть, в юнности и молодости горячи сами по-себе, в зрелости накопили огня столько, что можем обогреть и других... Если не будет теплообмена... То... То всё это просто не к чему...  Наверное- вся наша жизнь-это теплообмен. Нам неизвестно, когда прирвётся наш круг... Так что фраза СПЕШИ ДЕЛАТЬ ДОБРО- актуальна для любого возраста...
http://s3.uploads.ru/r5Pb8.jpg

0

42

«Я скучный, немножко лишний, педант в роговых очках…» 

Дмитрий Кедрин… Ещё один один огромной силы талант в плеяде талантливых молодых поэтов послереволюционной России. Всем им досталось нелёгкое, сумасшедшее, противоречивое время, время радостное и трагическое, время духовного взлёта и время невиданной подлости.
http://s3.uploads.ru/t/dfj3o.jpg

ПавелКоган, Борис Корнилов, Семён Гудзенко, да и многие другие, о ком мы ещё не успели рассказать, — в этом ряду блестящих наших поэтов, которые прожили такие короткие и такие яркие жизни, по праву находится имя Дмитрия Кедрина.

                       
Биография Дмитрия Кедрина укладывается всего в несколько строчек. Ровесник Бориса Корнилова, он родился 4 февраля 1907 года в Донбассе. С шести лет жил в Екатеринославе. Там же он начал писать свои первые стихи, такие ещё неуверенные. Там же, в местной газете «Грядущая смена», его стихи и были впервые опубликованы.

Свернутый текст

Поскольку в родословной Дмитрия Кедрина обнаруживались дворянские корни, то в комсомол его не принимали. В 1929 году Кедрин был арестован по подозрению в «недоносительстве». В недоносительстве… Типичное для того времени обвинение оборачивается для Дмитрия Кедрина 15-ю месяцами заключения. В 1931 году, после освобождения, он переехал в Подмосковье, работал в газете Мытищинского вагоностроительного завода, в качестве литконсультанта сотрудничал с московским издательством «Молодая гвардия». Работал на износ, жил с семьёй в одной крохотной клетушке заводского общежития. Печатался где попало и от случая к случаю.

В 1932 году им было написано стихотворение «Кукла», сделавшее поэта известным. Говорят, что Горький до слёз растрогался при чтении этого стихотворения (а как ему было не растрогаться от таких вот слов: «Для того ли, скажи, // чтобы в ужасе, // с чёрствою коркой // ты бежала в чулан // под хмельную отцовскую дичь, — // надрывался Дзержинский, // выкашливал лёгкие Горький…» — и далее про титанический труд Владимира Ильича?). Больше того: это стихотворение получило одобрение и со стороны самого главного читателя и критика тех лет: «Прочёл «Куклу» с удовольствием. И. Сталин». Собственно говоря, именно этот отзыв на вёрстке и спас само стихотворение, которое бдительные редакторы журнала «Красная новь» уже было выбросили из номера.

Кто знает, какие бы пути-дороги открылись перед молодым поэтом, измени он самому себе. Но Дмитрий Кедрин пошёл в литературе и в жизни своим путём, и он прошёл этот путь до конца.

               Поединок

К нам в гости приходит мальчик
Со сросшимися бровями,
Пунцовый густой румянец
На смуглых его щеках.
Когда вы садитесь рядом,
Я чувствую, что меж вами
Я скучный, немножко лишний,
Педант в роговых очках.

Глаза твои лгать не могут.
Как много огня теперь в них!
А как они были тусклы…
Откуда же он воскрес?
Ах, этот румяный мальчик!
Итак, это мой соперник,
Итак, это мой Мартынов,
Итак, это мой Дантес!

Ну что ж! Нас рассудит пара
Стволов роковых Лепажа
На дальней глухой полянке,
Под Мамонтовкой, в лесу.
Два вежливых секунданта,
Под горкой — два экипажа,
Да седенький доктор в чёрном,
С очками на злом носу.

Послушай-ка, дорогая!
Над нами шумит эпоха,
И разве не наше сердце —
Арена её борьбы?
Виновен ли этот мальчик
В проклятых палочках Коха,
Что ставило нездоровье
В колёса моей судьбы?
Наверно, он физкультурник,
Из тех, чья лихая стайка
Забила на стадионе
Испании два гола.
Как мягко и как свободно
Его голубая майка
Тугие гибкие плечи
Стянула и облегла!

А знаешь, мы не подымем
Стволов роковых Лепажа
На дальней глухой полянке,
Под Мамонтовкой, в лесу.
Я лучше приду к вам в гости
И, если позволишь, даже
Игрушку из Мосторгсина
Дешёвую принесу.

Твой сын, твой малыш безбровый
Покоится в колыбели.
Он важно пускает слюни,
Вполне довольный собой.
Тебя ли мне ненавидеть
И ревновать к тебе ли,
Когда я так опечален
Твоей морщинкой любой?

Ему покажу я рожки,
Спрошу: «Как дела, Егорыч?»
И, мирно напившись чаю,
Пешком побреду домой.
И лишь закурю дорогой,
Почуяв на сердце горечь,
Что наша любовь не вышла,
Что этот малыш — не мой.

                          1933 год

Высочайшее одобрение не слишком помогло Кедрину: при жизни была издана всего лишь одна маленькая, в 17 стихотворений, его книжечка с названием «Свидетели» (1940 год). Он был внутренне независим, оставаясь при всём при этом идеалистом и романтиком. Он пытался самому себе представить большевистскую революцию, как совершенно естественный и даже желательный для России путь развития. Пытался совместить в себе самом несовместимое.

Многим его современникам подобный самообман вполне удавался. Дмитрию же Кедрину обмануть себя не удалось. Чем дальше, тем больше ощущал поэт своё одиночество: «Я одинок. Вся моя жизнь — в минувшем. Писать не для кого и незачем. Жизнь тяготит все больше… Сколько еще? Гёте сказал правду: «Человек живёт, пока хочет этого».

Чем дальше, тем больше и власть своим пролетарским чутьём ощущала в Кедрине чужака. На литературных чиновников, кому самообман удался вполне, всякая личностная независимость, пусть даже и внутренняя, действовала, словно красная тряпка на быка. Ставский, секретарь Союза писателей (а Кедрин официально стал «писателем» в 1939 году), был одним из таких людей: «Ты! Дворянское отродье! Или выучишь первые пять глав «Краткого курса» истории партии и сдашь зачёт лично мне, или я загоню тебя туда, куда Макар телят не гонял!».

Пересказывая жене этот разговор, Дмитрий Кедрин не мог сдержать слёз обиды и унижения… «Талантливый неудачник» — отозвалась о нём Вера Инбер. «Если есть талант, это уже удача» — так считал он сам.

                   * * *

Прощай, прощай, моя юность,
Звезда моя, жизнь, улыбка!
Стала рукой мужчины
Мальчишеская рука.
Ты прозвенела, юность,
Как дорогая скрипка
Под лёгким прикосновеньем
Уверенного смычка.
Ты промелькнула, юность,
Как золотая рыбка,
Что канула в сине море
Из сети у старика!

                            1938 год

Словно стараясь уйти от мрачных и противоречивых реалий, в которых он жил, и понять, что же происходит, Дмитрий Кедрин в конце 30-х годов обращается к истории России. Именно тогда им были написаны такие значительные произведения, как «Зодчие» («под влиянием которого Андрей Тарковский создал фильм «Андрей Рублев» — отмечает Евгений Евтушенко), «Конь» и «Песня про Алёну-Старицу».

Особое место в творчестве Кедрина занимает то, что можно было бы назвать «русскостью». Неподдельный, не показной, а совершенно искренний и глубинный патритизм, любовь к России, к её истории, культуре и её природе, пронизывает такие его стихотворения конца 30-х и 40-х годов, как «Красота», «Родина», «Колокол», «Всё мне мерещится поле с гречихою…», «Зимнее». Он подготовит даже целую книжку с названием «Русские стихи» — без каких-либо шансов на её опубликование…

Ну и, конечно, чувство времени — характерное для Дмитрия Кедрина, постоянно крепнувшее в нём ощущение неразрывной связи прошлого и настоящего, так заметное в очень многих его стихах, помогавшее ему оставаться самим собой.

         Пластинка

                   Л.К.

Когда я уйду,
Я оставлю мой голос
На чёрном кружке.
Заведи патефон,
И вот
Под иголочкой,
Тонкой, как волос,
От гибкой пластинки
Отделится он.

Немножко глухой
И немножко картавый,
Мой голос
Тебе прочитает стихи,
Окликнет по имени,
Спросит:
«Устала?»
Наскажет
Немало смешной чепухи.
И сколько бы ни было
Злого,
Дурного,
Печалей,
Обид, —
Ты забудешь о них.
Тебе померещится,
Будто бы снова
Мы ходим в кино,
Разбиваем цветник.
Лицо твоё
Тронет волненья румянец,
Забывшись,
Ты тихо шепнёшь:
«Покажись!..»

Пластинка хрипнёт
И окончит свой танец,
Короткий,
Такой же недолгий,
Как жизнь.

                     1939 год

Все знавшие Дмитрия Кедрина в один голос отмечают его застенчивость, интеллигентность и какое-то врождённое изящество. Мягкость поступков и твёрдость характера одновременно. Типичный «очкарик», плохо приспособленный к успешному существованию в эпоху лихолетья. Плохо приспособленный к тому, чтобы просто выжить.

С самого начала войны Кедрин тщетно обивает все пороги, стремясь оказаться на фронте, чтобы с оружием в руках защищать Россию. Никто ни на какой там фронт его не берёт — по состоянию здоровья он вычеркнут изо всех возможных списков. Попытка уехать в эвакуацию сорвалась по очень простой причине: локтей, чтобы пробиться сквозь вокзальную давку, у него тоже нет. Из стихотворения, датированного 11 октября 1941 года:

… Куда они? В Самару — ждать победу?
Иль умирать?.. Какой ни дай ответ, —
Мне всё равно: я никуда не еду.
Чего искать? Второй России нет!
Он остаётся в Москве, пишет совершенно удивительные стихи — большей частью для себя самого — и снова и снова обивает все пороги. Наконец, в 1943 году он своего добился: его посылают на фронт, в 6-ю воздушную армию, военным корреспондентом газеты «Сокол Родины». Там он и защищает Родину последние два года войны. Защищает тем оружием, которым владеет в совершенстве — поэтическим пером. Но стихи он там пишет не только о войне и не только для газеты «Сокол Родины». Дмитрий Кедрин, «очкарик» и «талантливый неудачник», остаётся верен себе. Он по-прежнему идёт своей дорогой, дорогой совести. Он думает и записывает (1944 год):

Не в культе дело, дело в роке.
Пусть времена теперь не те —
Есть соучастники в пороке,
Как были братья во Христе.
Спустя десятилетие, как вспоминает Лев Аннинский, это четверостишие переписывалось и ходило в Москве по рукам. Имя Дмитрия Кедрина возвращалось к нам из посмертного небытия постепенно и трудно. Возвращалось, чтобы занять в русской поэзии по праву принадлежащее ему место. Да только ли в поэзии? Мы уже знаем отзыв Веры Инбер. А вот слова Михаила Светлова: «Если бы меня спросили: с кем бы ты остался в осаждённой крепости, я бы, не задумываясь, ответил: с Митькой Кедриным!»…

                   * * *

Когда-то в сердце молодом
Мечта о счастье пела звонко.
Теперь душа моя — как дом,
Откуда вынесли ребенка.

А я земле мечту отдать
Все не решаюсь, все бунтую…
Так обезумевшая мать
Качает колыбель пустую.

              15 июня 1941 года

Доподлинно неизвестно, что же произошло в жизни Дмитрия Кедрина первым послевоенным летом и ранней осенью. Дочь поэта Светлана Кедрина вспоминает:

… Незадолго до смерти к нему явился близкий друг по Днепропетровску, ставший в эти годы большим человеком в Союзе писателей и немало помогавший нашей семье, и предложил папе доносить на своих товарищей: «Там знают, что все считают тебя порядочным человеком и надеются, что ты им поможешь…». Отец спустил приятеля с крыльца, а тот, встав и отряхнув брюки, с угрозой в голосе произнёс: «Ты ещё об этом пожалеешь»…

Она вспоминает также, как 15 сентября 1945 года её отец поехал по каким-то делам в Москву (а они жили тогда в ближнем Подмосковье) и, вернувшись, потрясённо сказал: «Скажи спасибо, что ты сейчас видишь меня перед собой. Только что на Ярославском вокзале какие-то дюжие молодцы чуть не столкнули меня под электричку. Хорошо люди отбили».

«На Ярославском вокзале»… Дмитрий Кедрин постоянно ездил по Ярославской железной дороге.

                      Я

Много видевший, много знавший,
Знавший ненависть и любовь,
Всё имевший, всё потерявший
И опять всё нашедший вновь.

Вкус узнавший всего земного
И до жизни жадный опять,
Обладающий всем и снова
Всё боящийся потерять.

                       Июнь 1945 года
Изуродованное тело Дмитрия Кедрина было обнаружено 19 сентября 1945 года недалеко от железнодорожных путей — вблизи платформы Вешняки, что по Казанской дороге. Считается, что накануне, незадолго до полуночи, он на полном ходу был выброшен из тамбура электрички. Его убийцы остались неизвестными. Есть разные версии, но ясно одно: кто бы они ни были, они были бандитами. С погонами или без — уже не имеет значения…
Светлана Кедрина приводит строчки из дневника, в которых её мать описывает утро 18 сентября 1945 года, то последнее утро:

… Митя глядел в книжку. Не знаю, читал ли он её или думал. И я подумала: неужели этот человек — мой муж? Неужели он так нежен и ласков со мною, неужели его губы целуют меня?.. И я подошла к нему. «Что, милая?» — спросил Митя и поцеловал мою руку. Я прижалась к нему, постояла и отошла. Через несколько минут Митя ушел из дома на поезд в Москву… Я проводила его до дверей, Митя поцеловал мои руки, в голову. И вышел… в вечность от меня, от жизни. Больше я Митю не видела. Через четыре дня я увидела его фотографию, последнюю и такую страшную. Митя был мёртв. Какой ужас был в его глазах! Ах, эти глаза! Они сейчас всё мне мерещатся…

Дмитрий Кедрин, русский Дон Кихот в роговых очках, похоронен в Москве, на Введенском (или, как его ещё называют, Немецком) кладбище в районе Лефортова.

Давид Тухманов не так давно написал песню на текст по мотивам кедринского «Поединка». Называется песня точно так же — «Поединок». Но почему лишь «по мотивам»? Потому что из стихов Кедрина выброшена ровно половина строф, а остальные — адаптированы по своему вкусу… Вы можете послушать эту песню в исполнении группы «Москва»:

Тухманов есть Тухманов. Но вот исполнение — как кому, но лично мне оно совсем не нравится. Насколько веришь в этом пронзительном стихотворении самому Дмитрию Кедрину, настолько же не веришь поющим молодым людям из группы «Москва». Ну, никак не дотягивают они до уровня «педанта в роговых очках»! По-моему, они поют совсем о другом…

Впрочем, о вкусах не спорят.

Валентин Антонов,

Ссылка

0

43

Короткая жизнь в спорте= гимнастка Елена Мухина!
http://s3.uploads.ru/t/ZQaPy.jpg
Елена Вячеславовна Мухина
(1 июня1960, Москва — 22 декабря2006, Москва, )
— советская гимнастка, заслуженный мастер спорта СССР, абсолютная чемпионка СССР по спортивной гимнастике (1979), чемпионка в упражнениях на брусьях (1978, 1979) и в вольных упражнениях (1977).
Чемпионка Европы в упражнениях на брусьях (1977, 1979), бревне (1977) и в вольных упражнениях (1977), обладательница серебряной медали в многоборье (1977) и в вольных упражнениях (1979), бронзовой в опорных прыжках (1977).
Абсолютная чемпионка мира (1978), чемпионка в командном первенстве (1978) и в вольных упражнениях (1975), серебряный призер в упражнениях на брусьях (1979) и бревне (1978).

http://s3.uploads.ru/t/mHXFS.png

===

Самая трагическая судьба в истории гимнастики.
     Елена Мухина стала знаменитой в одночасье, именно в 1978 году, когда выиграла абсолютное первенство мира. Через два года она получила тяжелейшую травму и 26 лет была прикована к постели.
Мухина родилась 1 июня 1960 года в Москве.
     С пяти  лет она воспитывалась Анной Ивановной — ее бабушкой.С детства в отличие от сверстниц, мечтавших стать фигуристами, Елена хотела быть гимнасткой.«Однажды на уроке появилась неизвестная женщина. Представилась: Олежко Антонина Павловна, мастер спорта.И говорит: кто хочет заниматься в гимнастической секции – поднимите руку.
Я чуть не закричала от радости», – вспоминала позднее сама Елена Вячеславовна.
     Мухина благодаря своей небывалой работоспособности, таланту и упорству сразу проявила себя.
Успехи гимнастки не остались незамеченными, и она попала в «Динамо», к прославленному тренеру Александру Эглиту.
Сам Эглит вскоре начал работать в ЦСКА и своих учениц бросать не захотел.
Так 14-летняя кандидат в мастера спорта оказалась в клубе ЦСКА.
В 1974 году Эглит предложил коллеге Михаилу Клименко взять свою подопечную в его группу. Михаил Клименко, который до этого тренировал только мужчин, посмотрел Мухину в деле и согласился. С этим тренером и была связана вся недолгая карьера Елены Мухиной.
      За два года гимнастка сделала невероятный прорыв и уже летом 1976-го у нее был шанс поехать на Олимпиаду в Монреаль.
Ее тогдашнюю программу с уникальными комбинациями называли «космической».
Но из-за нестабильности выступлений спортивные руководители побоялись взять ее в Канаду.
Первый раз тяжелую травму Мухина получила в 15 лет. В 1975-м во время Спартакиады народов СССР, которая у гимнастов проходила в Ленинграде, Мухина неудачно приземлилась на голову в поролоновой яме.Когда были сделаны рентгеновские снимки, выяснилось, что при падении произошел отрыв остистых отростков шейных позвонков.Лену положили в больницу, но каждый день после врачебного обхода за ней приезжал тренер и забирал в зал, где, сняв с шеи ортопедический ошейник, Мухина тренировалась до вечера.Через несколько дней она впервые почувствовала, что на тренировках стали неметь ноги и появилось ощущение какой-то странной слабости, которое уже больше не проходило.
http://s3.uploads.ru/t/CY3yH.jpg
     Первый звездный час Мухиной пробил на следующий год.На чемпионате СССР она становится второй в многоборье и едет на взрослое первенство Европы в Прагу, где чуть-чуть уступает в личном зачете прославленной румынской гимнастке Наде Команэчи и выигрывает три золотые медали на отдельных снарядах, покоряя судей и болельщиков высочайшей техникой.
      Именно в Чехии Мухина впервые выполнила сложнейший элемент на брусьях, названный впоследствии ее именем – петля Мухиной.В 1977-м, когда Мухина тренировалась дома перед чемпионатом мира, она ударилась боком о нижнюю жердь брусьев так, что та расщепилась.«По ощущениям я сломала себе ребра, - рассказывала позже Лена.
- Но тогда, посидев десять минут на матах, в полубессознательном состоянии отработала еще и вольные, и бревно.
Когда стало совсем плохо, подошла к тренеру, но он лишь процедил сквозь зубы:«Ты вечно ищешь повод ничего не делать».
В 1978-м за две недели до Всесоюзных молодежных игр Мухина на брусьях выбила большой палец руки так, что он полностью вышел из сустава.
http://s3.uploads.ru/t/dy1kF.jpg
     Вправила его сама - сжав зубы и закрыв глаза.Но на этом травмы не закончились: на разминке перед соревнованиями она не рассчитала разбег (в зале помыли пол и уничтожили сделанные мелом пометки), упала при приземлении с прыжка и ударилась головой. Хореограф тайком, чтобы не привлекать внимания тренеров, носила ей нашатырь, и Мухина, сойдя с очередного снаряда, зажимала ватку в ладонях.Триумфальным в карьере Мухиной стал 1978 год.Она завоевывает титул сильнейшей гимнастки страны, а затем выигрывает чемпионат мира во Франции. Сначала - в команде, а еще через день стала абсолютной чемпионкой, обыграв в числе прочих абсолютную чемпионку Игр-76 Надю Комэнеч.
     Попала в финал на трех снарядах из четырех и собрала еще один полный комплект наград, завоевав серебро на брусьях и бревне и разделив золото в вольных упражнениях с двукратной олимпийской чемпионкой Монреаля Нелли Ким.
Елена Мухина стала четвертой советской гимнасткой после Галины Шамрай, Ларисы Латыниной и Людмилы Турищевой, ставшей абсолютной чемпионкой мира.
http://s3.uploads.ru/t/GZufl.jpg
     Это безумное напряжение не могло пройти бесследно. Когда мы с Мухиной периодически встречались в зале, она выглядела заторможенной, часто плакала.Как-то сказала, что не успевает полностью перейти проспект перед спорткомплексом ЦСКА, пока горит зеленый свет, - не хватает сил.При этом ее произвольная программа практически на всех снарядах продолжала оставаться сложнейшей в мире. Осенью 1979-го на показательных выступлениях в Англии Мухина сломала ногу. Полтора месяца проходила в гипсе, но когда его сняли, выяснилось, что сломанные кости разошлись. Их поставили на место, наложили гипс заново, и на следующий день (на этом настоял тренер) Мухина уже была в зале - работала на снарядах, приземляясь на соскоках на одну ногу.Через два месяца после того, как гипс был снят, она делала уже все свои комбинации.
«Клименко всегда страшно нервничал перед соревнованиями, дергал меня, - вспоминала Мухина. - Наверное, потому, что прекрасно понимал, что его собственное благополучие и карьера напрямую зависят от того, попаду я в сборную или нет.
Я же относилась к тренировкам крайне ответственно. Бывали случаи, когда, чтобы согнать лишний вес, бегала по ночам, а утром шла в зал.При этом мне постоянно приходилось выслушивать, что я быдло и должна быть счастлива, что на меня обратили внимание и дали мне шанс».
http://s3.uploads.ru/t/XQyvH.jpg
      На последний в своей жизни сбор в Минске в начале июля 1980 года Мухина приехала с больными от перегрузок голеностопами, коленями, и к тому же у нее началось воспаление суставной сумки кисти.Сборная СССР по гимнастике готовилась к Олимпийским играм.Тренер Мухиной - Михаил Клименко - на пару дней уехал в Москву (в кулуарах шли разговоры, что Мухину могут не включить в основной состав, и Клименко поехал «отстаивать» ученицу в верхах). Лена работала самостоятельно и на одной из тренировок решила попробовать уникальную связку. Суть ее заключалась в том, что после фляка и сложнейшего (полтора сальто с поворотом на 540 градусов) прыжка приземление должно было происходить не на ноги, как обычно, а головой вниз, в кувырок.
      Гимнастка неудачно толкнулась, высоты не хватило, и на глазах главного тренера женской сборной Амана Шаниязова, гостренера Лидии Ивановой и тренера команды по акробатике (больше в зале не было никого) она врезалась в пол, сломав шею.
По мнению одного из тренеров, она разбилась потому, что просто недотолкнулась в разбеге той самой, травмированной, ногой.
За первые восемь лет ее оперировали несколько раз. Первая операция - на позвоночнике - была сделана лишь через сутки после травмы в Минске.
     Она длилась несколько часов, однако результат (во многом из-за промедления) был малоутешительный: из-за того, что головной мозг так много времени оставался в сильно сдавленном состоянии, Мухина осталась почти полностью парализованной.
Летом 1985 года Елене предложили обратиться к Валентину Дикулю.Однако в результате огромных нагрузок через пару месяцев она опять попала в больницу — отказали почки. После очередной операции в боку гимнастки образовался свищ, который не затягивался полтора года.Каждый раз врачам с колоссальным трудом удавалось выводить Мухину из послеоперационной комы - организм отказывался бороться за жизнь.
- После всех этих бесчисленных операций я решила, что если хочу жить, то из больниц мне надо бежать, - рассказывала мне Лена.
- Тогда же поняла, что надо кардинальным образом менять свое отношение к жизни.
Не завидовать другим, а учиться радоваться тому, что мне доступно. Иначе можно сойти с ума.Поняла, что заповеди «не думай плохо», «не поступай плохо», «не завидуй» - не просто слова.Что между ними и тем, как человек себя чувствует, есть прямая связь.Я стала чувствовать эти связи.И поняла, что, по сравнению с возможностью думать, отсутствие возможности двигаться - это такая ерунда...Конечно, поначалу я страшно жалела себя. Особенно тогда, когда впервые после травмы вернулась домой, откуда уходила на своих ногах и где все по-прежнему предполагало присутствие человека на ногах.К тому же почти каждый, кто приходил меня проведать, спрашивал: «Ты собираешься подавать в суд?» Все это время она ни на минуту не сдавалась.
Через несколько лет после страшного падения могла сидеть в кресле, держать ложку, немного писать.
К ней приходили преподаватели, читали лекции, принимали экзамены.Она сумела окончить Московский институт физкультуры. Когда случается травма, всегда возникает вопрос: «Кто виноват?» Когда я спросила Мухину, что думает на этот счет она сама, Лена ответила уклончиво:«Я приучила Клименко к тому, что могу тренироваться и выступать с любыми травмами...»Согласно интервью Ларисы Латыниной, Михаил Клименко был поражен ее травмой. Мухина не ожидала быть добавленной в перечень советской олимпийской команды. Существовало малое сомнение, что советская женская гимнастическая команда получит золотую медаль на Летней Олимпиаде так, как это было на предыдущих Играх. Несмотря на это, Клименко хотел, чтобы Мухина тренировалась, чтобы он стал «тренером олимпийского чемпиона».После этих событий Клименко эмигрировал в Италию.
    Не знали тогда какой ценой давались эти тренеровки Елене.Выходя из гостиницы на тренировку она каждый раз задерживала взгляд на проезжающих мимо машинах, автоматически прикидывая: если броситься под колеса - успеет та затормозить или нет.
Примерялась к карнизу за окном гостиничной комнаты и рассчитывала, как должна прыгнуть, чтобы было наверняка.
Когда в том, девятилетней давности, разговоре она рассказала мне об этом, я в ужасе спросила, почему она не бросила гимнастику раньше?
«Не знаю, - последовал ответ.
- Я несколько раз видела свое падение во сне.
Видела, как меня выносят из зала.
Понимала, что рано или поздно это действительно произойдет.
Я чувствовала себя животным, которое гонят хлыстом по бесконечному коридору.
Но снова и снова приходила в зал.
Наверное, это судьба. А на судьбу не обижаются».
Обижалась ли она сама? Внешне - нет.
http://s3.uploads.ru/t/1fMx4.jpg
     Когда я узнала о смерти Мухиной от той самой подруги, которая когда-то привела меня к ней в дом, наш восьмилетней давности разговор непроизвольно всплыл в памяти, встал перед глазами.
«Не нужно мне помогать, - совершенно спокойно возражала Лена на какие-то наши попытки поправить подушки, что-то пододвинуть поближе.
- Я не должна позволять себе слишком привыкать к чужой помощи».
     Мухина никогда не стремилась общаться с журналистами. Даже коротенький период публичного внимания, когда в 1983 году президент МОК Хуан Антонио Самаранч вручил ей высшую награду олимпийского движения - Олимпийский орден, стал для нее довольно мучительным.При всем ужасе физического состояния Мухиной удавалось сохранять в себе способность удивительно спокойно рассуждать на любые темы и называть вещи своими именами.Поэтому вся та неприкрытая показуха, коей являлась наградная суета с визитами в небольшую квартирку журналистов и фотографов, ее не радовала.
Скорее - обижала. Описать словами то ее состояние было невыносимо трудно.Елена не могла ни стоять, ни сидеть, ни держать в руке ложку, ни даже набирать телефонный номер.Чтобы иметь возможность что-то прочесть, Лена прибегала к проверенной годами уловке: просила булавкой прикрепить листок с текстом к стене на уровне глаз.Разговаривая по телефону, ложилась ухом на трубку и так могла говорить довольно долго.
Она научилась уходить в себя - в какой-то нереальный для здоровых людей мир, где прослеживала цепочки происхождений, наследственностей.Искренне верила в то, что у человека может быть несколько жизней - в разных временных пространствах. Уверяла, что видит не только прошлое, но и будущее людей, с которыми доводится общаться.С удовольствием рассказывала об этом.Это увлечение (хотя можно ли назвать увлечением то, что по-сути стало жизнью) имело разные последствия.
В том числе - тяжелые для окружающих.Именно Мухина в свое время отговорила одну из своих близких подруг отдать в больницу новорожденного ребенка с тяжелейшим пороком сердца.Убедила, что малыш просто не выживет.
В результате спустя несколько лет ребенка все же прооперировали, но семья распалась: отец ребенка так и не сумел простить ни Мухину, ни свою жену за то, что ребенок попал в больницу так поздно.Как рассказала мне ее близкая подруга, Мухина заметно сдала, когда узнала, что ее бывший тренер вернулся из Италии, где работал много лет, в Москву.
    Встречаться с Клименко, который в ее сознании так и остался самым жутким призраком прошлой жизни, она отказалась наотрез.Колоссальным ударом стала для Лены и смерть бабушки весной 2005 года.Отдать ее в дом для престарелых она не захотела, несмотря на то, что 90-летняя женщина сама требовала постоянного ухода.И, уже выжив из ума и чувствуя, что умирает, постоянно кричала внучке:«Я не оставлю тебя. Пойдем со мной!».Мухина пережила и этот кошмар.
Попросила, когда Анны Ивановны не стало, лишь об одном: когда придет время, ни при каких обстоятельствах не хоронить ее рядом с бабушкой. И не проводить вскрытия. Оставить в покое. Со своим отцом она почти не общалась. Он сам - нестарый еще человек - стал появляться в доме лишь после того как узнал, что Мухиной путем невероятных усилий многих людей удалось «пробить» персональную президентскую пенсию.Вот и наведывался. За деньгами...Наверное, она просто устала жить.
Устала беспрерывно искать ответ, почему в нашей стране ценностью может быть что угодно, но только не человеческая жизнь.
Даже в разговорах с самыми близкими людьми, в число которых входили по большому счету только две подруги, Мухина никогда не позволяла себе жаловаться на свою судьбу.
     Хотя вдуматься - какой же ужас заключается в том, что единственным разнообразием в ее жизни были редкие экскурсии в инвалидном кресле в коридор или на кухню. С одной-единственной целью: посмотреть, что происходит там - за стенами комнаты, в которой она провела 26 лет...
Елена Мухина умерла  22 декабря 2006 года. Похоронена Елена на Троекуровском кладбище в Москве.
http://s3.uploads.ru/t/xYpSG.jpg

Отредактировано Irina (2013-06-08 18:30:21)

+1

44

АнгелЯ написал(а):

Где они? Не нашла...

Стихи у нас на форуме в зале ПОЭЗИИ И ПРОЗЫ...

АнгелЯ написал(а):

32... Мрачно..

Это стихи Янки...Но это уже другая страница, другая судьба...

0

45

Рыцарь печального образа 


Часть 1

Эдгар По – аристократ, романтик, рыцарь, сказочник, поэт, певец любви и ребенок, создавший свой фантастически мир, в котором только и мог существовать. И во вторую очередь он пьяница, наркоман, больной человек, умерший загадочной смертью, ответ на которую до сих пор пытаются найти. Смерть поэта стала такой же таинственной, как были таинственны его жизнь и творчество.
http://s4.uploads.ru/t/EnwlM.jpg

Свернутый текст

Вокруг имени Эдгара По витает особая атмосфера неразгаданного, таинственного, мистического, непознанного и ужасного. Многие любят детективы, готические романы, фантастику и страшные сказки, но мало кто знает, что их родоначальником был Эдгар По. Его любили Шарль Бодлер и Теофиль Готье, Бальмонт и Брюсов. Его жизни и поэмам посвящаются фильмы, книги, стихи и музыка.

Существует не менее 20 переводов на русский язык самой известной его поэмы «Ворон». Это, больше, чем переводов известного шекспировского «Быть или не быть». Но если спросить простого американца про Эдгара По, то прежде всего он будет рассказывать о том, какой беспорядочный образ жизни он вел, как его алкогольное дыхание могло вспыхнуть, если к нему поднести свечку, о его бесконечных переездах и, наконец, о наркомании, душевных болезнях и бесславной смерти. Беда Эдгара По случилась в тот момент, когда он оказался вынужденным жить в Америке с ее буржуазной моралью и поклонением тем, кто смог себя сделать сам или, другими словами, смог стать автором, делающим деньги.
http://s4.uploads.ru/t/VX6aU.jpg

Эдгар По не умел делать ни того, ни другого. Но он умел писать гениальные стихи и талантливую прозу, которую до него никто не писал: детективы, мистику, ужасные и и фантастические истории. Он создал жанры, в которых потом появились Конан Дойль и Герберт Уэллс и многие другие, уже ушедшие и сегодня здравствующие, вплоть до весьма популярных в новой России. Мы тоже становимся все больше и больше буржуа с теми же вкусами и предпочтениями, с теми же суждениями о гениальных и не похожих на нас сумасшедших: Ницше, Достоевском, Мунке, Ван Гоге, Вирджинии Вульф и других, оплативших своей жизнью то, что сейчас стало телом культуры и доставляет наслаждение,что уже не поддается никаким суждениям и осуждениям.

http://s5.uploads.ru/t/N6A0H.png

Эдгар По был совсем другой планетой, гением, чьи работы настолько превышали вкусы и понимание толпы, что редакторы журналов, как они сами признавались, вынуждены были ему платить в несколько раз меньше, чем он того заслуживал. И только когда появились его детективы и мистические рассказы, он стал популярным, известным и востребованным. Но редакторы по-прежнему не спешили платить за его литературное творчество. Всю жизнь он страдал от безденежья и бедности, вынужденный переезжать с места на место в поисках заработка.

http://s5.uploads.ru/t/X1WTa.png

Но Эдгар был потомком известного рода: по линии отца он принадлежал к древнему ирландскому роду, по линии матери – к английскому, корнями уходя в европейскую культуру. Позднее Эдгар, переплыв океан вместе с приемной семьей в возрасте пяти лет, жил в Англии, впитывая все прелести этой таинственной и мистической страны. Это произошло в том возрасте, когда формировался мир мальчика и многие картины, предстоящие глазам подростка в предместье Лондона - Сток-Ньюингтоне, настолько сильно запечатлелись в его памяти, что описывал их потом в рассказах так, словно он и не уезжал оттуда никуда.

«Грезить – было единственным делом моей жизни»,

писал он в рассказе «Свидание». Здесь он научился английскому, французскому, латыни, математике и полюбил уединение. Недалеко от этого предместья жили поэты Шелли, Байрон и Китс. И в то время у него было еще много карманных денег.

Родная мать Эдгара была актриса Элизабет Арнольд, оставшаяся сиротой с рождения, очень красивая и обаятельная, в которую без ума влюбился старший сын генерала По, отпрыск того самого старинного ирландского рода. Сын наотрез отказался делать карьеру юриста и адвоката, женившись на бедной и безродной Элизабет Арнольд.
http://s5.uploads.ru/t/pO6jM.png

Вскоре родители умерли от чахотки. У них осталось трое детей, в том числе Эдгар - двух лет. Этого малыша после смерти матери нашли в абсолютном оцепенении, потому что старуха, присматривавшая за ним, чтобы успокоить, давала ему хлеб, намоченный джином. Так началась жизнь поэта – в нищете, сиротстве, несчастьях и вине, которые так до конца и не отпустили его.

Однако, малыша приютила относительно зажиточная семья шотландского купца Аллана, жена которого пожалела и очень полюбила мальчика, уговорив мужа взять его в дом. Своих детей у них не было. Но муж так и не согласился оформить официально усыновление, а позднее между опекуном и Эдгаром пролегла пропасть: Аллан хотел, чтобы юноша делал карьеру в бизнесе или, на худой конец, в юриспруденции, а юный Эдгар, мечтательный, с детства писавший стихи, стремился совсем к иным занятиям. Вскоре благодетельница, приютившая его, умерла и начались несчастья. Аллан женился вторично, а его новая жена сделала все, чтобы выгнать юношу из дома и оставить без наследства.
http://s5.uploads.ru/t/PS6Dq.png

Соседке Эдгара, Саре Эльмире Ройстер, которую он полюбил и с которой тайно обвенчался, запретили видится с Эдгаром, не предвещавшим семье никаких доходов. Аллан отправил его учиться на юриста в Вирджинский университет, а ее выдали замуж за богатого и успешного. Денег ему Аллан дал втрое меньше, чем требовалось даже для платы за обучение, не говоря уже об остальном. В студенчестве Эдгар пристрастился к картам, чтобы как-то сводить концы с концами. Но карточные долги росли, а Аллан наотрез отказался их выкупать. Так рыцарь оказался фактически изгнанным из дома и остался один.
http://s5.uploads.ru/t/mkhcV.png

Чтобы вытащить приемыша из долгов, Аллан потребовал строго себе подчинения, но Эдгар наотрез отказался. Он поступает в Военную академию, где платили стипендию, но дисциплина и жесткий распорядок напрягали его. Он сбегает из Академии и через какое-то время попадает в армию. Легенды говорят, что в это время Эдгар сражался за греков, потом за поляков против русских, даже жил какое-то время в Петербурге, был во Франции, Италии и вновь в Англии. Но достоверно это никому неизвестно. Этот период жизни поэта покрыт мраком и загадками.

Но достоверно известно, что в это время появляются его первые сборники стихов, чарующие мистикой и музыкой поэмы «Тамерлан» и «Аль-Аарааф», написанные еще в 15 лет.

Потом был конкурс в литературном журнале «Субботний гость», в который он направил свои рассказы и поэмы. Членов жюри сначала привлек великолепный каллигрофический почерк участника, но когда члены жюри стали читать присланную поэму и рассказ, то сомнений уже не оставалось: конкурс был с блеском выигран. То был рассказ

"Манускрипт, найденный в бутылке".
http://s4.uploads.ru/t/9OumX.png

Эдгара пригласили к сотрудничеству. Так, наконец определился жизненный путь Эдгара По. Он становится знаменитостью. Но в каком состоянии к тому времени был автор, говорит письмо Эдгара в ответ на приглашение со стороны журнала:

«Ваше приглашение к обеду ранило меня остро. Я не могу прийти по причине самого унизительного свойства – мой внешний вид».

Но Кеннеди, участник жюри конкурса, все-таки разыскал его, пришел и увидел одинокого, на краю отчаяния и умирающего с голода поэта. Эдгару было всего 24 года.

Ссылка

0

46

ЭДГАР ПО. ВОРОН, МИСТИКА, ИЗЯЩЕСТВО"

Кеннеди начинает принимать активное участие в судьбе Эдгара: он помогает ему устроиться в журнал «Южный литературный вестник», где молодой писатель чрезвычайно много работает.
http://s5.uploads.ru/t/D2mR4.jpg

Свернутый текст

Он написал за неполных два года несколько поэм и почти полсотни рассказов, тираж журнала подскочил более чем в семь раз: с 700 до 5 000 подписчиков.

Но кошелек Эдгара не стал толще, зато издательская копилка стала изрядно богаче. Такая интенсивная работа буквально сжирала его. И он не выдержал.

От переутомления Эдгар впадает в депрессию, просит своего покровителя спасти его от самоубийства. В отчаянии он пишет:

«Чувства мои …в жалостном состоянии. Я испытываю такую угнетенность духа, какой я никогда раньше не чувствовал. …Я несчастен, и я не знаю, почему. Утешьте меня – потому что Вы можете. Но сделайте это скоро – или будет слишком поздно. … Убедите меня, что это достойно, что это необходимо – жить… у меня такая угнетенность духа, которая погубит меня, если она будет долго продолжаться».

Кеннеди отвечает банальностью:

«Вставайте рано, живите благородно, заводите знакомства, которые Вас будут развлекать, и я не сомневаюсь, что Вы пошлете к черту Ваши сердечные предчувствия…».

Такими общими словами и в наши дни отделываются от тех, кто пытается найти утешение в угнетенном состоянии и депрессии у чужих по духу людей.

Эдгар уходит из журнала, начинаются бесконечные переезды, блуждания с одного места на другое, поиск работы и лучшей жизни. Но был и проблеск. В то время в жизни поэта случилась настоящая большая любовь. В скитаниях его приютила тетушка Мари Клемм, сестра отца, принявшая По как сына.
http://s5.uploads.ru/t/qilIP.png

У тетушки была удивительной красоты дочь, Виргиния Клемм. Ребенок, похожий на ангела. Ей было 13, ему – 26.

Решение венчаться вызвало сопротивление и скандал среди родственников, но влюбленные были настроены решительно. И мать девочки, несмотря на уговоры родственников, дала согласие на помолвку. Соседи смотрели на брак как минимум с удивлением, потому что брак между родственниками заключался только с целью сохранения богатства клана, но здесь речь была о чем-то совершенно им непонятном. Но все, кто знал эту пару, удивлялись любви и нежным отношениям любящих.
http://s5.uploads.ru/t/tCJX2.png

Вскоре Виргиния заболеет чахоткой и умрет в 25 лет. Для Эдгара это стало ударом, от которого он не смог оправиться. В течение нескольких месяцев, каждый день, Эдгар приходил на могилу жены и подолгу там сидел. Эту удивительную любовь, боль и грусть от потери любимой По воспел в гениальном стихотворении «Аннабель-Ли».

http://s4.uploads.ru/t/Q0VmI.png

Так печально закончился брак Эдгара. Потом была попытка обвенчаться с Сарой Эльмирой Ройстер, первой любовью, которая к моменту их встречи была уже вдовой. Эдгар приезжает в Ричмонд, свой родной город и их любовь вновь вспыхивает: они оба были свободны, она богата, он знаменит.

Казалось счастье, наконец-то, улыбнулось писателю. Но этому помешала его смерть, а может быть и подсознательное нежелание поэта изменять своей жене, пусть уже и усопшей.

Прежде чем обвенчаться вторым браком, По должен был съездить в Нью-Йорк и уладить кое-какие дела. Перед поездкой он выступил с публичной лекцией в Ричмонде. Все средства от лекции, которая собрала почти весь город и полторы тысячи долларов (жители сбежались, чтобы посмотреть на знаменитого земляка) Эдгар По хотел вложить в учреждение собственного журнала, о котором давно мечтал. Даже придумал ему название «The Stylus».
http://s5.uploads.ru/t/s7y3I.png

По дороге он высадился в Балтиморе и остановился перекусить в таверне. Что там произошло, теперь уже никто не узнает. Но вскоре его нашли лежащим на дороге, в чужой рваной одежде, без документов, без денег, без чемодана и без сознания. Кто-то из прохожих его узнал и в беспомощном состоянии отправил в больницу. Через три дня Эдгар По умер.

Загадочная смерть: отчего помутился его рассудок, то ли от слишком много выпитого алкоголя, хотя говорят, что запаха перегара не было, то ли от наркотиков, которые ему подмешали, то ли его просто ограбили…
http://s4.uploads.ru/t/ZAwME.png

Это случилось в 1849 году, 7 октября, когда поэту едва исполнилось 40. Ровно через 100 лет, 7 октября 1949 года, на его могилу пришел незнакомец, оставил там три красных розы и недопитую бутылку коньяка. С тех пор его визит повторяется каждый год, именно в этот день с теми же тремя розами и недопитой бутылкой коньяка.

Эпиграфом к его многострадальной жизни я бы выбрала сонет "Молчание", в котором поэт выражает свой дар мистического видения внутреннего света предметов, дара, за который ему пришлось дорого заплатить.

МОЛЧАНИЕ

Есть свойства — существа без воплощенья,
С двойною жизнью: видимый их лик -
В той сущности двоякой, чей родник -
Свет в веществе, предмет и отраженье.
Двойное есть Молчанье в наших днях,
Душа и тело — берега и море.
Одно живет в заброшенных местах,
Вчера травой поросших; в ясном взоре,
Глубоком, как прозрачная вода,
Оно хранит печаль воспоминанья,
Среди рыданий найденное знанье;
Его названье: «Больше Никогда».
Не бойся воплощенного Молчанья,
Ни для кого не скрыто в нем вреда.
Но если ты с его столкнешься тенью
(Эльф безымянный, что живет всегда
Там, где людского не было следа),
Тогда молись, ты обречен мученью!

(1895)

(Перевод К. Бальмонта.
Ссылка

+1

47

ЭДГАР ПО. ВОРОН, МИСТИКА, ИЗЯЩЕСТВО
http://s5.uploads.ru/t/6M8H0.jpg

Эдгар По. «Ворон» - самая известная, самая мистическая, самая чарующая и самая загадочная в своей неземной музыке и таинственном «nevermore» поэма.

Свернутый текст

Эдгар По... «Ворон» - поэма, написанная после смерти жены, полная тоски и ожидания смерти, неутешности и безнадежности. Она стало образом самого Эдгара, его жизни, смерти, мучений и его поэзии, мистической и изящной.

http://s5.uploads.ru/t/zKnBt.jpg

Отрывок из поэмы "Ворон":

Говорит так ясно птица,
не могу я надивиться.
Но казалось, что надежда
ей навек была чужда.
Тот не жди себе отрады,
в чьем дому на бюст Паллады
Сядет Ворон над дверями;
от несчастья никуда, -
Тот, кто Ворона увидел, -
не спасется никуда,
Ворона, чье имя:
"Никогда".

Мистическая поэзия Эдгара По имеет неземную природу, как и любой поэтический гений. Его поэзии посвящено немало исследований, но самое интересное говорят о нем поэты, знающие, откуда приходят стихи: Бальмонт, Гумилев, Ахматова, поэты, у которых была тяга к сверхъестественному и выходящему за пределы обыденности .

Бодлер, по внутреннему ощущению жизни очень близкий Эдгару По, писал о его гении столь же мистично и поэтично, как написал бы о себе сам поэт. Бодлер называл Эдгара По поэтом нервов, чувствующим на глубинном уровне все тонкости человеческой души, в то же время умеющим передать их в такой изящной форме и красоте, что они, казалось, были сотканы из единой, пригнанной колечко к колечку, кольчуге.

Эдгар По поэт со сверхъестественными способностями и герои у него были столь же сверхъестественны. Поэт метался между умом и чувствами, живя в пространстве тоски, одиночества, страха и беспокойства. Пытаясь преодолеть их, он выстраивал такие логические схемы, которые позволяли ему удерживаться в этом пространстве, не переходя грань безумия.

Но временами он срывался и летел в эту бездну, не в силах справиться с болезненными приступами. После смерти жены приступы стали повторяться все чаще, он стал страдать от белой горячки. Когда в Нью-Йорке вышел «Ворон» и его имя переходило из уст в уста, он шел в это время, спотыкаясь, по Бродвею совершенно пьяный. Пьянство и спасало, и губило его.

Спасало, потому что давало ему новые образы, служив своеобразной записной книжкой, которая хранила атмосферу и целые цепочки умозаключений. Пьянство было и разрядкой после мучительно трудной и тяжелой работы. В связи с этим всегда вспоминаю, что переводчик книги «Лествица» Иоанна Лествичника, после перевода, длившегося несколько лет, запил по черному. Таково было напряжение.

Страдая от непонятости, одиночества, лицемерия, тяжелой и продолжительной работы, он как никто понимал, что человек слаб, что выходит на арену жизни всего на несколько минут, а через мгновение он будет поглощен смертью. Ощущение трагичности жизни, заложенное в самой ее глубине, звучит не только в «Вороне», но практически во всех стихотворениях поэта. «Ворон» - только одно из самых известных и, пожалуй, наиболее философских. Наверное, поэтому так любимое поэтами, переводчиками и просто теми, кому близко творчество Эдгара По.
http://s5.uploads.ru/t/B847Z.gif

В заключение хочу привести еще одно мое любимое стихотворение - «Имитация», в котором выражена вся боль его жизни и мучений, от которых поэт хотел избавится, но так и не смог.

ИМИТАЦИЯ

Сумрак неизмеримый
Гордости неукротимой,
Тайна, да сон, да бред:
Это — жизнь моих ранних лет.
Этот сон всегда был тревожим
Чем-то диким, на мысль похожим
Существ, что были в былом.
Но разум, окованный сном,
Не знал, предо мной прошли ли,
Тени неведомой были.
Да не примет никто в дар наследий
Видений, встававших в бреде,
Что я тщетно старался стряхнуть,
Что, как чара, давили грудь!
Оправдались надежды едва ли;
Все же те времена миновали,
Но навек я утратил покой
На земле, чтоб дышать тоской.
Что ж, пусть канет он дымом летучим.

Перевод - В. Я. Брюсова
Ссылка

+1

48

ЛУ САЛОМЕ

http://s5.uploads.ru/t/46jBb.jpg

Сколь бы не читала автобиографического материала о Лу Саломе, её феномен остаётся для меня загадкой. Кем являлась эта женщина: дьяволицей, желавшей низвергнуть к своим ногам сильных мира сего  мужчин; ангелом- готовым поддержать в трудную минуту ; эгоистичной, самовлюбленной дамой, наплевательски относившейся к чувствам других, любившей «себя в себе»или «земной»женщиной  ,со своими слабостями, пороками и недостатками? Что это было: массовый психоз на рубеже 19-20вв. и она осознанно пользовалась  нестандартным мышлением для достижения побед или её феномен на столько выбивался из окружения, что не мог не притягивать к себе магнетизмом?
«Ее враги говорили, что она коллекционировала известных мужчин, как другие коллекционируют картины, дабы выставлять их в своей частной галерее. Но ее слава излюбленной собеседницы великих.. привлекала к ней известных и стремящихся к известности мужчин куда сильнее, нежели она сама искала их общества»(с)

На её счету десятки разбитых сердец и преданных поклонников. Список побед Лу можно запечатлеть на нескольких листах. Причем это будут не «галочки»,а истории душевных и любовных терзаний. Из-за неё страдали , мучились ,заканчивали жизнь самоубийством. Её обожали ,боготворили ,превозносили .Это были не просто мужчины ,а лучшие умы того времени.
Ницше- был безумно влюблен в неё. Любовь  к Лу стала для него наградой и проклятьем. Она была совершенным другом и абсолютным злом в его жизни.

далее

Пауль Реё- друг Ницше и дарвинист. Любил самозабвенно Саломе. Именно она изничтожила его дружбу с Ницше. Мужчины не могли находиться в «дружеском»треугольнике, каждый тянул одеяло на себя ,бешено ревнуя к другу. Идея «святой троицы» была изначально утопической.  Саломе интересовала Ницше и Реё ,как женщина ,а не как соратник или близкий по духу человек. После распада дружеской «коммуны», Лу прожила с Реё несколько лет, но интимной близости так и не произошло.
Смерть Пауля Реё повергла всех в шок .Было ли это самоубийство (на почве любви к Лу )или несчастным случаем –осталось невыясненным .Здесь немного отклонюсь от биографии Лу , рассказав о Пауле Реё. Именно его смерть Лу переживала очень болезненно .
Пауль Реё (21.11.1849г)-родился в еврейской семье землевладельца - предпринимателя . Изучал право. Ушел добровольцем на Франко –Прусскую войну, но был ранен и демобилизован.В 1873 году знакомится с Ницше. Завязалась переписка ,благодаря которой они становятся друзьями.
Во время поездки в Италию (1882г),знакомится с Лу Саломе. В 1882 г. Реё знакомит Саломе со своим другом Ницше, который покорен и её интеллектом, и красотой. Он быстро осознает ,что Лу нравится не только ему ,но и его другу  На свет появляется их дружеская «троица», занимающаяся интеллектуальными беседами, сочинениями и путешествиями. Они снимают квартиру для совместного проживания.  Ницше(как и Реё,ранее)  просит её руки, но получает отказ. Вопрос о сексуальных отношениях между ними остаётся достаточно неоднозначным.(Переписка между Мейзенбург и Реё. Кто сможет найти ,заранее благодарю .Нашла только ссылки на неё ,но не переписку) В конечном итоге, ревность друзей к Лу приводит к полному краху «дружеского» проекта.
Саломе и Реё решают покинуть Ницше и уезжают в Берлин. Здесь они собирают вокруг себя единомышленников. Пауль до последнего питал надежду на брак с Саломе. Для него стало ударом ,узнать о связи Лу  с Карлом Андреасом(некоторые источники говорят ,что между Лу и Андреасом была связь, но какого рода ,не уточняют. Была ли то дружба, сублимация секса или полноценные интимные отношения –неизвестно)
Лу принимает предложение Карла Андреаса стать его супругой.
В 1885 году Реё изучает медицину ,успешно заканчивает университет. Он уезжает в имение своего брата, где занимается лечением  рабочих поместья(почти не беря платы). В1900 году переезжает в Швейцарию, где продолжает врачевать.
28.10.1901, года во время горного похода ,Пауль Реё упал в ущелье и погиб. Был ли это несчастный случай ,насильственная смерть или суицид –остается загадкой.

Вернемся вновь к ЛУ……Следующим мужчиной после Реё стал Карл Андреас- иранист. Некоторые предполагают, что у них были интимные ,добрачные отношения(но так ли это???)) Путем шантажа (самоубийство) он добивается согласия Саломе на брак, жертвуя при этом интимной близостью с Лу(обязательное условие невесты) ,дав полную  свободу Саломе. Бедняга думал , что это всего лишь слова,но Лу сдержала данное обещание. Ей прощались все похождения на стороне,  за то ,что она была рядом с ним..

.. После замужества в Лу проснулась чувственная ,порой провокационная женщина.
"Женское начало и сексуальную страсть в Лу Саломе пробудил Георг Ледебур. Ей было уже за 30, когда она изведала плотские удовольствия. Законный супруг Андреас был вне себя, узнав об интимной связи жены с политическим деятелем. Но в этот раз излюбленный Фридрихом шантаж не удался. Супруга проигнорировала его попытку самоубийства и предложила развод. Фридрих категорически отказался. Счастливый любовник Ледебур в это же время настаивал на расторжении брака и устраивал отвратительные сцены ревности. Устав от бесконечного выяснения отношений, Лу Саломе бросила обоих и уехала в Париж."(с)

Впрочем, и там она не осталась в одиночестве. Умную, страстную, сексуальную и безудержную в плотских утехах молодую женщину всюду окружала толпа поклонников. Любовники у Лу Саломе сменялись один за другим. Женщина, обладающая уникальными умственными способностями, умела с искренним интересом слушать других. Восхищение и обожание столь неординарной женщины возносило мужчин в их собственных глазах на небывалую высоту. Рядом с Лу каждый становился чуть лучше, умнее, талантливее. Ее невозможно было не любить! Многие воздыхатели требовали ее развода с Андреасом. Но Саломе по-прежнему ценила собственную свободу превыше всего. Со временем супруг изжил все свои приступы ревности. Не смотря на то, что Лу никогда не скрывала романы с различными мужчинами и действовала вполне открыто, с Андреасом они зажили в мире и согласии.

"Будучи замужней 36 летней дамой у неё случается роман  с начинающим поэтом, 21-летним Рильке. Она берет его в две поездки по России (1899, 1900), учит его русскому языку, знакомит его с психологизмом Достоевского и Толстого. Рильке, как и многие другие возлюбленные Лу, живёт с нею и Андреасом в их доме. Он посвящал ей стихи, по её совету поменял своё «женственное» имя — «Рене» на более жёсткое — «Райнер», его почерк меняется и становится практически неотличимым от её манеры писать. Через четыре года Лу уходит от поэта, т.к. он так же, как и многие ее любовники до него, хотел, чтобы она подала на развод. Рильке говорил, что без этой женщины он никогда бы не смог найти свой жизненный путь. Друзьями они останутся на всю жизнь. До самой его смерти в 1926 г. бывшие любовники переписывались друг с другом."(с)

В 50 лет сближается с Фрейдом ,становясь его ученицей. Многие современники того времени говорили ,что Фрейд относился к Лу по-особенному, «Его глаза светились при виде её»
"Они становятся друзьями на следующую четверть века. Фрейд, со свойственной ему чуткостью, не заявлял на неё собственнические претензии, что и не привело к обычным для неё разочарованиям в мужчинах.  Лу Саломе овладевает психоанализом. Она входит в круг его ближайших учеников. Её нашумевшая книга «Эротика» выдержала в Европе 5 переизданий. В соавторстве с Анной Фрейд она задумывает учебник о детской психике. С 1914 она начинает работать с больными, оставляя ради науки беллетристику (ею написано порядка 139 научных статей). Поселившись вместе с мужем в Гёттингене, она открывает психотерапевтическую практику и много трудится."с)
.Их связала 25 летняя дружба .

Она чувствовала себя на равных с мужчинами. Долгое время избегая физической близости, веря в идеал абсолютной дружбы ,не отягощенной любовью. Так ли это было на самом деле или она вела «игру» длиною в жизнь  и её захватывал процесс. Может быть, можно считать , она реализовывала на практике ницшевское кредо «Стать тем ,кто ты есть»,явилась отчаянным экспериментатором, вскрыв  сущность ,извлёкши на свет её подлинность, не боясь осуждения общества и предрассудков? Для меня остается очень много противоречий в её поведении. Хотелось бы ,поучаствовать в дискуссии по поводу жизненного  кредо Лу Саломе .Буду рада всем ,кто примет участие .При возможности приносите интересные факты её биографии .,дабы сделать «картинку» полной

Отредактировано чИсночный шАкАлад (2013-08-11 11:44:37)

0

49

Посмотрите фильм ..именно он раскрывает странность происходящего в отношениях между героями .
Иллюзии перекликаются с реальностью ,а может они жили этими иллюзиями?

По ту сторону добра и зла(смотреть..нажать)

(слишком запутанные отношения ..желание сделать из себя сверхчеловека .
Подчинить контролю чувства...но возможно ли это?
После фильма  мне стала понятна психология Ницше ..поступки Лу Саломе,Пауля Реё ..
"жизнь Фридриха Ницше, великого немецкого философа, объявившего "Смерть Бога" и написавшего такие знаменитые книги, как "Так говорил Заратустра" и "По ту сторону добра и зла". Фильм сфокусирован на любви, бисексуальном треугольнике между Ницше (его играет Эрланд Джозефсон, актёр Бергмана), его другом Полом Ри (Пауэлл) и Луизой Саломе (Санда). Как и "Ночной портье", этот фильм полон сильных и жестоких сцен (гомосексуальное изнасилование, копрология (изучение экскрементов) и т.д.), но с другой стороны он состоит из идей ницшеанской философии, трансформированной в феминистическую проповедь (женщина в качестве Супермена по ту сторону добра и зла). Рекомендуется интеллектуалам с железными нервами."(с)

Отредактировано чИсночный шАкАлад (2013-09-29 16:26:56)

0

50

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

51

Женщина - палач - Антонина Макарова-Гинзбург
http://s5.uploads.ru/t/cpDOu.jpg

Великая отечественная война - одна из самых сложных и противоречивых страниц нашей истории. Это и великая трагедия нашего народа, боль, которая не утихнет ещё долгое время, и история великого героизма нации, совершившей настоящий подвиг.

Советские солдаты не раздумывая бросались в бой, ведь они защищали главное, что есть у человека - свою Родину. Память об их героизме останется в веках.

Свернутый текст

Но есть в истории войны и чёрные страницы, истории людей, совершавших ужасные поступки, которым нет и не будет оправдания.

История, о которой пойдёт речь поразила меня до глубины души...
http://s4.uploads.ru/t/zvXyF.jpg

История Антонины Макаровой-Гинзбург – советской девушки, лично казнившей полторы тысячи своих соотечественников – другая, темная сторона героической истории Великой Отечественной войны.

Тонька-пулеметчица, как ее называли тогда, работала на оккупированной гитлеровскими войсками советской территории с 41-го по 43-й годы, приводя в исполнение массовые смертные приговоры фашистов партизанским семьям.

Передергивая затвор пулемета, она не думала о тех, кого расстреливает – детей, женщин, стариков – это было для нее просто работой. “Какая чушь, что потом мучают угрызения совести. Что те, кого убиваешь, приходят по ночам в кошмарах. Мне до сих пор не приснился ни один”, – говорила она своим следователям на допросах, когда ее все-таки вычислили и задержали – через 35 лет после ее последнего расстрела.

Уголовное дело брянской карательницы Антонины Макаровой-Гинзбург до сих пор покоится в недрах спецхрана ФСБ. Доступ к нему строго запрещен, и это понятно, потому что гордиться здесь нечем: ни в какой другой стране мира не родилась еще женщина, лично убившая полторы тысячи человек.

Тридцать три года после Победы эту женщину звали Антониной Макаровной Гинзбург. Она была фронтовичкой, ветераном труда, уважаемой и почитаемой в своем городке. Ее семья имела все положенные по статусу льготы: квартиру, знаки отличия к круглым датам и дефицитную колбасу в продуктовом пайке. Муж у нее тоже был участник войны, с орденами и медалями. Две взрослые дочери гордились своей мамой.

На нее равнялись, с нее брали пример: еще бы, такая героическая судьба: всю войну прошагать простой медсестрой от Москвы до Кенигсберга. Учителя школ приглашали Антонину Макаровну выступить на линейке, поведать подрастающему поколению, что в жизни каждого человека всегда найдется место подвигу. И что самое главное на войне – это не бояться смотреть смерти в лицо. И кто, как не Антонина Макаровна, знал об этом лучше всего…

Ее арестовали летом 1978-го года в белорусском городке Лепель. Совершенно обычная женщина в плаще песочного цвета с авоськой в руках шла по улице, когда рядом остановилась машина, из нее выскочили неприметные мужчины в штатском и со словами: “Вам необходимо срочно проехать с нами!” обступили ее, не давая возможности убежать.

“Вы догадываетесь, зачем вас сюда привезли?” – спросил следователь брянского КГБ, когда ее привели на первый допрос. “Ошибка какая-то”, – усмехнулась женщина в ответ.

“Вы не Антонина Макаровна Гинзбург. Вы – Антонина Макарова, больше известная как Тонька-москвичка или Тонька-пулеметчица. Вы – карательница, работали на немцев, производили массовые расстрелы. О ваших зверствах в деревне Локоть, что под Брянском, до сих пор ходят легенды. Мы искали вас больше тридцати лет – теперь пришла пора отвечать за то, что совершили. Сроков давности ваши преступления не имеют”.

“Значит, не зря последний год на сердце стало тревожно, будто чувствовала, что появитесь, – сказала женщина. – Как давно это было. Будто и не со мной вовсе. Практически вся жизнь уже прошла. Ну, записывайте…”

Из протокола допроса Антонины Макаровой-Гинзбург, июнь 78-го года:

“Все приговоренные к смерти были для меня одинаковые. Менялось только их количество. Обычно мне приказывали расстрелять группу из 27 человек – столько партизан вмещала в себя камера. Я расстреливала примерно в 500 метрах от тюрьмы у какой-то ямы. Арестованных ставили цепочкой лицом к яме. На место расстрела кто-то из мужчин выкатывал мой пулемет. По команде начальства я становилась на колени и стреляла по людям до тех пор, пока замертво не падали все…”

“Cводить в крапиву” – на жаргоне Тони это означало повести на расстрел. Сама она умирала трижды. Первый раз осенью 41-го, в страшном “вяземском котле”, молоденькой девчонкой-санинструкторшей. Гитлеровские войска тогда наступали на Москву в рамках операции “Тайфун”. Советские полководцы бросали свои армии на смерть, и это не считалось преступлением – у войны другая мораль. Больше миллиона советских мальчишек и девчонок всего за шесть дней погибли в той вяземской мясорубке, пятьсот тысяч оказались в плену. Гибель простых солдат в тот момент ничего не решала и не приближала победу, она была просто бессмысленной. Так же как помощь медсестры мертвецам…

19-летняя медсестра Тоня Макарова, очнулась после боя в лесу. В воздухе пахло горелой плотью. Рядом лежал незнакомый солдат. “Эй, ты цела еще? Меня Николаем Федчуком зовут”. “А меня Тоней”, – она ничего не чувствовала, не слышала, не понимала, будто душу ее контузили, и осталась одна человеческая оболочка, а внутри – пустота. Потянулась к нему, задрожав: “Ма-а-амочка, холодно-то как!” “Ну что, красивая, не плачь. Будем вместе выбираться”, – ответил Николай и расстегнул верхнюю пуговицу ее гимнастерки.
http://s4.uploads.ru/t/vRmp3.jpg

Три месяца, до первого снега, они вместе бродили по чащобам, выбираясь из окружения, не зная ни направления движения, ни своей конечной цели, ни где свои, ни где враги. Голодали, ломая на двоих, ворованные ломти хлеба. Днем шарахались от военных обозов, а по ночам согревали друг друга. Тоня стирала обоим портянки в студеной воде, готовила нехитрый обед. Любила ли она Николая? Скорее, выгоняла, выжигала каленым железом, страх и холод у себя изнутри.
“Я почти москвичка, – гордо врала Тоня Николаю. – В нашей семье много детей. И все мы Парфеновы. Я – старшая, как у Горького, рано вышла в люди. Такой букой росла, неразговорчивой. Пришла как-то в школу деревенскую, в первый класс, и фамилию свою позабыла. Учительница спрашивает: “Как тебя зовут, девочка?” А я знаю, что Парфенова, только сказать боюсь. Ребятишки с задней парты кричат: “Да Макарова она, у нее отец Макар”. Так меня одну во всех документах и записали. После школы в Москву уехала, тут война началась. Меня в медсестры призвали. А у меня мечта другая была – я хотела на пулемете строчить, как Анка-пулеметчица из “Чапаева”. Правда, я на нее похожа? Вот когда к нашим выберемся, давай за пулемет попросимся…”

В январе 42-го, грязные и оборванные, Тоня с Николаем вышли, наконец, к деревне Красный Колодец. И тут им пришлось навсегда расстаться. “Знаешь, моя родная деревня неподалеку. Я туда сейчас, у меня жена, дети, – сказал ей на прощание Николай. – Я не мог тебе раньше признаться, ты уж меня прости. Спасибо за компанию. Дальше сама как-нибудь выбирайся”. “Не бросай меня, Коля”, – взмолилась Тоня, повиснув на нем. Однако Николай стряхнул ее с себя как пепел с сигареты и ушел.

Несколько дней Тоня побиралась по хатам, христарадничала, просилась на постой. Сердобольные хозяйки сперва ее пускали, но через несколько дней неизменно отказывали от приюта, объясняя тем, что самим есть нечего. “Больно взгляд у нее нехороший, – говорили женщины. – К мужикам нашим пристает, кто не на фронте, лазает с ними на чердак, просит ее отогреть”.

Не исключено, что Тоня в тот момент действительно тронулась рассудком. Возможно, ее добило предательство Николая, или просто закончились силы – так или иначе, у нее остались лишь физические потребности: хотелось есть, пить, помыться с мылом в горячей бане и переспать с кем-нибудь, чтобы только не оставаться одной в холодной темноте. Она не хотела быть героиней, она просто хотела выжить. Любой ценой.

В той деревне, где Тоня остановилась вначале, полицаев не было. Почти все ее жители ушли в партизаны. В соседней деревне, наоборот, прописались одни каратели. Линия фронта здесь шла посередине околицы. Как-то она брела по околице, полубезумная, потерянная, не зная, где, как и с кем она проведет эту ночь. Ее остановили люди в форме и поинтересовались по-русски: “Кто такая?” “Антонина я, Макарова. Из Москвы”, – ответила девушка.

Ее привели в администрацию села Локоть. Полицаи говорили ей комплименты, потом по очереди “любили” ее. Затем ей дали выпить целый стакан самогона, после чего сунули в руки пулемет. Как она и мечтала – разгонять непрерывной пулеметной строчкой пустоту внутри. По живым людям.
http://s5.uploads.ru/t/VrQ3L.jpg

“Макарова-Гинзбург рассказывала на допросах, что первый раз ее вывели на расстрел партизан совершенно пьяной, она не понимала, что делала, – вспоминает следователь по ее делу Леонид Савоськин. – Но заплатили хорошо – 30 марок, и предложили сотрудничество на постоянной основе. Ведь никому из русских полицаев не хотелось мараться, они предпочли, чтобы казни партизан и членов их семей совершала женщина. Бездомной и одинокой Антонине дали койку в комнате на местном конезаводе, где можно было ночевать и хранить пулемет. Утром она добровольно вышла на работу”.

Из допроса Антонины Макаровой-Гинзбург, июнь 78-го года:

“Я не знала тех, кого расстреливаю. Они меня не знали. Поэтому стыдно мне перед ними не было. Бывало, выстрелишь, подойдешь ближе, а кое-кто еще дергается. Тогда снова стреляла в голову, чтобы человек не мучился. Иногда у нескольких заключенных на груди был подвешен кусок фанеры с надписью “партизан”. Некоторые перед смертью что-то пели. После казней я чистила пулемет в караульном помещении или во дворе. Патронов было в достатке…”

Бывшая квартирная хозяйка Тони из Красного Колодца, одна из тех, что когда-то тоже выгнала ее из своего дома, пришла в деревню Локоть за солью. Ее задержали полицаи и повели в местную тюрьму, приписав связь с партизанами. “Не партизанка я. Спросите хоть вашу Тоньку-пулеметчицу”, – испугалась женщина. Тоня посмотрела на нее внимательно и хмыкнула: “Пойдем, я дам тебе соль”.

В крошечной комнате, где жила Антонина, царил порядок. Стоял пулемет, блестевший от машинного масла. Рядом на стуле аккуратной стопочкой была сложена одежда: нарядные платьица, юбки, белые блузки с рикошетом дырок в спине. И корыто для стирки на полу.

“Если мне вещи у приговоренных нравятся, так я снимаю потом с мертвых, чего добру пропадать, – объяснила Тоня. – Один раз учительницу расстреливала, так мне ее кофточка понравилась, розовая, шелковая, но уж больно вся в крови заляпана, побоялась, что не отстираю – пришлось ее в могиле оставить. Жалко… Так сколько тебе надо соли?”
“Ничего мне от тебя не нужно, – попятилась к двери женщина. – Побойся бога, Тоня, он ведь есть, он все видит – столько крови на тебе, не отстираешься!” “Ну раз ты смелая, что же ты помощи-то у меня просила, когда тебя в тюрьму вели? – закричала Антонина вслед. – Вот и погибала бы по-геройски! Значит, когда шкуру надо спасти, то и Тонькина дружба годится?”.

По вечерам Антонина наряжалась и отправлялась в немецкий клуб на танцы. Другие девушки, подрабатывавшие у немцев проститутками, с ней не дружили. Тоня задирала нос, бахвалясь тем, что она москвичка. С соседкой по комнате, машинисткой деревенского старосты, она тоже не откровенничала, а та ее боялась за какой-то порченый взгляд и еще за рано прорезавшуюся складку на лбу, как будто Тоня слишком много думает.

На танцах Тоня напивалась допьяна, и меняла партнеров как перчатки, смеялась, чокалась, стреляла сигаретки у офицеров. И не думала о тех очередных 27-и, которых ей предстояло казнить утром. Страшно убивать только первого, второго, потом, когда счет идет на сотни, это становится просто тяжелой работой.

Перед рассветом, когда после пыток затихали стоны приговоренных к казням партизан, Тоня вылезала тихонечко из своей постели и часами бродила по бывшей конюшне, переделанной наскоро в тюрьму, всматриваясь в лица тех, кого ей зпредстояло убить.

Из допроса Антонины Макаровой-Гинзбург, июнь 78-го года:

“Мне казалось, что война спишет все. Я просто выполняла свою работу, за которую мне платили. Приходилось расстреливать не только партизан, но и членов их семей, женщин, подростков. Об этом я старалась не вспоминать. Хотя обстоятельства одной казни помню – перед расстрелом парень, приговоренный к смерти, крикнул мне: “Больше не увидимся, прощай, сестра!..”

Ей потрясающе везло. Летом 43-го, когда начались бои за освобождение Брянщины, у Тони и нескольких местных проституток обнаружилась венерическая болезнь. Немцы приказали им лечиться, отправив их в госпиталь в свой далекий тыл. Когда в село Локоть вошли советские войска, отправляя на виселицы предателей Родины и бывших полицаев, от злодеяний Тоньки-пулеметчицы остались одни только страшные легенды.

Из вещей материальных – наспех присыпанные кости в братских могилах на безымянном поле, где, по самым скромным подсчетам, покоились останки полутора тысяч человек. Удалось восстановить паспортные данные лишь около двухсот человек, расстрелянных Тоней. Смерть этих людей и легла в основу заочного обвинения Антонины Макаровны Макаровой, 1921 года рождения, предположительно жительницы Москвы. Больше о ней не знали ничего…

“Розыскное дело Антонины Макаровой наши сотрудники вели тридцать с лишним лет, передавая его друг другу по наследству, – рассказал “МК” майор КГБ Петр Николаевич Головачев, занимавшийся в 70-е годы розыском Антонины Макаровой. – Периодически оно попадало в архив, потом, когда мы ловили и допрашивали очередного предателя Родины, оно опять всплывало на поверхность. Не могла же Тонька исчезнуть без следа?! Это сейчас можно обвинять органы в некомпетентности и безграмотности. Но работа шла ювелирная. За послевоенные годы сотрудники КГБ тайно и аккуратно проверили всех женщин Советского Союза, носивших это имя, отчество и фамилию и подходивших по возрасту, – таких Тонек Макаровых нашлось в СССР около 250 человек. Но – бесполезно. Настоящая Тонька-пулеметчица как в воду канула…”

“Вы Тоньку слишком не ругайте, – попросил Головачев. – Знаете, мне ее даже жаль. Это все война, проклятая, виновата, она ее сломала… У нее не было выбора – она могла остаться человеком и сама тогда оказалась бы в числе расстрелянных. Но предпочла жить, став палачом. А ведь ей было в 41-м году всего 20 лет”.

Но просто взять и забыть о ней было нельзя. “Слишком страшные были ее преступления, – говорит Головачев. – Это просто в голове не укладывалось, сколько жизней она унесла. Нескольким людям удалось спастись, они проходили главными свидетелями по делу. И вот, когда мы их допрашивали, они говорили о том, что Тонька до сих пор приходит к ним во снах. Молодая, с пулеметом, смотрит пристально – и не отводит глаза. Они были убеждены, что девушка-палач жива, и просили обязательно ее найти, чтобы прекратить эти ночные кошмары. Мы понимали, что она могла давно выйти замуж и поменять паспорт, поэтому досконально изучили жизненный путь всех ее возможных родственников по фамилии Макаровы…”

Однако никто из следователей не догадывался, что начинать искать Антонину нужно было не с Макаровых, а с Парфеновых. Да, именно случайная ошибка деревенской учительницы Тони в первом классе, записавшей ее отчество как фамилию, и позволила “пулеметчице” ускользать от возмездия столько лет. Ее настоящие родные, разумеется, никогда не попадали в круг интересов следствия по этому делу.

Но в 76-м году один из московских чиновников по фамилии Парфенов собирался за границу. Заполняя анкету на загранпаспорт, он честно перечислил списком имена и фамилии своих родных братьев и сестер, семья была большая, целых пять человек детей. Все они были Парфеновы, и только одна почему-то Антонина Макаровна Макарова, с 45-го года по мужу Гинзбург, живущая ныне в Белоруссии. Мужчину вызвали в ОВИР для дополнительных объяснений. На судьбоносной встрече присутствовали, естественно, и люди из КГБ в штатском.

“Мы ужасно боялись поставить под удар репутацию уважаемой всеми женщины, фронтовички, прекрасной матери и жены, – вспоминает Головачев. – Поэтому в белорусский Лепель наши сотрудники ездили тайно, целый год наблюдали за Антониной Гинзбург, привозили туда по одному выживших свидетелей, бывшего карателя, одного из ее любовников, для опознания. Только когда все до единого сказали одно и то же – это она, Тонька-пулеметчица, мы узнали ее по приметной складке на лбу, – сомнения отпали”.

Муж Антонины, Виктор Гинзбург, ветеран войны и труда, после ее неожиданного ареста обещал пожаловаться в ООН. “Мы не признались ему, в чем обвиняют ту, с которой он прожил счастливо целую жизнь. Боялись, что мужик этого просто не переживет”, – говорили следователи.

Виктор Гинзбург закидывал жалобами различные организации, уверяя, что очень любит свою жену, и даже если она совершила какое-нибудь преступление – например, денежную растрату, – он все ей простит. А еще он рассказывал про то, как раненым мальчишкой в апреле 45-го лежал в госпитале под Кенигсбергом, и вдруг в палату вошла она, новенькая медсестричка Тонечка. Невинная, чистая, как будто и не на войне, – и он влюбился в нее с первого взгляда, а через несколько дней они расписались.

Антонина взяла фамилию супруга, и после демобилизации поехала вместе с ним в забытый богом и людьми белорусский Лепель, а не в Москву, откуда ее и призвали когда-то на фронт. Когда старику сказали правду, он поседел за одну ночь. И больше жалоб никаких не писал.

“Арестованная мужу из СИЗО не передала ни строчки. И двум дочерям, которых родила после войны, кстати, тоже ничего не написала и свидания с ним не попросила, – рассказывает следователь Леонид Савоськин. – Когда с нашей обвиняемой удалось найти контакт, она начала обо всем рассказывать. О том, как спаслась, бежав из немецкого госпиталя и попав в наше окружение, выправила себе чужие ветеранские документы, по которым начала жить. Она ничего не скрывала, но это и было самым страшным. Создавалось ощущение, что она искренне недопонимает: за что ее посадили, что ТАКОГО ужасного она совершила? У нее как будто в голове блок какой-то с войны стоял, чтобы самой с ума, наверное, не сойти. Она все помнила, каждый свой расстрел, но ни о чем не сожалела. Мне она показалась очень жестокой женщиной. Я не знаю, какой она была в молодости. И что заставило ее совершать эти преступления. Желание выжить? Минутное помрачение? Ужасы войны? В любом случае это ее не оправдывает. Она погубила не только чужих людей, но и свою собственную семью. Она просто уничтожила их своим разоблачением. Психическая экспертиза показала, что Антонина Макаровна Макарова вменяема”.

Следователи очень боялись каких-то эксцессов со стороны обвиняемой: прежде бывали случаи, когда бывшие полицаи, здоровые мужики, вспомнив былые преступления, кончали с собой прямо в камере. Постаревшая Тоня приступами раскаяния не страдала. “Невозможно постоянно бояться, – говорила она. – Первые десять лет я ждала стука в дверь, а потом успокоилась. Нет таких грехов, чтобы всю жизнь человека мучили”.

Во время следственного эксперимента ее отвезли в Локоть, на то самое поле, где она вела расстрелы. Деревенские жители плевали ей вслед как ожившему призраку, а Антонина лишь недоуменно косилась на них, скрупулезно объясняя, как, где, кого и чем убивала… Для нее это было далекое прошлое, другая жизнь.

“Опозорили меня на старости лет, – жаловалась она по вечерам, сидя в камере, своим тюремщицам. – Теперь после приговора придется из Лепеля уезжать, иначе каждый дурак станет в меня пальцем тыкать. Я думаю, что мне года три условно дадут. За что больше-то? Потом надо как-то заново жизнь устраивать. А сколько у вас в СИЗО зарплата, девчонки? Может, мне к вам устроиться – работа-то знакомая…”

Антонину Макарову-Гинзбург расстреляли в шесть часов утра 11 августа 1978 года, почти сразу после вынесения смертного приговора. Решение суда стало абсолютной неожиданностью даже для людей, которые вели расследование, не говоря уж о самой подсудимой. Все прошения 55-летней Антонины Макаровой-Гинзбург о помиловании в Москве были отклонены.

В Советском Союзе это было последнее крупное дело об изменниках Родины в годы Великой Отечественной войны, и единственное, в котором фигурировала женщина-каратель. Никогда позже женщин в СССР по приговору суда не казнили.

Ссылка

Отредактировано Вик (2013-08-03 09:48:57)

0

52

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

53

Екатерина Медичи: чудовище в женском обличье

http://s5.uploads.ru/t/rdC90.png

Одна из самых зловещих фигур в мировой истории, безжалостная Екатерина Медичи мечтала только об одном — о безграничной власти. Как бы в отместку за несчастливую личную жизнь, обделенная любовью, она сделала ставку на политическую карьеру и сумела выиграть. Ради достижения своих целей она не останавливалась ни перёд чем — интриги, черная магия, всевозможные козни составляли ее привычный образ жизни. Преступив законы Божьи и человеческие, она готова была пожертвовать на алтарь смерти собственных детей, если они угрожали пошатнуть ее авторитет и оттеснить ее от трона. Но судьба отомстила ей за ненасытное властолюбие: на этой жестокой женщине закончилась династия французских королей Валуа…

Свернутый текст

В детстве каждого человека происходят события, которые не только остаются в памяти, нанося непоправимый удар психике, но и накладывают отпечаток на дальнейшую жизнь. В этом смысле Екатерине Медичи не повезло.

Она родилась во Флоренции в 1519 году в семье герцога Урбино Лоренцо N Медичи, племянника Папы Льва X, а через несколько дней осталась круглой сиротой.

Екатерина росла на фоне постоянной политической борьбы, которую вели ее родственники, пытавшиеся стать полноправными хозяевами Флоренции. В 1523 году ее дед Джулио Медичи вступил на папский престол под именем Климента VII, со временем он сумел добиться неограниченной власти над Флоренцией.

В эти смутные годы Екатерина жила в монастыре Санта-Лючия. И однажды осажденные в городе республиканцы предложили выставить девочку на крепостную стену под огонь неприятельских пушек.

Ей было всего 9 лет. Ее ждала неминуемая гибель, если бы не вмешательство Папы, который приказал оставить ребенка в покое. Однако некоторые исследователи уверены, что горожане, потерпев поражение, отдали Екатерину на развлечение солдатам.

Все это, само собой, не могло пройти бесследно для неокрепшей детской психики. Она слишком рано поняла, что мир продажен и жесток, и чтобы выжить, необходимо быть скрытной, никому не доверять и следовать не велениям сердца, а холодному расчету.

После падения Флоренции судьбой девочки занялся ее дед — Папа Климент VII. Теперь у нее был дом, внеш-не спокойная, сытая жизнь. Но хорошим отношением она была обязана отнюдь не родственным чувствам. Просто властолюбивый дед хотел использовать ее в качестве крупного козыря в своей политической игре.

У нее были для этого все данные — знатное происхождение и очаровательная внешность, к тому же она была сообразительной и приветливой. Хотя очевидцы, знавшие Екатерину в те годы, говорили об ее остром, но болезненном уме и металлическом холоде, который излучали ее прекрасные глаза.

Перебрав подходящих женихов, Папа остановился на молодом принце Оранском, но вскоре после помолвки юноша погиб в одном из сражений. Климент VII быстро подыскал ему замену: рука Екатерины была предложена сыну короля Франции — герцогу Генриху Орлеанскому.

http://s5.uploads.ru/t/jIu2q.png

В ЭПИЦЕНТРЕ ИНТРИГ

Новобрачным было всего по 14 лет. Они были так юны и неопытны, что король с королевой сперва даже хотели разместить их по разным комнатам. Вскоре Екатерина узнала малоутешительную для себя новость — оказывается, ее супруг воспылал страстью к блестящей придворной даме Диане де Пуатье, которая была старше его почти на 20 лет.
http://s5.uploads.ru/t/cF1gy.png
Выдержка этой девочки достойна восхищения: она не позволяла себе ни упреков, ни сцен ревности. Она была терпелива и тактична. Впрочем, в ее положении такое поведение было единственно верным. К тому же в течение десяти лет она не могла стать матерью, а отсутствие наследников делало ее очень уязвимой, поскольку над ней нависала угроза развода. Пытаясь обезопасить себя, Екатерина старается понравиться тестю. Тонкая лесть и восхищение дали свои плоды: она сумела завоевать сердце короля Франциска.

Что касается Дианы де Пуатье, здесь Екатерина была бессильна. Эта стареющая фаворитка пользовалась безраздельным влиянием на слабовольного Генриха. Даже если Екатерина хотела побыть наедине со своим супругом, она должна была спрашивать разрешения у Дианы.

И будущая королева ни словом, ни взглядом не выказывала своего недовольства. Напротив, она была предупредительна и любезна по отношению к сопернице, и вскоре стала ее близким «другом». Мужу Екатерина тоже старалась всячески угодить. Однажды он даже признался, что ему никогда не было так хорошо, как в постели с собственной женой.

Она умела ждать и, так и не изведав любви, мечтала только о власти. После смерти короля престол должен был унаследовать его старший сын Франциск; у Генриха, казалось, практически не было шансов. Но его супруга думала иначе. И вот однажды жарким августовским днем выпивает принц стакан холодной воды со льдом и вскоре умирает. Отравление было налицо, но виновников так и не нашли…

Генрих вступил на престол, а его супруга стала, наконец, королевой, хотя фактически всем заправляла Диана. Екатерине по-прежнему приходилось довольствоваться скромным местом на задворках политической борьбы.

Став королевой, она окружила себя клевретами, наушниками и красавицами-фрейлинами, не обремененными моральными устоями. По наущению Екатерины во всех стенах спален дворца были просверлены дырки, что давало возможность следить за всеми обитателями Лувра днем и ночью.

Помимо интриг она находила отдушину лишь в покровительстве талантам, собрав при дворе весь цвет европейского искусства. Увлеклась она астрологией и магией. Именно Екатерина пригласила ко двору знаменитого Нострадамуса, который довольно точно предсказал ей будущее, в том числе и гибель ее супруга, и то, что ее сыновья будут править, но недолго, а трон унаследует Генрих Наваррский…

Екатерина избавилась от бесплодия и теперь рожала наследников одного за другим. Однако все ее сыновья оказались ущербными — кто умственно, кто физически. Безвольные, они в то же время отличались коварством и мстительностью. Дочери не разочаровали — но и их королева не особенно любила. Она смотрела на них лишь с точки зрения выгодных династических союзов.

Екатерина Медичи овдовела в 40 лет. Смерть ее супруга была нелепой, но предсказание Нострадамуса полностью подтвердилось: во время рыцарского турнира копье графа Монтгомери сломалось и вонзилось в глаз королю. Рана оказалась смертельной. Король был еще жив, когда Екатерина потребовала от Дианы де Пуатье вернуть бриллианты, которые ей подарил король, и покинуть двор.

Екатерина получила вожделенную власть — на престол взошел ее 16-летний сын Франциск. Но тут оказалось, что ключевые посты в королевстве захватило семейство Гизов, которое совсем не расположено уступать свои позиции. Ненависть королевы не знает границ. Она находит себе верного союзника в лице Франсуа Вандома — возможно, это был единственный мужчина, которого она когда-либо любила. Но Ван-дом проиграл войну с Гизами. Екатерине ничего не остается, как отправить побежденного союзника в Бастилию, а вскоре и на тот свет.

На некоторое время ей приходится примириться с Гизами, но она не собирается сдаваться. Екатерина умело использует в своих целях религиозное противостояние протестантов и католиков. И хотя она сама благоволит католикам, дабы насолить Гизам, поддерживает протестантов. Она натравливает одних на других, надеясь таким образом укрепить свою власть.

Даже внезапная смерть Франциска оставляет ее равнодушной, ведь у нее остались еще трое сыновей. На престол вступает ее несовершеннолетний сын Карл IX, а Екатерина становится регентшей при нем.

Она уже потеряла свою привлекательность: постарела, располнела, обрюзгла. Ее лицемерие было безграничным. Любой придворный, которого она называла «мой друг», мог считать себя погибшим. Нередко она прибегала к проверенным средствам — ядам. Агриппа д'Обиньи, автор «Всеобщей истории», пишет об убийстве Жанны д'Альбре, королевы Наваррской: «Она умерла от яда, который через надушенные перчатки проник в мозг. Изготовил яд флорентиец мессир Рене, которого после этого все возненавидели».

Ссылка

0

54

КРОВАВАЯ СВАДЬБА
http://s5.uploads.ru/t/mXDr0.png

Пытаясь нанести ощутимый удар своим противникам Гизам, Екатерина решает выдать свою дочь Маргариту за протестанта короля Наваррского.

Ловко плетя интриги, королева слишком поздно замечает, что ее сын Карл попал под сильное влияние гугенота адмирала Колиньи. Адмирал не только уговорил короля объявить войну Испании, но и осмелился на угрозы. И тогда королева придумала адский план: она вызывает к себе Гизов и заявляет им о своей поддержке в случае, если они нападут на гугенотов. Таким образом она как бы дала сигнал к началу кровавой резни, поскольку католики давно уже мечтали расправиться со своими религиозными противниками.

С легкой руки королевы-матери, вскоре после венчания Маргариты и Генриха Наваррского, в Париже и провинции разыгралась бойня, вошедшая в историю как Варфоломеевская ночь. Около 30 000 гугенотов погибло. Адмирал Колиньи был смертельно ранен. Королю Наваррскому удалось спастись…

Варфоломеевская ночь, которую еще называют Кровавой свадьбой, укрепила позиции Екатерины. Однако радость королевы была недолгой. Карл не желал подчиняться матери и открыто восстал против ее политики, обвинив королеву в кровавой расправе с гугенотами.

Когда все попытки воздействовать на сына были исчерпаны, Екатерина решилась на крайние меры. Очень скоро Карл заболел и слег в постель. Существует предположение, что «заботливая» мать подарила своему сыну редкую старинную книгу о соколиной охоте. Пропитанные мышьяком страницы фолианта слипались, и, чтобы разлепить их, приходилось смачивать палец слюной. Дочитать книгу королю не удалось…

Екатерина почти счастлива, так как на престол вошел её любимый сын Генрих II!.. Увы, новоиспеченный король предпочитал мужчин и не собирался производить на свет наследников. Кроме того, непокорный отпрыск Екатерины совершает и вовсе чудовищный по ее мнению поступок — назначает регентом Франции Генриха Наваррского.

Королева была подавлена и удручена, когда умер ее самый младший сын из рода Валуа. Все эти события так сильно подействовали на 70-летнюю Екатерину, что она тяжело заболела.

***

Смерть Екатерины Медичи не огорчила ни ее детей, ни тем более других французов. Тело королевы-матери было брошено в общую могилу с бродягами и нищими.

Наиболее емко о смерти Екатерины Медичи высказался ее современник, французский историк Жак Огюстен де Ту: «Нет, умерла не женщина, умерла королевская власть!»

0

55

Вик написал(а):

Одна из самых зловещих фигур в мировой истории, безжалостная Екатерина Медичи мечтала только об одном — о безграничной власти. Как бы в отместку за несчастливую личную жизнь, обделенная любовью, она сделала ставку на политическую карьеру и сумела выиграть.

Спасибо,  Дим, очень хороший материал ...Екатерина Медичи одна из самых интересных исторических личностей для меня ...и интерес у меня к ней весьма разноплановый .... думаю для полноты картина необходимо выложить и материал и Диане де Пуатье...

0

56

Генрих II и Диана де Пуатье.

http://s4.uploads.ru/t/afN0t.jpg

Почти тринадцать лет она была некоронованной королевой Франции. Придворные льстецы воспевали эту немолодую уже женщину как идеал добра и красоты. Она действительно была красива и вдобавок властолюбива, мудра и расчетлива. Но все это, как бывает в истории, забылось, осталась только легенда о любви, которая живет до сих пор, спустя много столетий после смерти Дианы де Пуатье, герцогини де Валентинуа.
Роковой поединок

Свернутый текст

30 июня 1559 года весь Париж устремился на улицу Сент-Антуан. По случаю заключения мира с Испанией король Генрих II решил устроить рыцарский турнир и лично поучаствовать в нем. Для этого на узкой улице разобрали мостовую и построили трибуны для знатных болельщиков. Теперь они пестрели нарядами придворных и золочеными платьями дам, а за канатами ограждения колыхалась серая масса простонародья. В толпе тревожно перешептывались, недоумевая, зачем королю понадобилось возрождать полузабытую забаву. С появлением огнестрельного оружия век рыцарей отошел в прошлое. Прекратились и турниры, хотя время от времени их устраивали из почтения к старине. Но Генрих таким почтением не отличался: все знали, что он предпочитает ратным забавам совсем другие занятия. Глаза парижан невольно устремлялись на обитую бархатом ложу, где восседала давняя любовница монарха Диана де Пуатье. Недавно ей исполнилось шестьдесят, но ее лицо и гибкая фигура оставались безупречны. Говорили даже, что она купается в крови младенцев, чтобы сохранить молодость.

http://s4.uploads.ru/t/UgrjL.jpg
герцогиня де Валентинуа ,Диана де Пуатье

Королеве Екатерине Медичи, сидящей на соседней трибуне, было всего сорок, но она выглядела едва ли не старше своей соперницы. Полная, смуглая, с жидкими волосами и глазами навыкате, итальянка слегка напоминала жабу. Время от времени она бросала на Диану злобные взгляды, которых та старалась не замечать. Парижане не любили обеих и жалели своего доброго короля, вынужденного постоянно унимать ссоры вздорных баб. Немудрено, что он ищет утешения у других: только недавно очередная фрейлина родила младенца, как две капли воды похожего на короля. До этого он соблазнил гувернантку своей невестки Марии Стюарт, да и сама юная шотландка, по слухам, неровно дышала к тестю — ведь ее супруг, придурковатый принц Франсуа, был равнодушен к любовным утехам.
http://s4.uploads.ru/t/Z2VQH.jpg

Екатерина Медичи
Протрубил горн герольда, и рыцари бросились в бой. Как полагается, противники сшибались на полном скаку, стараясь сбить друг друга с коней тяжелыми копьями. Удары попадали в грудь, плечи и даже в лицо, но все это надежно защищалось латами, а копья были специально затуплены, поэтому смертельных случаев на турнирах практически не было. Выдержав схватки с герцогами Савойским и де Гизом, король пожелал сразиться с новым противником и приказал 30-летнему шотландскому капитану Габриэлю Монтгомери занять боевую позицию. В это время слуга передал ему просьбу жены: из любви к ней прекратить опасную игру. «Скажите королеве, что ради любви к ней я выиграю этот поединок!» — воскликнул король. Услышав это, королева побледнела: она помнила предсказание астролога Горика, который грозил королю смертью от раны в голову в возрасте сорока одного года. Сорок лет исполнилось Генриху ровно три месяца назад. В другом пророчестве некоего Нострадамуса говорилось о том, что молодой лев выбьет глаз старому в золотой клетке, а королевский шлем как раз был позолочен… Генрих слышал эти предсказания, но сейчас забыл о них. К чему осторожность, когда на тебя смотрят столько прекрасных дам! И прежде всего та, под чьим знаком прошла вся его жизнь, — Диана де Пуатье. Недаром на турнире он носил ее цвета — белый с черным.
http://s4.uploads.ru/t/UK6w3.jpg

Генрих II
Противники сшиблись, и над турнирным полем пронесся многоголосый крик. От удара, угодившего в лицо, забрало короля открылось и копье вошло ему в правый глаз. Залитый кровью Генрих промчался еще метров 10—15 и сполз с коня на руки окруживших его придворных. «Я умираю», — прошептал он. Все взгляды были устремлены на него, и никто не замечал других участников игры, неожиданно переросшей в трагедию. Пользуясь этим, капитан Монтгомери развернул коня и на полном скаку помчался в свой замок Лорж, надеясь позже оправдаться. Это не помогло — пять лет спустя его заманили в Париж и обезглавили, так и не поверив, что роковой удар был нанесен случайно. Пока Генриха тащили на носилках в ближайший замок Турнель, королева лежала в обмороке. Диана не потеряла сознания: просто стояла и смотрела, как ее возлюбленного проносят мимо.

Роковой поединок
Придя в себя, Екатерина бросилась в замок и первым делом велела не пускать туда соперницу. Потом вызвала знаменитого хирурга Амбруаза Паре и попросила сделать все для спасения короля. Эскулап осмотрел рану и сделал неутешительный вывод: копье поразило мозг, куда попали осколки костей. Надежды не было. Услышав это, королева отправила гонца к Диане, которая удалилась в замок Анэ. Она потребовала от фаворитки вернуть все подаренные ей королем ценности и владения. Как ни странно, та согласилась. В ответном письме она писала: «Моя скорбь так велика, что никакие притеснения и обиды не смогут отвлечь меня от нее». 10 июля Генрих умер после долгой агонии, и в тот же день Екатерина получила увесистый ларец с драгоценностями и ключи от великолепного замка Шенонсо. Все остальное имущество Диане сохранили, поставив одно условие — никогда не появляться при дворе. Судьба отпустила ей еще семь лет жизни, которые стали тоскливым эпилогом ее волшебной сказки

Ссылка

0

57

Воспитание чувств
Все началось в марте 1526 года на берегу речки Бидасоа, разделявшей Францию и Испанию. С французской стороны к берегу подъехала кавалькада во главе с красивым бородачом — королем Франциском I. Совсем недавно он оказался в испанском плену и был вынужден подписать унизительный и крайне невыгодный договор. Заложниками его выполнения становились королевские сыновья — девятилетний Франсуа и семилетний Генрих. Теперь их привезли к границе и усадили в лодку, чтобы увезти в чужую враждебную страну. Младший из принцев, совсем ребенок, еле сдерживал слезы. Заметив это, красивая дама из королевской свиты подошла к нему и нежно поцеловала в щеку. Лодка отчалила, и на долгие годы этот поцелуй стал для Генриха самым сладким воспоминанием о родине.
http://s4.uploads.ru/t/3EHMl.jpg

Свернутый текст


Диана де Пуатье

Он не знал, что дама, которой исполнилось 27 лет, была дочерью барона Жана де Пуатье. Еще в детстве она лишилась матери, а пару лет назад ее отец был осужден на смерть за участие в заговоре. Пытаясь спасти отца, Диана тогда бросилась в Лувр к королю Франциску, известному ловеласу, который при первой же встрече оценил красавицу: высокая, стройная, с полными губами и пышной гривой каштановых волос. Король знал, что в пятнадцать лет ее выдали замуж за 56-летнего барона Людовика де Брезе, великого сенешаля Нормандии. Угрюмый барон почти не уделял внимания молодой жене, проводя время в военных походах. Диана родила двух дочерей и вела обычную жизнь провинциальной дворянки — хлопоты по хозяйству, шитье, долгие мессы по воскресеньям. Правда, были в ее поведении и странности. Оправдывая свое имя, взятое у богини-охотницы, она обожала мчаться во весь опор на лошади, загоняя дичь. А по утрам купалась в источнике с ледяной водой — и это в эпоху, когда даже знать считала умывание излишним.
http://s4.uploads.ru/t/DbqS4.jpg

Франциск I
Молва называла Диану верной женой, но Франциск не привык отступать и повел планомерную осаду. Он назначал дочери заговорщика одну аудиенцию за другой, прозрачно намекая, что спасти отца может лишь ее уступчивость. Дальше мнения историков расходятся. Одни считают, что красавица уступила домогательствам монарха, именно поэтому он помиловал Жана де Пуатье, когда тот уже поднялся на плаху. Другие уверены, что Диана осталась такой же неприступной, как ее божественная тезка. Иначе — почему Франциск заказал придворному художнику ее портрет с подписью «Недоступная обольщению»? Несомненно одно: с тех пор король стал уважать Диану и не раз спрашивал у нее совета. Скоро сенешаль де Брезе скончался и молодая вдова покинула его мрачный замок Анэ, перебравшись по приглашению короля в Лувр. Но официальной фавориткой она так и не стала, это место заняла молоденькая герцогиня Д’Этамп, прочно завладевшая сердцем Франциска. Диана скучала, не забывая при этом следить за собой, ведь красота была ее главным оружием в борьбе за место под солнцем.
http://s5.uploads.ru/t/YESpr.jpg

Анна де Писслё, герцогиня д'Этамп.
Летом 1530 года король уплатил испанцам громадный выкуп, и его сыновья вернулись на родину. Долгая разлука с родиной не пошла им на пользу — Франсуа скоро умер от чахотки, а Генрих стал замкнутым и молчаливым. Он охотно учился фехтовать и ездить верхом, побеждал сверстников в любых состязаниях, но при этом никогда не улыбался и избегал общения. Принц проявлял теплые чувства только к одному человеку — даме, когда-то поцеловавшей его в щеку. На своем первом турнире на той же злополучной улице Сент-Антуан он подошел к Диане и при всех признался ей в любви. Заметив это, король попросил вдову быть любезнее с его сыном — фактически стать его наставницей в любовных делах, что было необходимо, поскольку скоро Генриху предстояло жениться и продолжить королевский род. В 1533 году в Париж приехала невеста — наследница флорентийских банкиров Медичи. После свадьбы Франциск, которому был необходим союз с папой, лично проследил, чтобы его сын исполнил супружеский долг.
http://s4.uploads.ru/t/YMWjw.jpg

Генрих II в юные годы
Это был действительно долг, которого Генрих избегал под любым предлогом. Его сердце было отдано Диане, и маленькая пухленькая итальянка никак не могла его взволновать. Екатерина, обладавшая незаурядным умом, честно старалась понравиться принцу: зная, что у нее красивые ноги, она первой начала ездить верхом по-мужски в кокетливых штанишках, получивших итальянское название «кальсоны». Все напрасно — желанный наследник никак не рождался. Придворные во главе с герцогиней Д’Этамп обвинили Екатерину в бесплодии, что было достаточным основанием для развода.
http://s4.uploads.ru/t/48avJ.jpg

Екатерина Медичи
Но Диана заступилась за принцессу и решила сама заняться сексуальным воспитанием молодых супругов. Быть может, влюбленные взгляды Генриха растопили ее сердце. Но немалую роль сыграло и желание оказаться поближе к трону, отодвинув от него ненавистную Д’Этамп. Как бы то ни было, но весной 1534 года Генрих и Диана вместе отправились на охоту в замок Экуан. Принц вернулся оттуда таким радостным и посвежевшим, что Екатерина воскликнула: «Ах, ваше высочество, вам надо чаще бывать на природе!» Генрих прилежно следовал этому совету, а потом, забыв осторожность, стал навещать Диану в ее покоях.

Ссылка

0

58

Главный секрет красоты
http://s4.uploads.ru/t/VGhfj.jpg

Уроки прекрасной наставницы не прошли даром: скоро Екатерина Медичи забеременела и с тех пор исправно рожала наследников. Диана всякий раз присутствовала при родах, лично подбирая младенцам повитух и кормилиц. Более того, она назначила принцу дни, в которые он должен был делить ложе с супругой, чего ему по-прежнему не очень-то хотелось. Зато с Дианой он был неразлучен, несмотря на двадцатилетнюю разницу в возрасте. Бедная Екатерина из кожи вон лезла, пытаясь узнать, чем эта «старуха» так привлекает ее супруга. Известный сплетник-писатель Брантом передает рассказ, согласно которому она как-то велела пробить в потолке спальни соперницы дырку для наблюдения. «Она заметила весьма благолепную даму, белокожую, деликатную и очень свежую, облаченную лишь в коротенькую рубашку. Она ласкала своего любимого, они смеялись и шутили, а любовник отвечал ей столь же пылко, так что в конце концов они скатились с кровати и, как были, в одних рубашках, улеглись на мохнатом ковре рядом с постелью… Итак, принцесса, увидев все, с досады принялась плакать, стонать и печалиться, говоря, что муж никогда не позволяет себе с ней таких безумств, как с этой женщиной».

Свернутый текст

http://s4.uploads.ru/t/hvG9I.jpg

Портрет Дианы
Ревность сделала свое дело: теплые чувства принцессы к Диане переросли вскоре в холодную ненависть. Через много лет она писала дочери, знаменитой королеве Марго: «Я радушно принимала мадам де Валентинуа, ибо король вынуждал меня к этому, и при этом я всегда давала ей почувствовать, что поступаю так к величайшему своему сожалению, ибо никогда жена, любящая своего мужа, не любила его шлюху, а иначе ее не назовешь, как бы особам нашего положения ни было тягостно произносить подобные слова». По слухам, Екатерина даже держала в будуаре склянку азотной кислоты, чтобы при удобном случае плеснуть ее в лицо разлучнице. Но так и не плеснула, должно быть, поняла, что, потеряв красоту, Диана вряд ли лишится любви принца.
http://s5.uploads.ru/t/PW7eA.jpg

Екатерина Медичи
Весной 1547 года скончался, как говорят, от сифилиса, еще не старый Франциск, и Генрих II взошел на престол. На Диану тут же полился настоящий золотой дождь: ей целиком отдали налог «за подтверждение полномочий», который платили все чиновники при смене монарха, а также часть налога, которым были обложены все парижские колокола. Мудрой любовнице передали все поместья поверженной герцогини Д’Этамп и ее драгоценности, включая громадный бриллиант. А три месяца спустя ей досталось еще более дорогое сокровище — замок Шенонсо на Луаре. В довершение всего ее сделали герцогиней Валентинуа — впервые герцогский титул достался женщине не по праву наследования.
http://s5.uploads.ru/t/G93wP.jpg

замок Шенонсо на Луаре

Диана стала подлинной королевой. Вместе с Генрихом она принимала послов, заменяла его на заседаниях королевского совета, отправлялась в поездки по стране. В это время Екатерина сидела взаперти в отведенных ей покоях, окруженная многочисленными детьми. Муж навещал ее только затем, чтобы зачать очередного наследника. Зато с Дианой он был неразлучен и при нечастых расставаниях засыпал ее письмами. Вот что писал король, узнав о ее неважном самочувствии: «Госпожа души моей, смиреннейше благодарю за труд, который взяли вы на себя, дабы послать мне весточку о своих новостях, ибо она стала для меня наиприятнейшим событием. Я не могу без вас жить… Остаюсь навеки ваш ничтожный слуга». Иностранные послы жаловались, что не могут добиться аудиенции у короля, поскольку он все время проводит у мадам де Пуатье. Дипломат, которому посчастливилось прорваться к фаворитке, так описывает увиденную им картину: «Он подсаживается к ней с цитрой в руках, играет, часто спрашивает у коннетабля и Омаля, красива ли по-прежнему Диана, и время от времени касается ее груди».

Однако время шло. Фаворитке исполнилось пятьдесят, и она принимала все меры, чтобы сохранить уходящую молодость. Конечно, никакой косметики и париков — те же холодные ванны, физкультура и чашка козьего молока по утрам. Чтобы опровергнуть слухи о своем старении, Диана велела нарисовать свой портрет в обнаженном виде и— неслыханная дерзость! — выставила его на всеобщее обозрение. Еще она старалась окружать себя только красивыми предметами, которые подчеркивали ее привлекательность. Одной из первых в Париже она начала собирать антикварные изделия и живописные полотна, превратив свои луврские покои в настоящий музей. В Шенонсо по ее приказу был разбит дивный «Сад наслаждений», куда со всего света свезли редкие сорта яблок, персиков, слив. В центре сада располагался «Цветник Дианы», где росли вперемешку белые лилии короля и алые розы, которые хозяйка замка считала своим талисманом — цветком любви..


Розы прекрасной даме

Диана занималась не только собой — львиная доля ее времени была отведена вопросам управления. Королевскими щедротами ей достались два десятка замков с обширными угодьями, и она постоянно навещала их, распекая нерадивых управляющих и с крестьянской дотошностью подсчитывая припасы. В замке Этуаль она устроила канцелярию, где лично корпела над бухгалтерскими книгами. Дела королевства тоже не оставались без внимания: Диана принимала у себя министров и раздавала им весьма дельные указания. В отличие от других фавориток она не имела многочисленной алчной родни. Но бесчисленные подарки, которыми осыпал ее влюбленный король, обходились казне недешево. В результате налоги росли, и народ, как следствие, винил во всем некоронованную королеву. Тогда и поползли слухи о ее чернокнижии и колдовской власти над королем.

Но не она была виновна в охватившей страну смуте. Давняя вражда католиков и протестантов все чаще выливалась в вооруженные стычки. В Париже противников католической веры вешали и жгли на кострах. Мягкосердечный Генрих ни разу не посетил казнь, хотя исправно подписывал смертные приговоры.

А Диана глядела на муки осужденных с любопытством и даже смеялась. Сегодня трудно сказать, чем было вызвано это поведение — общей «грубостью эпохи» или желанием продемонстрировать лояльность королю. Но это только увеличило число противников фаворитки и придало смелости Екатерине Медичи. В конце 1558 года королева впервые осмелилась возразить своей сопернице по какому-то вопросу. Король грубо оборвал ее, и обиженная итальянка уткнулась в книгу. «Что вы читаете, мадам?» — осведомилась Диана, пытаясь сгладить ситуацию. «Историю Франции! — отчеканила Екатерина. — Здесь написано, что делами этого королевства всегда управляли потаскухи!» Диана ударилась в слезы и объявила, что покидает двор. Генрих упал на колени, упрашивал ее остаться, обещал, что больше не позволит королеве обижать свою единственную любовь. Диана осталась.

А потом случился злополучный турнир. Отправляясь в изгнание по раскисшим от летних дождей дорогам Нормандии, Диана говорила себе, что все же победила соперницу. Она осталась красивой, а Екатерина Медичи в свои сорок лет — напротив. Не оттого ли она злобствовала, развязала войну с протестантами, устроила кровавую Варфоломеевскую ночь? По очереди возведя на трон троих своих сыновей, как и предсказал Нострадамус, она потеряла их всех и в самом конце жизни увидела крах династии Валуа. В историю Франции она вошла как убийца и отравительница. Говорили, что Екатерина отравила и Диану, но вряд ли это так. Ведь Диана, пусть и по-прежнему ненавистная, была теперь безопасна.
http://s4.uploads.ru/t/45zDw.jpg

Упомянутый выше Брантом, посетивший Диану в замке Анэ за год до смерти, с восхищением писал: «Красота ее такова, что тронула бы даже каменное сердце... Я думаю, что если бы дама эта прожила еще сотню лет, она нисколько бы не постарела ни лицом, настолько оно прекрасно, ни телом, которое, несомненно, не менее прекрасно, хотя и скрыто под одеждами. Очень жаль, что такое тело все же будет предано земле».

Это случилось ранним апрельским утром 1566 года. Диана де Пуатье умерла во сне, с улыбкой, как бывает со счастливыми людьми. В церкви Анэ ей поставили памятник из белого мрамора, как настоящей античной богине. Он стоит до сих пор, и пятый век подряд влюбленные приносят к нему две белые розы — одну от себя, другую от Генриха, который помнил о своей Прекрасной Даме, пока мог дышать. Не случайно он когда-то написал Диане действительно пророческие строки: «Моя любовь охранит вас от времени и от самой смерти».         
(с)Вадим Эрлихман

0

59

Диана де Пуатье и Генрих II

Эта почти фантастическая история о глубоких чувствах поражает людей уже несколько столетий
http://s4.uploads.ru/t/JdmG9.jpg

Пять веков загадка любви Генриха II и его фаворитки Дианы де Пуатье будоражит умы исследователей и влюбленных. Генрих объявил Диану Прекрасной дамой, когда уже был женат на Екатерине Медичи.

Свернутый текст

До этого Диана в течение шестнадцати лет была женой великого Сенешаля Нормандии Луи де Брезе, внука Карла VII. Этот брак устроил ее отец, граф Валентинуа, когда Диане было 15 лет, а Луи де Брезе 56. Красавица и Чудовище - Диана была прекрасна и величественна, а Луи де Брезе стар и безобразен, но надежен, как скала, о которую разбиваются все удары судьбы.

И в наши дни вполне актуальны критерии красоты от Дианы Пуатье:

Три вещи должны быть белыми: кожа, зубы, руки.

Три – чёрными: глаза, брови, ресницы.

Три – красными: губы, щёки, ногти.

Три – длинными: тело, волосы, пальцы.

Три – короткими: зубы, уши, ступни.

Три – узкими: рот, талия, щиколотки.

Три – полными: руки, бёдра, икры.

Три – маленькими: нос, грудь, голова.

 

•Родилась 3 сентября 1499 года • Принадлежала к древней­шему роду Дофинэ • В1515 году вышла замуж за Луи де Врезе
•Овдовела в 1531 году • С 1539-го — возлюбленная и офици­альная фаворитка короля Франции Генриха II • Активно зани­малась политикой • Умерла 26 апреля 1566 года.
До сих пор по всей Франции живы ее свидетельства: на стенах Вер­саля, замков Луары и городка Анэ можно увидеть фрески, скульпту­ры и портреты Дианы де Пуатье и короля Франции Генриха II. На фронтонах парижских и лионских зданий — их вен­зеля: сдвоенные латинские буквы «DH», Диана и Генрих (Henri). Как будто это случилось только вчера. А между тем все началось еще в далеком XVI веке.

http://s4.uploads.ru/t/QnWZ5.jpg

Весной 1525 года при французском дворе царило всеобщее уныние. А как иначе, если страна осталась без монарха. Сумасбродный король Франциск I, ввязавшийся в войну с испанцами, был не только разгромлен в битве при Павии, но и оказался в плену. За него потребовали колоссальный выкуп. Впрочем, для сбора денег готовы были даже отпустить короля, если он пришлет в Испанию заложников — своих сыновей, 8-летнего наследника-дофина Франциска и его младшего брата Генриха, которому не было и 7 лет.

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ
http://s4.uploads.ru/t/4cnkW.jpg

В начале марта 1526 года парижский двор отправился к испанской границе: забрать короля и отдать испанцам маленьких плен­ников. Дорога была ужасной, погода — про­мозглой. Принцы кашляли. Придворные дамы не выходили из карет. И, чтобы скра­сить путь, кавалеры пытались флиртовать с единственной красавицей, не боявшейся простудиться, — главной фрейлиной коро­левского двора Дианой де Пуатье. Кстати, и сам Франциск когда-то пытался ухаживать за ней, но безуспешно.

Он лишь нарисовал портрет красавицы — грациозная осанка, выразительное лицо, брови вразлет и карие глаза, в которых светились ум и тайна, — и подписал: «Ее лик прекрасен. Ее общество приятно». Но на большее даже любвеобиль­ный монарх не решился: Диана с первых дней при дворе держала себя отстранен­ие, ее даже прозвали Ледяной Девой.

Еще 29 марта 1515 года она вышла замуж за друга своего отца — 56-летнего Луи де Брезе, Ве­ликого Сенешаля Нормандии. И все ждали, что 15-летняя красавица заведет себе лю­бовника. Но та родила мужу двух дочек и наотрез отказалась от любого постороннего ухаживания. Вот и теперь, пересев из каре­ты на выносливого коня, 26-летняя Диана равнодушно выслушивала комплименты своей красоте, источаемые придворными вертопрахами, скачущими по обе стороны от нее.

Она только удивлялась про себя: неужели никого не волнует, что в заложники придется отдать крошечных детей, прови­нившихся лишь тем, что их бесшабашный отец-король захотел повоевать.

К утру 15 марта наконец-то добрались до пограничной реки Бидассоа. Здесь и должен был состояться обмен короля на принцев-заложников. Прищурившись, Диана увиде­ла, как от испанского берега отплыла барка. Все возликовали: на борту стоял король. Детей тут же стали спешно сажать в барку с французской стороны. Все засуетились вокруг дофина — последние наставления и объятия. Как же — будущий король

К кро­шечному Генриху никто и не подошел. Он стоял один, мужественно сдерживая слезы. У Дианы защемило сердце. Она кинулась к мальчику, прижала к груди и поцеловала.  «Ты должен держаться! — прошептала она. — Мы будем тебя ждать!» Потом она узнала, что испанцы бросили детей в тюрьму. Их били и морили голодом. По ночам Диане снился Генрих с огромными затравленными глазами. И она начала молиться за него, как за собственного ребенка.

Только через четыре года Франциск I смог выкупить принцев. В честь их возвраще­ния и женитьбы короля устроили турнир. Франциск и дофин склонились перед новой королевой. Но Генрих преклонил свой стяг перед… Дианой Пуатье. Двор ахнул: ведь ей уже 31-й год, а принцу еще нет и двенадцати! Но, видно, в плену взрослеют быстро: свой поединок юный рыцарь выиграл.

А через 3 месяца умер Великий Сенешаль Нормандии Луи де Брезе. И Диана надела вдовьи одежды — черные с белым. Теперь это ее наряд на всю жизнь…

ПЕРВАЯ БРАЧНАЯ НОЧЬ
http://s4.uploads.ru/t/Jct6f.jpg

Летом 1531 года двор разъезжал по Луа­ре. В знаменитом розарии замка Шенонсо король поманил Диану к себе. Та подошла легко и грациозно. Король дивился — на 32-м году жизни Диана цветет, как юная девушка. После смерти мужа она вернула девичью фамилию, хотя траура не сняла. Но, черт возьми, как притягательна эта женщина в своем черно-белом одеянии!

Купание Дианы. Ок. 1550—1560

«Проклятый плен слишком мрачно по­действовал на Генриха! — проговорил ко­роль. — Ему всего 13-й год, а он выглядит вдвое старше. Но главное, в плену мальчик разучился улыбаться. Но я видел, как он смотрит на вас… Капелька живого флирта — вот все, что я прошу!»

Диана вдохнула аромат роз. Капелька флирта — разве это предосудительно? Все­го лишь игра в рыцаря и прекрасную даму. Юный Генрих поднесет розу Диане. А она засушит ее в любимом томике стихов…
http://s5.uploads.ru/t/G6xNy.jpg

Projet de Billet de la Banque de France (Henri II et Diane)

И вот уже Генрих строчит восторженные сонеты и поднимает штандарты черно-белых цветов своей дамы сердца. А по ночам Генрих снится Диане. И во сне она забыва­ет, что уже вдова и что ее дочь Франсуаза старше этого странного юноши.

Между тем король осуществлял свои планы относительно сына. В 1533 году из Италии приехала невеста — герцогиня Ека­терина Медичи, наследница богатейшего банкирского дома. 14-летняя девочка обожающе взирала на юного красавца жениха. Но разве могла она, некрасивая и низкорослая, разжечь его супружескую страсть? Король понял это. И потому сам повел новобрач­ных в спальню и приказал: «Давайте, дети!» И стоял у постели, пока «дети» не стали мужем и женой.

Но уже наутро Диана нашла «рыцаря Ген­риха» на привычном месте у дверей своих покоев. Юная супруга не излечила его от романтических вздохов. Напротив, раз­горяченный брачной ночью, он смотрел на Диану с истинной страстью.

Что она должна была предпринять? Как себя вести? Каждый вечер Диана моли­лась: пусть уляжется тяжелая страсть Ген­риха! Пусть и он, и она сама обретут покой. И пусть удастся наладить отношения с Екате­риной, ведь эта бедная девочка приходится Диане дальней родственницей. Но, видно, Бог не слышал ее молитв. Или у Бога были другие планы?

В августе 1536 года внезапно умер стар­ший сын короля, и 17-летний Генрих стал наследником-дофином. Теперь он, на кото­рого прежде никто и внимания не обращал, оказался в центре дворцовой жизни. А месяц спустя двор отправился в замок Экуан — взглянуть на знаменитые витражи о любви Психеи и Амура.

http://s4.uploads.ru/t/cXQNE.jpg

Генрих II

Так уж вышло, что Генрих и Диана любовались витражами вместе. И, осмелев, юноша обнял Диану. Та смути­лась, но Генрих зашептал, как в лихорадке: «Я выжил в плену, только чтобы вернуться к вам!» Они стояли у двери, распахнутой в сад. Луна сияла над головой. И Диана подумала: завтра встанет солнце, безжалостно осветит их разницу в возрасте. Но пока на небе луна, разве они не могут быть счастливы?

В ту ночь Диана впервые поняла, что еще не любила по-настоящему. Она уважала ста­рого доброго Сенешаля, но любви не было. И вот она пришла…

0

60

КОРОЛЕВСКИЕ СТРАСТИ

Екатерина отчаялась дождаться Генриха в опочивальне. Уже сколько лет она заму­жем, король-свекор требует наследника, но откуда?! Генрих дни и ночи торчит у проклятой Дианы!

http://s4.uploads.ru/t/j2yPk.jpg

Свернутый текст

Екатерина Медичи

Вдруг скрипнула половица. Быть не мо­жет—Генрих пришел! «О, дорогая, надеюсь, я доставил вам удовольствие? — только и выдохнул он, исполнив свой супружеский долг. —Диана ругает меня. Говорит, я должен заходить к вам каждую ночь, пока вы не да­руете нам наследника». Генрих равнодушно чмокнул жену и удалился.

Екатерина зарыдала в подушку. Какой стыд! Муж приходит к ней по настоянию любовницы!.. Чем эта ведьма его приворожила? Но не всегда будет ее верх — время бежит! Скоро Диана состарится и смор­щится, а Екатерина расцветет. Недаром же лучшие знахари, которых она собрала во дворце, готовят ей приворотные зелья и притирания омоложения. Она станет красавицей! Надо только подождать…

http://s5.uploads.ru/t/KDa6L.jpg
Фран­циск I

19 января 1544 года на 11-м году брака родился первенец Екатерины и Генриха. Конечно, его назвали в честь деда — Фран­циском. Но и рождение сына не изменило привычек «рыцаря Дианы». Да и не могло изменить: Екатерина была всего лишь на­вязанной династической супругой. Диана же — всей жизнью. Уезжая от нее даже на день, Генрих слал бесчисленные письма. И в этих сумбурных письмах угрюмый и необщительный Генрих становился много­словным и пылким романтиком:

«Я умоляю Вас помнить о том, что я знал только одного Бога и только одну Подругу…», «Больше всего в жизни я хочу постараться стать Вам полезным, ведь я не могу долго про­жить, не видя Вас…» Ответом на эти письма стал девиз, который взяла себе Диана: «Sola vivit in illo» — «Живу только в нем».
http://s5.uploads.ru/t/wU24b.jpg

Замок Шенонсо

Неудивительно, что, когда в 1547 году умер Франциск Г, новоявленный король Генрих II преподнес своей фаворитке земли, драго­ценности и даже самый роскошный замок на берегу Луары — легендарный Шенонсо. Будто Диана, а не Екатерина, — королева Франции. Но ведь так и было: Диана владела не страной, но сердцем короля.

СТАРИННОЕ ПРОРОЧЕСТВО

Диана проснулась раньше Генриха. Он мирно дышал рядом — молодой, прекрас­ный. Он так загорается, когда видит Диану обнаженной. Но ведь скоро ей стукнет 50. Что потом? Никакая магия не остановит время. Это только чудачка Екатерина наде­ется на всяких знахарей, магов, астрологов. А впрочем, —Диана приподнялась на крова­ти — есть же истинные волшебники!

http://s5.uploads.ru/t/j8ymu.jpg
Александр-Эварист Фрагонар "Портрет Генриха II и Дианы де Пуатье в Жан Гужоне"

Художники, скульпторы, поэты — вот кто сможет остановить время и навечно запечатлеть ее красоту в стихах, полотнах, скульптурах! Она станет нимфой королевского дворца Фонтенбло и покровительницей искусства. Когда-то при рождении старая ворожея нагадала, что девочка, рожденная осенью 1499 года у Жана де Пуатье и которую на­зовут Дианой, будет властвовать над всеми.

Отличное пророчество. Но к власти Диана не стремилась. А вот если потомки назовут ее патронессой и вдохновительницей ис­кусств и скажут, что именно во времена прекрасной Дианы начался золотой век французского Ренессанса, — это станет вер­шиной ее жизни.

С тех пор так и повелось. Диана пригла­шала лучших архитекторов, чтобы они строили новые дворцы и реставрировали старые; лучших живописцев, чтобы они рас­писывали своды этих дворцов, помещая на стенах ее, Дианы, портреты; лучших поэтов и музыкантов, чтобы и они прославляли ее с Генрихом любовь.
http://s5.uploads.ru/t/Vilb5.jpg

Спальня фаворитки короля Генриха II, Дианы де Пуатье

Ну а королевская жизнь по-прежнему шла «на троих». Екатерина исправно рожала. Ди­ана воспитывала королевских отпрысков. Обе женщины всегда вели себя в рамках приличий. Пока в конце 1558 года Екате­рина не вмешалась в один политический расклад, который затеяли Генрих с Дианой. Ах, эта проклятая политика!..

Король на­кричал на жену. Та, глотая слезы, сделала вид, что взялась за книгу. «Что вы читаете, мадам?» — желая помириться, спросила Диана. И тут бывшая тихоня взорвалась: «Я читаю историю Франции и вижу, что здесь всегда потаскухи управляли короля­ми!» Диана не сдержалась: «Не стоит кри­чать о потаскухах, мадам! И так все видят, что ваши дети мало похожи на Генриха!»

http://s4.uploads.ru/t/6NsVP.jpg

Генрих 2-й посвящает убранство бального зала дворца Фонтенбло своей возлюбленной – Диане де Пуатье

http://s5.uploads.ru/t/6MfC2.jpg

Камин в спальне Дианы де Пуатье, по иронии судьбы- над камином портрет законной жены- Екатерины Медичи.

Это было несправедливое обвинение. И Диана отлично знала это, но так захо­телось хоть раз ударить побольнее эту не­благодарную женщину. Ведь сколько раз Генрих хотел развестись, но именно Диана не позволяла! И вот теперь соперницы стояли друг против друга, уперев руки в бока, как базарные торговки. Они забыли, что 25 лет придерживались хороших манер ради своего единственного мужчины. И вот запас манер закончился…

Диана решила покинуть двор. Генрих при­шел в ужас: «Я не могу без Вас!» Действитель­но, сколько он себя помнил, он не мог жить без нее. Что он сказал жене, — тайна, но Ека­терина снова начала улыбаться сопернице. Обрадованный примирением, Генрих решил устроить рыцарский турнир.

На третий день праздника, 30 июня 1559 года, он выехал на гарцующем жеребце со странным именем Беда. Оруженосец надел на голову монарха огромный золотой шлем. Диана ахнула. Она вдруг вспомнила давнее пророчество, сделанное старой гадалкой. Как там начи­налось? «Та, что родится осенью 1499 года и которую назовут Дианой… — и дальше, —    спасет снежную голову, а потом потеряет           золотую. И теряя, и приобретая, она прольет много слез. Но радуйтесь — всеми будет   править она!» И жизнь показала, что гадалка не ошиблась.

http://s4.uploads.ru/t/aq52j.jpg
В судьбе Дианы действительно оказалось много и радостей, и потерь. И «снежная голова» нашлась. Когда Диане исполнилось 25 лет, ее папаша, Жан де Пуатье, оказался втянутым в заговор против            короля Франциска. И только заступничество четы Брезе уберегло седую голову отца от плахи. Диана спасла таки «снежную голову». Но «золотой головы» Диана не встречала.    А ведь ее нагадано потерять. И вот — Генрих в золоченом шлеме!..

Диана закричала что есть мочи: «Остановитесь, сир!» Но король уже понесся на соперника — молодого капитана Монтгомери. Через несколько мгновений они стол­кнулись. Копье капитана сломалось, но его обломок, приподняв забрало королевского шлема, вонзился прямо в глаз Генриха.

Истекающего кровью короля понесли во дворец. Диана в отчаянии сжимала поручни помоста и повторяла: «Та, которую назовут Дианой, потеряет золотую голову!..» Екате­рина же лишилась чувств. А придя в себя, вспомнила предсказание своего астролога Луки Горико: «Король должен избегать бо­ев на 41-м году жизни». Вспомнила она и катрен известного врача и предсказателя Нострадамуса:

Молодой лев одолеет старого

На поле битвы, один на один.

В золотой клетке глаз ему выколет,

И умрет тот жестокой смертью.

Ну разве могла не исполниться такая ла­вина пророчеств?!

http://s5.uploads.ru/t/PBkUa.jpg

The Diana of Anet
1550-54

РОЗЫ ВЕЧНОСТИ

«Вследствие пагубного влияния вы удаляе­тесь от двора!» — процедил, презрительно глядя на фаворитку отца, новый король Франции Франциск II. А Диана вдруг вспом­нила, как этот вечно больной юноша мучил­ся страшной сыпью. Все боялись подходить к нему, и только у нее хватало мужества менять ему повязки. Но она и не думала о благодарности. Тем более что за троном теперь стояла Екатерина Медичи, получив­шая титул королевы-матери. Наконец-то ей удалось избавиться от соперницы. Вот только, похоже, слишком поздно… На сле­дующий день после коронации сына она, смывая с лица румяна, ужаснулась: ей все­го 40, а зеркало показывает сморщенную старуху. И никакие магические притирания не помогают.

А Диана, уехавшая в свой замок Анэ, и на седьмом десятке притягивала взоры мужчин. Однажды придворный писатель Пьер Брантом попросил ее раскрыть секрет вечной молодости. «Ничего удивительного в этом нет, — отвечала Диана. — Я встаю в б утра и принимаю холодную ванну. По­том сажусь на лошадь и скачу во весь опор. В 8 возвращаюсь и ложусь немного отдох­нуть. Завтракаю и обедаю легко, на ужин пью козье молоко. Но главное вот в чем: каждый день надо заниматься чем-то при­ятным и засыпать радостно, не держа в голове тяжелых мыслей».

http://s5.uploads.ru/t/w8KES.jpg

Бенвенуто Челлини. Гробница Дианы де Пуатье

В ночь на 25 апреля 1566 года Диана де Пуатье заснула, с улыбкой вспоминая своего Генриха. И уже не проснулась. В церкви Анэ ей поставили памятник из бело­го мрамора, как истинной античной богине.

http://s4.uploads.ru/t/bjhCc.jpg

И вот уже пятый век в день ее упокоения таинственные поклонники приносят к этому памятнику две белые розы — одну от себя, другую от Генриха. Недаром же он когда-то на­писал возлюбленной: «Моя любовь охранит Вас и от времени, и от самой смерти».

=ЕЛЕНА КОРОВИНА=

0

61

Вик написал(а):

Пять веков загадка любви Генриха II и его фаворитки Дианы де Пуатье будоражит умы исследователей и влюбленных. Генрих объявил Диану Прекрасной дамой, когда уже был женат на Екатерине Медичи.

ты знаешь, что я очень неравнодушна всегда была к судьбе Екатерины Медичи и чисто по женски, мне ее всегда было жаль ... это ,как у Булгакова ...и с горя Маргарита стала ведьмой .... а как ей не стать? По сути Екатерина стала жертвой амбициозных устремлений своего семейства..Ведь, всем прекрасно известно, кем были Медичи в самом начале и если бы не мудрые финансовые и политические заделы Козимо Медичи, навряд ли представитель их семейства, взлетел бы так высоко .... однако, разве была она сама счастлива? Что такое участь женщины, на глазах, которой муж на протяжении всей жизни развлекается с другой и не просто развлекается, а даже разделяет ложе с женой по требованию любовницы...Что чувствовала Екатерина при этом? Думаю мало, кто задумывается .... всегда больше обсуждается неувядающая красота фаворитки, а Екатерина в этом промежутке истории, всегда отходит на второй план ....она своего рода приложение...тягостная обязанность... Но если бы только это, в истории практически нет королей, которые не имели бы любовниц, но мало кто из них, так унижал свою супругу ....мне интересно, понимали ли Генрих и Диана насколько унизительно такое положение для Екатерины.... разве им недостаточно было счастья быть вдвоем, зачем было, так унижать и без того, несчастную женщину...во всей этой истории я не могу не восхищаться Екатериной и ее выдержкой...кто-то может сказать, что у нее по сути не было выбор ...но это не совсем так...
у нее был шанс расправится с соперницей, но она им не воспользовалась... ведь ничто не мешала ей ,после смерти Генриха в буквальном смысле уничтожить Диану....неуверенна, что я бы смогла устоять, будь я на ее месте ...необычайной выдержки женщина...

+1

62

Владимир Набоков и его муза 

http://s4.uploads.ru/t/UoSnf.jpg

В автобиографическом романе «Другие берега» Набоков рассекретил источник «интеллектуального высокомерия», которое стало определяющей чертой его творчества: «Был я трудный, своенравный, до прекрасной крайности избалованный ребенок». Он родился VIP-персоной. Набоковы принадлежали к «старому, сказочно богатому аристократическому роду»…

Свернутый текст

Дед писателя служил министром юстиции при Александре II и III, отец был известным юристом , входил в состав первой Думы. В семье сохранилась легенда о дуэли отца. Якобы он стрелялся с неким господином, посмевшим утверждать, что Владимир Дмитриевич женился на Елене Рукавишниковой (матери Набокова) из-за денег. Рукавишниковы были миллионерами.

Супруги Набоковы родили пятерых детей, Владимир был старшим и любимым. Общению со сверстниками он предпочитал «общество бабочек», интеллектуальный досуг делил между шахматами и «пожиранием книг». Читать и писать по-английски научился раньше, чем по-русски. С детства проявлял синестетические способности - воспринимал явления сразу несколькими органами чувств (буквы у него имели вкус и цвет).

Семья жила в Петербурге на Большой Морской № 47, в трехэтажном особняке розового гранита. Дом обслуживали пятьдесят лакеев; красный отцовский автомобиль отвозил Владимира в Тенишевское училище. Летние месяцы Набоковы проводили в загородном имении Рождествено, где в обиходе были распоряжения «старшим и младшим садовникам».
http://s5.uploads.ru/t/iASPT.jpg

Пятеро детей Набоковых, Ялта, ноябрь 1918 г.: Владимир (род. 1899), Кирилл (род. 1910), Ольга (род. 1903), Сергей (род. 1900) и Елена (род. 1906)

Через пятьдесят лет советские литературоведы объяснят ненависть Набокова к СССР обидой за потерянные миллионы. Ненависти не было, его нелюбовь имела другой цвет и вкус: «Мое давнишнее расхождение с советской диктатурой никак не связано с имущественными вопросами . Презираю россиянина-зубра , ненавидящего коммунистов потому, что они, мол, украли у него деньжата и десятины. Моя тоска по родине лишь своеобразная гипертрофия тоски по утраченному детству».

Эмиграция из советской России затянулась на полтора года. Наконец семья Набоковых осела в русском Берлине. В начале 20-х гг. именно здесь находился центр русской эмиграции - община насчитывала более полумиллиона человек и вела «не лишенную приятности жизнь в вещественной нищете и духовной неге». За пятнадцать лет, прожитых в Германии, Владимир Набоков не прочел ни одной немецкой газеты и не слишком тяготился незнанием немецкого языка . Его жизнь состояла из эпизодических публикаций, литературных вечеров, подработки статистом на съемочных площадках или учителем тенниса.
http://s5.uploads.ru/t/jiJ3N.jpg
Набоков в Кембридже, 1920 г.

Известный в узких кругах поэт и ловелас, гуляя по улице, отгонял поклонниц тростью. Весной 1923 года на благотворительном маскараде Владимиру передали записку: незнакомка назначила ему тайное свидание - поздним вечером на мосту. Он ждал ночную бабочку, а пришел серый волк. Стройный девичий силуэт едва угадывался под темными одеждами, лицо скрывала шелковая волчья маска.

Девушка знала наизусть все стихи Набокова и безупречно выдержала интригу: она так и не сняла маску на первом свидании. Трудно представить более точное попадание в сердце нарцисса и мастера шахматных задач. Владимир «воспользовался совершенной свободой в этом мире теней, чтобы взять ее за призрачные локти; но она выскользнула из узора».

Позднее он узнал ее имя - Вера Слоним. Она мечтала стать летчицей, стреляла из автоматического ружья в тире, ходила на боксерские матчи и автогонки, яростно спорила о политике и - представься случай - застрелила бы Троцкого. О ней говорили: «Каждый в русской среде понимал, кто и что имеется в виду, когда произносится «Верочка». За этим именем скрывался боксер, вступивший в схватку и четко бьющий в цель».

В 1919 году женская половина семейства Слоним с сорока тремя чемоданами бежала из революционного Петрограда. Отец Евсей Слоним, потомственный купец из Могилева, торговец, лесопромышленник, юрист и издатель, был приговорен большевиками к смертной казни и бежал раньше. Семья должна была воссоединиться в Одессе, чтобы потом эмигрировать в Германию. Три сестры Слоним с прислугой успели вскочить в последний товарный вагон состава, идущего на юг - обратной дороги не было, за поездом уже разбирали шпалы.

На одной из станций в вагон ввалились петлюровцы (дело их рук - волна еврейских погромов на юге России). Молодчики прицепились к еврейскому пареньку. Семейство Слоним с ужасом ждало жестокой развязки. Не смолчала только восемнадцатилетняя Вера. Замечание субтильной еврейской барышни потрясло петлюровцев настолько, что они вызвались проводить семью Слоним до места встречи с отцом, обеспечивая им охрану. Вера любила вспоминать эту историю.
http://s5.uploads.ru/t/5U7uS.jpg
Вера Набокова, середина 20-х гг.

Немногочисленные друзья, напротив, благоразумно обходили еврейскую тему стороной, боясь непредсказуемой реакции Верочки. Она могла начать знакомство с вызывающей фразы : «А вы знаете, что я еврейка?» - или наговорить дерзостей, лишь заподозрив в собеседнике юдофоба. Ее болезненное восприятие национального вопроса граничило с паранойей. Кто-то даже дерзнул сказать Вере: «Если бы ты не была еврейкой, то из тебя получилась бы отличная фашистка».

Веру не боялся только Владимир. Их взгляды совпадали. Отец Набокова погиб от руки черносотенца-антисемита, защищая от пули соратника П. Н. Милюкова. Через восемь месяцев после знакомства Владимир писал Вере: «Зачем тебе маска? Ты - моя маска!» Через два года они поженились. Таинство брака напоминало секретную операцию. Свидетелями пригласили дальних родственников, чтобы не разболтали. Никаких фотографий и торжеств. 15 апреля 1925 года молодые заскочили на ужин в дом Веры и между первым и вторым блюдом сообщили: «Да, кстати, сегодня утром мы поженились».

Причин для скрытности было две. Набоков опасался «травли» знакомых, которые наверняка осудили бы брак русского и еврейки. Действительно, поползли слухи, что Верочка принудила Владимира идти в загс под пистолетом. Веру терзал другой демон. В пору ухаживания Набоков вручил ей донжуанский список своих возлюбленных, аккуратно напечатанный на бланке издательства Евсея Слонима.

Традиция составлять подобные списки пошла от А. С. Пушкина - они насчитывали шестнадцать серьезных романов и восемнадцать мимолетных. В неполном списке двадцатипятилетнего Набокова значилось двадцать восемь имен ... Невозможно представить имя Веры рядом с порядковым номером - это удар наотмашь по ее самолюбию. Она была согласна стать тенью мужа, но абсолютной, единственной и всепоглощающей - остальных не существовало в природе.
http://s5.uploads.ru/t/fhejT.jpg
Набоков называл союз с Верой «божественным пасьянсом». Ему досталась жена, каких не бывает. Bepа трудилась за двоих, обеспечивая Владимиру возможность писать. Не имея образования, но со знанием четырех языков, она работала секретарем, переводчиком, стенографисткой, а по ночам набирала на машинке рукописные тексты мужа.

Утро Набокова начиналось с фирменного коктейля жены: яйцо, какао, апельсиновый сок, красное вино. Он сидел дома и творил: в часы вдохновения - по 15-20 страниц в день, в иные - вымучивал тринадцать строчек за 17 часов. Ни слова упрека - гений вне критики (в гениальности мужа Вера не сомневалась никогда). Более того, позже она будет отрицать, что долгие годы содержала семью, - чтобы не навредить репутации Набокова.

0

63

За пятнадцать лет брака Набоков создал девять романов, не считая сборников стихов и рассказов. 9 мая 1934 года Вера родила сына . Владимир не замечал беременности жены пять месяцев - он творил! Знакомые удивлялись, что в семье Набоковых вообще могли родиться дети - настолько супруги были замкнуты друг на друге и самодостаточны. Впечатление было верным лишь отчасти.
http://s4.uploads.ru/t/Su51w.jpg
разгар мирового экономического кризиса 30-х гг. в Германии к власти пришли нацисты. На дверях офисов появились таблички «Евреям вход запрещен!» - Вера уже не могла прокормить семью из трех человек. Центр русской эмиграции переместился из Берлина в Париж - у Набокова не осталось читателей.

Свернутый текст

Когда гений донашивал последние брюки, друзья организовали для него литературный тур по европейским странам, чтобы он мог хоть что-то заработать и вывезти семью. В январе 1937 года Вера проводила Владимира на поезд. Они не привыкли разлучаться - Набоков писал домой иногда по два письма в день. Через месяц почта принесла анонимный конверт: в письме на четырех страницах «доброжелатель» расписывал роман Владимира с некоей Ириной Гуаданини, русской эмигранткой 32 лет, разведенной дрессировщицей пуделей.

Набоков писал жене: «Я и не сомневался, что «слухи» доползут до Берлина. Морды скользкие набить их распространителям! Мне, в конце концов, наплевать на гадости, которые с удовольствием говорятся обо мне, и, думаю, тебе тоже следует наплевать. Жизнь моя, любовь моя. Целую твои руки, твои милые губы, твой голубой височек».
http://s5.uploads.ru/t/lNvqm.jpg
Вера Набокова. 1939.

Вера не поверила мужу. Он действительно в ней нуждался (".. без того воздуха, что исходит от тебя, я не могу ни думать, ни писать - ничего не могу !»), но почему-то звал ее с сыном не в Париж, где жила Гуаданини, а на Ривьеру. Четыре месяца Вера переносила встречу и вдруг решительно заявила, что она с сыном едет в Чехословакию, к матери Владимира: надо показать бабушке внука - там и встретимся!

Безумная идея для нищих эмигрантов. Но, может быть, вдали от разлучницы и в присутствии матери муж скорее вспомнит о семейных ценностях? Казалось, план по возвращению блудного мужа в лоно семьи удался - встреча состоялась, Владимир клялся в любви жене и сыну. В июле 1937 года Набоковы вернулись во Францию и поселились в Каннах. Тут-то Вера и нашла письма мужа к Ирине, датированные чешским периодом. Между супругами состоялся решительный разговор - Вера поставила Владимира перед выбором: или семья, или любовница.

Неизвестно, что выбрал бы Набоков (ультиматумы убивают чувства), но неожиданно в Канны примчалась Ирина Гуаданини. Без предупреждения, тайком, она выследила Владимира с сыном, когда они нежились на пляже. Назначила ему встречу. И Набоков испугался, увидев любовницу в преступной близости от семьи. Эта встреча с Гуаданини была последней - по требованию Веры он попросил Ирину вернуть его письма. Испытание чувств длилось восемь месяцев. Через три года семья Набоковых эмигрировала в США с сотней долларов в кармане.
http://s5.uploads.ru/t/7toxD.jpg
Ирина Гуаданини. (Из частного собрания.)

В Америке их никто не ждал - кроме девочки-литагента, подарившей им пишущую машинку, и нескольких знакомых, поделившихся обносками и временной крышей над головой. Они приехали из нищеты в нищету. Но отныне Набоков будет именовать себя «американским писателем».

Путь к мировой славе займет долгие пятнадцать лет. В Америке Вера поседеет, а Набоков прибавит в весе 35 килограммов (когда бросит курить). Вере тяжело давалась роль профессорской жены, требовавшая публичных реверансов, Владимир чувствовал себя на публике как рыба в воде, и его счастье искупало любые трудности.

Со стороны могло показаться, что теперь семью содержал Набоков. Его хлеб - преподавательская деятельность сначала в колледжах, потом в Стэнфордском университете, Корнельском и, наконец, в Гарварде. Но лекции для Набокова писала Вера. Она присутствовала на всех его занятиях, иногда читала за него курс, если муж болел или капризничал.

Студенты побаивались сфинксообразной особы в черном платье и за глаза называли Веру «седой орлицей» или «злющей западной ведьмой». Соседи наблюдали другую картину. Например, как во время переезда Вера тащила тяжелые чемоданы, а муж нес маленькую настольную лампу и шахматы, как зимой «миссис Набоков» чистит машину от снега, как в непогоду она несет мужу на работу зонтик и галоши.

http://s4.uploads.ru/t/3zQEu.jpg
Осмелься кто-нибудь сказать, что Вера стала для Набокова мамкой и нянькой, она бы пристрелила наглеца. В 1955 году она стала единственной в Итаке 53-летней домохозяйкой, получившей разрешение на ношение огнестрельного оружия. Через девять лет, на презентации набоковского перевода «Евгения Онегина», в бисерной сумочке Веры будет лежать браунинг 38-го калибра - из любви к оружию.

Однажды осенью 1948 года внимание соседей привлекло необычное зрелище: на заднем дворе дома Набоковых по Сенека-стрит в Итаке разгорелся огромный костер. Мужчина средних лет бросал в оцинкованную бочку для сжигания мусора исписанные листы бумаги. Бледное пламя давилось «маркими фиолетовыми чернилами». Из дома вылетела Вера и, как бабочка на огонь, кинулась спасать рукопись. Мужчина в гневе заорал на нее. Соседи расслышали только грозный рык женщины : «Пошел вон отсюда!»

Вера спасала черновик «Лолиты». Еще дважды Набоков попытается привести приговор в исполнение, но каждый раз жена будет доказывать: пока она рядом, рукописи не горят. Кто кому командовал «рядом!» - большой вопрос.

Во всяком случае, Набоков не возражал, а иногда настаивал, чтобы Вера всегда была рядом с ним даже на лекциях. От греха подальше. Грех случился в женском колледже Уэллсли. «Он любил не маленьких, а именно молоденьких девочек», - вспоминала выпускница колледжа Кэтрин Риз Пиблз. Если у Лолиты и был реальный прототип, то это, скорее всего, Кэтрин. Девушке нравился русский профессор. И она с удовольствием стала его изучать, забираясь под длинное профессорское пальто на ватине.

А после того, как Набоков однажды написал на школьной доске «Я тебя люблю» и быстро стер, Кэтрин заинтересовалась русским языком. Сколько таких лолиток было у Набокова, можно только догадываться: коллеги вспоминали, как Владимир «шнырял по кампусу с жадным ищущим взором антрополога».
http://s5.uploads.ru/t/e453h.png
В одном из номеров журнала «Мадемуазель» за 1947 год Набокова отметили как «преподавателя, снискавшего небывалое обожание студенток ». Еще бы! Он был последним мужчиной в Америке, который целовал женщинам руки. Надо ли говорить, что Вера ушла в глухую оборону и категорически отрицала любые романы мужа, бросавшие тень на его репутацию. У него была только одна тень - жены.

«Лолита» родилась в сентябре 1955 года. Пять американских издательств отказались публиковать эту «омерзительную вещь», англичане решали судьбу книги и автора на уровне парламента. На публикацию согласились только французы. Вера отвезла рукопись лично, не доверяя почте.

Та самая Вера, которая десять лет назад запрещала своему 12-летнему сыну читать «Тома Сойера»: «Эта книга внушает ранний интерес к девочкам и учит дурному!». После выхода в свет романа «о порядочном джентльмене, который испытывает безнравственные чувства к падчерице», доселе малоизвестному писателю Набокову грозило изгнание из Америки, тюрьма в Англии и обвинения в педофилии во Франции.

Автор отчета для американского издательства «Даблдэй» писал: «То, что страсть может стать такой отвратительной, свидетельствует об испорченности автора - и он действительно крайне испорченный человек, - что вовсе не лишает роман определенных достоинств». Через несколько месяцев «Санди Таймс» опубликовала рейтинг лучших книг года - и «Лолита» вошла в первую тройку.

Через год «непристойный роман" возглавил список мировых бестселлеров. Издательства боролись за авторские права и «перспективу угодить в тюрьму из-за двенадцатилетней девочки».
http://s5.uploads.ru/t/gkAbv.jpg
В одном из номеров журнала «Мадемуазель» за 1947 год Набокова отметили как «преподавателя, снискавшего небывалое обожание студенток ». Еще бы! Он был последним мужчиной в Америке, который целовал женщинам руки. Надо ли говорить, что Вера ушла в глухую оборону и категорически отрицала любые романы мужа, бросавшие тень на его репутацию. У него была только одна тень - жены.

«Лолита» родилась в сентябре 1955 года. Пять американских издательств отказались публиковать эту «омерзительную вещь», англичане решали судьбу книги и автора на уровне парламента. На публикацию согласились только французы. Вера отвезла рукопись лично, не доверяя почте.

Та самая Вера, которая десять лет назад запрещала своему 12-летнему сыну читать «Тома Сойера»: «Эта книга внушает ранний интерес к девочкам и учит дурному!». После выхода в свет романа «о порядочном джентльмене, который испытывает безнравственные чувства к падчерице», доселе малоизвестному писателю Набокову грозило изгнание из Америки, тюрьма в Англии и обвинения в педофилии во Франции.

Автор отчета для американского издательства «Даблдэй» писал: «То, что страсть может стать такой отвратительной, свидетельствует об испорченности автора - и он действительно крайне испорченный человек, - что вовсе не лишает роман определенных достоинств». Через несколько месяцев «Санди Таймс» опубликовала рейтинг лучших книг года - и «Лолита» вошла в первую тройку.

Через год «непристойный роман" возглавил список мировых бестселлеров. Издательства боролись за авторские права и «перспективу угодить в тюрьму из-за двенадцатилетней девочки».

Скандалы и успех подогревали друг друга. Стали вдруг востребованы произведения, написанные Набоковым ранее. Посыпались новые заказы. Стэнли Кубрик купил права на экранизацию романа. Картина была номинирована на семь наград. Кажется, супруги открыли золотую жилу. Вера наконец купила себе веселенькое платье. А Набоков завел в дневнике страницу «Ураган Лолита», где описывал перипетии, связанные с романом.

Ураган «Лолита» перенес Веру и Владимира в Европу. Последним пристанищем для «эмигрантов, трижды гонимых историей», стала Швейцария. Вера и Владимир поселились на последнем этаже отеля «Монтрё-Палас» в номере с видом на Женевское озеро. Изолированность, возведенная в степень недосягаемости, определила их образ жизни. Подруга семьи, княжна Зинаида Шаховская, организовавшая литературное турне писателя по Европе в 30-х гг., на одном из приемов была поражена: супруги Набоковы сделали вид, что ее не знают!

Однажды в лифте постоялица отеля поздоровалась с Верой и пожелала ей доброй ночи. «Миссис Набоков» вернулась в свой номер, возмущенная до крайности: «Что она о себе возомнила! Люди должны знать свое место!» Тяжелее всех приходилось издателям, юристам, журналистам, переводчикам, налоговикам. Вера точно знала их место.
http://s5.uploads.ru/t/gtli3.png
Десять лет она судилась с французским издательством «Олд Пресс», которое первым опубликовало «Лолиту». Добилась сожжения тиража в Швеции: ее не устроило качество перевода.

Австралийский профессор Эндрю Филд взялся писать биографию Набокова. Супруги пригласили его к себе в Монтрё. Вскоре Филд прислал им первую рукопись. Набоков назвал ее «кретинской ». Текст на 670 страницах был возвращен профессору с правками и комментариями Веры на 181 страницу.

В последний год жизни Набоков постоянно болел - сдавали сердце и легкие. Его тело умирало, а душа цеплялась за Веру. Ворчал: «Я бы не возражал полежать в больнице, если бы ты была рядом, положил бы тебя в нагрудный карман и держал при себе».

2 июля 1976 года сердце Набокова остановилось. Вера и Дмитрий были рядом. На траурной церемонии Вера не проронила ни слезинки. Но сын запомнил, как мать вдруг сказала: «Давай наймем самолет и разобьемся!» Вера пережила мужа на 13 лет.
http://s4.uploads.ru/t/gG2sB.jpg
Сидя в инвалидном кресле после перелома шейки бедра, она продолжала заниматься переводами романов Набокова, пока руки держали книгу. Незадолго до смерти попросила друзей: «Молитесь, чтобы я умерла мгновенно».

Она тихо умерла в 10 часов вечера 7 апреля 1991 года на руках у сына. В некрологе «Нью-Йорк Таймс» написала: «Вера Набокова, 89 лет, жена, муза, агент». Прах Веры смешали с прахом мужа. Они не верили, что со смертью все заканчивается…

Ссылка

Отредактировано Вик (2013-09-23 04:35:07)

0

64

Принцесса Греза. Надежда Ивановна Забела-Врубель 

http://s4.uploads.ru/t/cHOpt.jpg

Она была Принцессой Грезой художника и великой певицей. А он был Великим художником, который искал образ и видел вокруг все тайное, «пурпур лиловых миров», «сине-лиловый мировой сумрак», который искал, как говорил Блок, «дивные краски и причудливые чертежи, похищенные у Вечности».

Свернутый текст

Необычный тембр ее голоса - вот что впервые поразило Врубеля, ее дивное пение явилось ему прежде ее внешней красоты. Это был знак-символ. Он был всегда напоен фантазиями и мечтами, все его образы, рождавшиеся на картинах, в жизни распадались на осколки мозаики.

1896 год. Это панно «Принцесса Греза». Это встреча Врубеля и Забелы. Встреча сказочная. Он загорелся сюжетом Эдмона Ростана, чья пьеса «Принцесса Греза» в этот год была восторженно принята русской читающей и театральной публикой. В основе пьесы лежала средневековая легенда о принце и трубадуре по имени Жоффруа Рюдель, очарованном рассказами пилигримов об антиохийской принцессе Мелисинде. Предчувствуя свой близкий конец, он решил пуститься в дальнее плаванье за море, «не в силах умереть, не увидев хотя на миг ее».
Врубель плывет на корабле и, умирающий, с лютней в руках, силой своего таланта и искусства как будто из воздуха воссоздает свою романтическую грезу - образ прекрасной и недостижимой принцессы. Он сам жаждал появления в своей жизни вызванной его искусством грезы-любви. И это случилось. Ее он прежде услышал, а потом увидел. Такое могло случиться только с ним.

Надежда Ивановна Забела окончила в 1891 году Петербургскую консерваторию. У нее было чудесное лирическое колоратурное сопрано. Она пела в театрах Киева, Тифлиса, Харькова. В 1895 году в русской музыкальной жизни состоялось знаменательное событие - возобновилась Русская частная опера С.И. Мамонтова.
http://s5.uploads.ru/t/oW9Xg.jpg

Здесь Надежда Ивановна блистала, завораживая зрителя своими сценическими образами и прежде всего дивным голосом, до 1904 года. Она стала вдохновительницей и для композитора Римского-Корсакова, лучшей исполнительницей Волховы, Панночки, Снегурочки, Царевны-Лебеди. Особенно удавались ей роли сказочных и фантастических персонажей. После встречи с Забелой Римский-Корсаков женские партии в своих операх писал, ориентируясь на ее природные данные и своеобразие исполнения. Манеру исполнения Надежды Ивановны отличали особенная одухотворенность, искренность, задушевность, русскость.

Он встретил ее в театре, там, где свершалось таинство перевоплощения, там, где символы оживали, где мир фантастичен и изменчив, где царит прекрасное, а за светом рампы оживают видения. О нем говорили: «Визионер, трактовавший действительность как фантазию, а фантазию как действительность», «словно просидевший всю жизнь без выхода в волшебной опере, созерцая театрально-необычные существа».
Однажды Савва Морозов попросил Врубеля закончить декорации к опере, поскольку Коровин заболел. Врубель выполнил заказ и явился на премьеру. Его поразил голос, струившийся со сцены. Это пела его Принцесса Греза.

Он полюбил ее сразу, восхищался ее красотой, хотя окружающие не находили ее красивой, считали, что черты лица ее не были правильными, что художник скорее придумал ее. Но когда звучал ее голос, когда ее длинные, красивые гибкие руки, о которых говорили все, будто обнимали воздух, сливаясь со звуком, чудилась ему воплощенная живая женщина-песня. «Все певицы поют как птицы, а Надя - как человек!»

http://s4.uploads.ru/t/yjpDa.jpg

«Врубель затеял картину «Гензель и Гретель», на которой он изображал Надю и Любатович под видом детей. Надя мне сказала, что если эта картина удастся, она согласится выйти замуж за Врубеля, а сделал он ей предложение, кажется, чуть не с первого раза, как только они познакомились».

http://s5.uploads.ru/t/TJbRN.jpg

«Я дам тебе все, все земное - Люби меня!..» 28 июля 1896 года они обвенчались в Женеве. На другой день молодые уехали в Люцерн, где Врубель писал «Полет Фауста и Мефистофеля». Молодая жена вспоминала: «Здесь мы устроились в пансионе на возвышении с великолепным видом на озеро, рядом мы нашли на свое счастье atelier, так как М.А. сейчас должен исполнить еще один запоздавший заказ».
Маргарита и Фауст. Так началась их жизнь вместе. В сезон 1896/1897 года Надя, вскоре после того как они обвенчались, пела партию Маргариты в опере Ш. Гуно «Фауст» в Харьковской опере. Говорят, она была одной из лучших исполнительниц этой партии. Врубель сопровождал ее в Харьков, вносил некоторые изменения в ее костюмы, волновался, заворожено слушал.
Он изобразил Маргариту-Надю на панно, которое для Морозова сделал по мотивам трагедии Гете. Это был гимн любви, вечный вопрос, который он задавал себе. «Куда идешь ты? Я этого не знаю». «Мания, что непременно скажу что-то новое, не оставляет меня». Панно было отвергнуто заказчиком.
А теперь он мог сотворить живую Маргариту. Слушательница выступления Забелы в харьковском спектакле говорила: «Надежда Ивановна была в таком виде, как она изображена в панно Врубеля «Фауст и Маргарита». Маргарита словно вырастает из любимых модерном бледных лилий, лиловых ирисов, сама она как будто хрупкий цветок.
http://s4.uploads.ru/t/XhErq.jpg

Они стали сотворцами, все действо их жизни проходило на грани искусств, она для Врубеля была полуреальностью, полуфантастикой. Он научил ее «видеть в реальном фантастическое». Он был способен видеть музыку в цвете, она видела его цвет в музыке. Они творили свое чувство как будто великую сказку, извлеченную из русского дремучего леса, из таинственного ночного озера, в котором купается луна.
Когда-то он написал Римскому-Корсакову: «Благодаря Вашему доброму влиянию решил посвятить себя русскому сказочному роду... Не повторять в мильонный раз музы, а сделать что-нибудь русское, например: Лель, весна-красна...» И он вместе с Надей лепит этот сказочный род. «Музыку цельного человека».

http://s4.uploads.ru/t/PvjKO.jpg
Сестра Забелы рассказывала о том, как в 1898 году он писал на хуторе Плиски один из самых знаменитых портретов жены: «Писал Врубель еще портрет в легком прозрачном капоре, кисея зеленая с лиловым, форма empire, в садовой кисейной шляпе и перчатках. Сестра сидит и держит в руках лорнет. По поводу этого портрета Врубель говорил, что писать платье, драпировки труднее, чем тело... С портретом же сестры Врубель очень возился, обыкновенно он работал так быстро, тут же ему не давалось то, что он хотел, и он все переписывал и переписывал».

Она для него - постоянный сюжет, вернее, постоянно меняющийся сюжет-сказка...
Царевна-Лебедь. 21 декабря 1900 года состоялась премьера оперы Римского-Корсакова по пушкинской «Сказке о царе Салтане» на сцене частной оперы Мамонтова. Партию Царевны-Лебеди пела Надежда. Декорации и костюмы были выполнены Врубелем.
Помните его картину «Царевна-Лебедь». Рецензенты писали, что сценический облик Забелы был таким же, как на картине Врубеля. «Ее Царевна-Лебедь, также запечатленная Врубелем на полотне - это видение, созданное народной фантазией. Одухотворите эти кристально чистые звуки светлым чувством и весенней девичьей нежностью - и вы, быть может, услышите и увидите ту Царевну-Лебедь, какой была Н.И. Забела и какой впоследствии эта Царевна не была уже ни у одной из исполнительниц», - писал тот, кто видел ее в этой роли. Это была Царевна-Лебедь русской поэзии, в ней и русские детали (кокошник), и лирическая задушевность, и мелодичность пушкинского образа.
http://s5.uploads.ru/t/hk8qX.jpg

Врубель создавал не только сценические, но и повседневные костюмы жены. Облачение в костюм, в платье для сцены было для него таким же священнодействием, как и творчество. Он приходил вместе с ней на спектакль за два часа до начала и сам лично как костюмер одевал ее. Она воплощала в себе все многообразие мира. Или ее голос?
Он не отпускал Забелу не на минуту, сопровождал на все спектакли, сколько бы раз она их не играла. Все ее партии он знал наизусть. Каждый шаг ее вызывал в нем восторг. Это была его любимая модель. Она была вся соткана для него из звуков, цвета и прекрасной формы.

«Весна с птицами». «Мне и скульптура моя понравилась. Помнишь полуфигуру весны с руками, отмахивающимися от птиц и пичужек, и с ласковой истомой в глазах, улыбкой и движением, это очень похоже на тебя, т.е. формы; а впрочем, и в экспрессии».
«Морская царевна». Она исполняет партию Волховы в опере, Врубель делает эскизы некоторых костюмов. Певица вспоминала: «Мне пришлось петь «Морскую царевну» около 90 раз, и мой муж всегда присутствовал на спектаклях». Он погружался в стихию музыки и говорил: «Я могу без конца слушать оркестр, в особенности МОРЕ. Я каждый раз нахожу в нем новую прелесть, вижу какие-то фантастические тона».
http://s4.uploads.ru/t/FxiGQ.jpg
Они были счастливы в своей сказке. Ничто не предвещало беды. 1 сентября 1901 года родился долгожданный сын, названный Саввой в честь Мамонтова. Врубелю кажется, что он победил внутри себя метущегося Демона, Демона отверженного. Он начинает работу над картиной «Демон поверженный».
Но это не так. Демон рядом. Еще в молодые годы одна из мимолетных связей художника закончилась дурной болезнью, он долго лечился, и, казалось, болезнь отступила. Но в конце жизни она настигла его вновь. А потом его поймала в силки и еще более страшная хворь.
1902 год. Надя стала замечать признаки психического расстройства. 11 марта знаменитый психиатр Бехтерев поставил роковой диагноз - болезнь неизлечима. Они уехали на дачу, Надя боролась самоотверженно. Его стали мучить головные боли, он был злым и раздражительным. Забела писала, что в нем как будто была парализована какая-то сторона его душевной жизни... Затем начались приступы буйства. Те, кто не любил его, называли их безумием грез и цветов. Может быть, так и было…

Страшной платой грезам была и другая их трагедия. В 1903м Забела и Врубель с сыном поехали к другу в имение под Киевом. В дороге Саввушка заболел и умер в Киеве. Это был последний удар. Дальше - клиники, доктора, недолгие возвращения домой. Надя была рядом...
В 1904-1905 годах Врубель мучился приступами раздражения, в глазах Надежды Ивановны все чаще читалось отчаяние и покорность судьбе. У нее был ангажемент в «Мариинке», возвращаясь после спектакля, она отдыхала у камина, а он опять писал ее... Сестра запишет: «Работал Михаил Александрович над новым портретом сестры в натуральную величину на большом диване, в концертном, им же самим сочиненном платье удивительной красоты: опять несколько прозрачных материй одна на другой, пунцовое, черное и серое, все вместе это образовывало какой-то гигантский цветок».
«2 декабря. Я пошла к Наде днем, видела ее концертное платье, сочиненное Врубелем из трех или четырех прозрачных чехлов, внизу великолепная шелковая материя, розово-красная, светлая, потом черный тюлевый чехол, потом пунцовый. Лиф весь из буф, точно гигантские розы, плечи совсем открыты, так как рукавов нет, так что видна вся рука с плечом, на шее же колеретка и перекладины. Но платье более изящно, чем эффектно, и так как оно без рукавов, то оно стесняет. Надя боится пошевельнуться и за ужином сидела все время в меховой пелеринке». Но портрету этому, отдыхающей жены в его платье, не суждено было быть законченным.
Что-то опять говорило о приближении болезни. Жена со страхом наблюдала за ним.

Другие тоже замечали, сестра жены вспоминала: «Я увидела Михаила Александровича в декабре месяце (1904 год), он похудел, лицо его стало острое, по-моему, он стал значительно старше на вид, в манерах он тоже стал как-то строже, стал говорить моим детям «вы». Я думаю теперь, что он очень следил за собою, постоянно помня о своей болезни, и оттого казался строже».
Наступает последний период болезни художника. «В начале марта того же 1905 года равновесие его психики нарушается настолько, что с согласия его самого вызванный из Москвы Усольцев увозит его к себе. Накануне отъезда он желает видеть свою жену в костюме, в котором изображает ее на холсте, работал над которым последнее время с лихорадочным жаром, и вообще как бы прощается с тем, что ему особенно близко и дорого».
Врубель лечится у доктора Усольцева, жена и сестра снимают дачу рядом, и они видятся ежедневно. Перед глазами теснятся творческие видения, мысли, образы... Надежда Ивановна слушает его, вечерами плачет. У него ясный взгляд. Он видит сияние и бездну бесконечности.
Доктор Усольцев сразу после смерти Врубеля напишет в статье: «Из длинной вереницы прошедших передо мною людей, душевный спектр которых разложила болезнь, его спектр был самый богатый и самый яркий, и этот спектр показал до неоспоримости ясно, что это был художник-творец, всем своим существом, до самых глубоких тайников психической личности». Она так же чувствовала это - не иссякал его источник, а словно еще сильнее бил из черной пропасти-воронки.
Вот он создает последнюю свою работу - портрет поэта Брюсова, реалистичный и точный. К концу жизни он все более близок к реальности, выписывает все, фантазии теперь не нужны. Бенуа об «убийственно мрачном» состоянии Врубеля напишет: «Рисует исключительно с натуры. Даже от орнаментов отказывается... Рассказывает о дивной раковине, которую он хочет срисовать (черным и белым) в большую величину. Ему хочется передать не свет и цвет предметов, а их сияние. Удивительно ясно и убедительно это излагает. Но чувствуется все же ужас безумия под этим. Это тот же Демон, тот же сгубивший его бес. Как бабочка на свет».
В конце февраля 1906 года он ослеп. С 1905 по 1910 год он лечился в разных клиниках, рядом с ним всегда были сестра и жена. Сестра все время читала ему, Надя пела...
В конце января 1910 он долго стоял под открытой форточкой, хотел простудиться. Жизнь, или то, что другие называли жизнью, стала невыносима. В феврале у него началось воспаление легких, в апреле он умер. Она видела всю агонию красоты распадавшейся и бездну пустоты впереди.
Закончилась сказка и для нее. Мучительная и счастливая, горняя и земная. «Я дам тебе все, все земное - Люби меня!..»

Ссылка

Отредактировано Вик (2013-10-03 12:30:58)

0

65

0

66

Магистр и верховный иерарх всего сущего - Граф Калиостро

http://s5.uploads.ru/t/vkhbi.png

«Я, Джузеппе Калиостро — магистр и верховный иерарх всего сущего, взываю к силам бесплотным, к великим таинствам огня, воды и камня, для коих мир наш есть лишь игралище теней. Я отдаюсь их власти и заклинаю перенести мою бестелесую субстанцию из времени нынешнего в грядущее, дабы узрел я лики потомков, живущих много лет тому вперед»

Свернутый текст

(Заклинание графа Калиостро)

«Формула любви»" — этот фильм я смотрел много раз и еще посмотрю ! Таких фильмов уже не снимают и боюсь больше не снимут. «Уно, уно, уно, ун моменто…» Многие помнят эту прилипчивую песенку из фильма , повествующего о приключениях в России графа Калиостро. Но отнюдь не все знают, кем был на самом деле этот великий авантюрист и что, собственно, он делал в Российской империи?

Из всех исторических личностей XVIII века наиболее загадочным заслуженно считается граф Калиостро. Он остался в истории как авантюрист, путешественник, пылкий любовник и знаток тайных наук. С его именем связаны удивительные вещи: умение глотать вилки, способность оживлять статуи и многие другие.

Но кем был этот человек на самом деле?
http://s4.uploads.ru/t/k3G6Y.jpg

О происхождении Джузеппе Калиостро (он также известен под именами Тискио, Мелина, граф Гарат, маркиз де Пеллегрини, маркиз де Анна, граф Феникс, Бельмонте) известно немного. Сам Калиостро утверждал, что родился на Востоке, а родителями его были принцесса и ангел. Граф Александр Калиостро (Alessandro Cagliostro), согласно достоверным данным, родился 2 июня 1743 г. в Палермо, Италия. Он называл себя разными именами. Однако, как выяснили исследователи его запутанного жизненного пути, настоящее имя нашего героя — Джузеппе Бальзамо (Giuseppe Balsamo). Калиостро родился в купеческой, но простонародной семье. Говорят, бабка пророчила ему графский титул, то же предсказала цыганка. Говорят также, матери Калиостро приснился сон, что после женитьбы на графской дочери ее сын стал графом. В 33 года он действительно получил титул маркиза Пеллегрини и графа Александра Калиостро. И впоследствии он всю жизнь отказывался от своего настоящего имени, уверяя, что не имеет ничего общего с деревенщиной.

Свое детство и юность, по его же рассказам, он провел в Медине. С детства мальчик был окружён всеобщей любовью и заботой, ему прислуживали десятки рабов и рабынь, готовых выполнить любое желание. Затем шериф Медины (родственник Калиостро) отправил его в сопровождении мудрого Альтатаса в путешествие по Востоку и Африке. А завершилась поездка (опять же по версии самого графа) посещением Египта, где жрецы древних храмов открыли Калиостро все тонкости древних наук и тайны пирамид. Здесь же произошли первые общения с фараонами, предсказавшими Калиостро великую судьбу и возложившими на него некую высшую миссию, смысла которой он так и не раскрыл, ссылаясь на тайны мироздания. В египетской Александрии Джузеппе близко сошелся с уличными факирами. Он овладел приемами гипноза, изучил магические формулы, научился довольно сложным фокусам и собрал коллекцию экзотических предметов. Калиостро называл себя учеником графа Сен-Жермена. Он, как и учитель, стремился проникнуть в систему азартных игр и разгадать тайну выигрышных карт.

В двенадцать лет юноша был изгнан из монастыря по неизвестной причине. После этого он отправился к себе на родину, в Палермо. Но родственники, вероятно, из-за банкротства отца не признали Калиостро. В этот сложный период (отказ от него родственников, отсутствие средств к существованию) молодой человек решает, что непременно станет богатым и знаменитым, и неважно какими способами он этого добьётся. В первое время Джузеппе Бальзамо промышлял браконьерством и мелким жульничеством, а уже позже к этим легким шалостям добавилось сутенерство и сводничество.

Прославился Калиостро подделкой театральных билетов, а затем и фальсификацией завещания и ограблением золотых дел мастера Марано из Палермо. Калиостро сумел убедить Марано в том, что в окрестностях Палермо зарыт богатейший клад, и при помощи магии его можно найти. Мастер, желая разбогатеть, заплатил Калиостро большие деньги и темной ночью отправился вместе с аферистом и его помощником искать клад. Калиостро «при помощи заклинаний» определил место, где зарыт клад, и заставил Марано копать. Но тут раздались ужасные вопли, появились «бесы» и избили доверчивого кладоискателя до потери сознания.

В двадцать лет Джузеппе занялся изучением алхимии, в тридцать объявил, что им найден рецепт напитка бессмертия. Кроме того, граф утверждал, что умеет читать мысли, видеть прошлое и будущее, а также управлять «силами природного магнетизма». Возможно, именно эти силы магнетизма и помогли ему обворожить первую римскую красавицу Лоренцу Феличиане (которую впоследствии он представлял в качестве благородной Девы Калабрийской) и получить её согласие на брак с ним.

В данном случае пословица «муж и жена — одна сатана» полностью себя оправдала. Красавица Лоренца постоянно использовала свои внешние данные и природную гибкость тела с выгодой для себя. Происходило это с молчаливого согласия мужа, который не брезговал жить за счет ее любовников. Правда, один раз супруги крупно поссорились. По благословению мужа Лоренца ушла в содержанки к богатому французскому дворянину. Однако спустя время Калиостро, подсчитав, что его финансовые дела без жены идут гораздо хуже, вдруг весьма обиделся на нее за столь аморальный поступок и подал на неверную супругу в суд. Лоренце пришлось посидеть в тюремной камере, пока Калиостро наконец не сжалился над ней. После этого парочка уже не расставалась.

Пара колесила по Европе и устраивала для избранной публики сеансы магии. За ними по пятам следовали разоблачительные заявления инквизиции, не устававшей изгонять их из всех стран, в которые супруги заезжали со своими «выступлениями».
http://s5.uploads.ru/t/U2o0p.jpg

Свои знаменитые похождения новоявленный граф начинал во Франции, где особой популярностью не пользовался. В 1771 году он уехал в Англию, где снова зарабатывал на хлеб мелким мошенничеством и сутенерством. Например, как-то Калиостро «неожиданно» застал свою благоверную с неким богачом. И тому пришлось поплатиться. Граф не стал требовать смерти обидчика на дуэли, он оценил свою обиду дешевле, всего лишь в 100 фунтов. Но немного погодя графа самого застали в постели с несовершеннолетней, и супруги Калиостро спешно покинули пределы Туманного Альбиона.

В Барселоне они прожили полгода. Калиостро играл здесь роль знатного римлянина, заключившего тайный брак и скрывающегося от родных. Ему поверили, стали величать «его превосходительством» и дали денег. Но официальные лица оказались на удивление недоверчивыми и потребовали подтвердить слова официальными бумагами, коих у Калиостро, конечно, не оказалось. Тогда его жена Лоренца соблазнила влиятельного богача, и супругам удалось не только избежать скандала, но и получить солидную сумму на дорогу.

Через какое-то время Калиостро учредил женскую масонскую ложу во главе с Лоренцой, а также ложу египетского масонства, идею которой он позаимствовал у некоего Георга Конетона. Себя же граф провозгласил Великим коптом. Новоиспеченный масон бросал деньги направо и налево, разъезжал в шикарных экипажах в сопровождении слуг, облаченных в богатейшие ливреи.

Калиостро был не только гениальным шарлатаном,’ он обладал способностями, которые действительно трудно объяснить. Так, он предсказал Великую французскую революцию, падение Бастилии, казнь Марии-Антуанетты. Под влияние этого выдающегося авантюриста, обладавшего незаурядным гипнотическим даром, попадали и простаки, и вельможи, и люди выдающегося ума. А французский король Людовик XVI даже пригрозил карой тем, кто усомнится в чудодейственных способностях мага.

Внешне невзрачный, граф обладал над женщинами поистине магнетической властью. По описаниям лондонцев, граф Калиостро был «смуглолицым, широким в плечах человеком средних лет и невысокого роста. Говорил он на трех или четырех языках, притом на всех, без исключения, с иностранным акцентом. Держался таинственно и напыщенно. Щеголял перстнями, украшенными редкими драгоценными камнями. Называл их «безделицами» и давал понять, что они — собственного производства».

Начались скитания по Европе с множеством приключений. Легко добытые деньги так же легко и тратились – Калиостро любил жить на широкую ногу и к тому же неслыханно щедро одаривал бедняков. С Лоренцей они то ссорились, то мирились, но в общем жили дружно, терпеливо снося взаимные измены и неустроенность кочевого быта. Чуткий к веяниям времени, граф уловил новую тенденцию: по мере развития науки люди – вопреки очевидной логике – все более верили в чудеса. В любой стране не было отбоя от желающих колдовским способом обрести богатство, молодость или здоровье. Как грибы, росли тайные общества – масоны, розенкрейцеры, мартинисты, – в рядах которых хватало как бескорыстных искателей истины, так и явных жуликов.

Немудрено, что эти общества весьма заинтересовали Калиостро. Впервые он свел знакомство с масонами в Лондоне, а в Германии уже основал собственную ложу «египетского обряда».

В 1776 году Калиостро поселился в Лондоне в особняке на Уэлком-стрит. Казалось, он поселился здесь надолго, обставив особняк с особой роскошью. Дом стал местом паломничества богатых лондонцев. Одни просили Калиостро увеличить их драгоценные камни или убрать с них трещины. Другие интересовались будущим, которое граф якобы умел предсказывать – особенно результатами ближайшего розыгрыша лотереи. Загадочный гость охотно сообщал выигрышные номера, но тех, кто поверил ему, ждало разочарование. Да и камни, с которых стараниями «мага» исчезали трещины, спустя некоторое время становились такими же, как раньше. За подозрительным чародеем была установлена слежка, и Калиостро решил не испытывать судьбу. В одну ночь особняк на Уэлком-стрит опустел – тайком собрав имущество, граф пересек Ла-Манш.

0

67

0

68

1778 году Калиостро и Лоренца прибыли в Россию.

http://s4.uploads.ru/t/drBWQ.jpg

Лучшей страны было просто не найти: всеобщая безнаказанность и любовь к заморским чудесам создавали идеальное поле для авантюрной деятельности. Будучи человеком умным и не лишенным мужского обаяния, Бальзамо обратил свой взгляд преимущественно на женскую часть Петербурга и Москвы. Русские барыньки безумно скучали, а визит знаменитого оракула и алхимика подогревал воображение и сулил много интересного. Немудрено, что представления, которые устраивал Калиостро в светских салонах, пользовались огромной популярностью. Аристократов ничуть не смущало, что Калиостро неряшливо одевался, имел дурные манеры, грубо выражался и писал с орфографическими ошибками. Один магнетический взгляд — и ему верили беспрекословно. Свой приезд в Петербург итальянский шарлатан мотивировал тем. что решил открыть русское отделение египетской масонской ложи, руководителем и основателем которой был он сам. Отличительным признаком ложи в России стало то, что в нее входили только женщины. Жаждавшие экзотики русские дворянки моментально пожертвовали странному обществу немалые суммы денег. Взамен Калиостро обещал им бессмертие и духовное перерождение.

Свернутый текст

Калиостро тем временем предсказывал будущее, устраивал спиритические сеансы и отыскивал клады. Так, во владениях графа Модема иностранный кудесник устроил целое представление. Нанятый им мальчик, находясь в «трансе», показал гостям графа место, где спрятаны несметные сокровища. Авантюрист объявил, что клад находится под охраной злых чар и, прежде чем копать, надобно эти чары снять. Спустя несколько дней, проведенных в роскоши и довольстве, Калиостро «аннулировал» родовое заклятие и с помпой удалился в Петербург. Нужно ли говорить, что никакого золота в имении графа Медема никто не сумел обнаружить.

Окрыленный баснословными гонорарами и сомнительными успехами, Калиостро начал забываться. Он шокировал публику бессовестными речами, приставал к целомудренным девицам и без зазрения совести занимал в долг. Апофеозом его шарлатанства стала история с лечением княжеского отпрыска. У одного из приближенных императрицы Екатерины тяжело заболел новорожденный ребенок. Врачи исчерпали все возможные средства, но не могли помочь. Малыш чах на глазах. Тогда вызвали Калиостро. Он взглянул на младенца и сказал, что может быстро его вылечить. Для этого ему нужно было на время отдать мальчика. Действительно, вскоре он привез поправившегося младенца. Родители, не помня себя от радости, осыпали спасителя щедрыми дарами и золотом, пока не выяснилось, что ребенка подменили. В пути младенец скончался, и Калиостро, не долго думая, купил похожего ребенка в многодетной чухонской семье.

История дошла до императрицы, и шарлатана с позором выслали из страны.

…Он вернулся во Францию. Любимым детищем Калиостро оставалась все та же египетская масонская ложа. Он и его приверженцы подвергались суровым испытаниям: после изнуряющего поста им делали кровопускания, а затем укладывали в ванну, наполненную неизвестным раствором. Полежав в ней некоторое время, адепты чувствовали сильное недомогание, тошноту, головокружение. После того как у людей выпадали волосы, зубы, Калиостро считал их достойными стать членами ложи. В ванне, судя по перечисленным признакам, находился какой-то яд. Своим последователям Бальзамо обещал долгую и счастливую жизнь — пять с лишним тысяч лет, а после выдавал в грязном флакончике жидкость под названием «Эликсир бессмертия». В число обещанных благ входила и красота, коей члены ложи после проведенных опы-i ов явно не отличались. Сам Калиостро щеголял в длинной черной мантии с иероглифами, а на боку у него болтался меч.

Благородные манеры, огромное влияние при дворе, красноречие и богатство — все это сделало Калиостро всеобщим кумиром. Самый же громкий успех и скандал ждал Калиостро в Париже. Французское общество и высший свет приняли россказни и фокусы Калиостро с восторгом. 1784-1785 годы ознаменовались нашумевшими обедами графа с Руссо, Генрихом IV и Вольтером — людьми, которых к тому времени, уже не было в живых… Калиостро ожидали деньги, слава и успех у самых знатных дам. Его портреты, настольные бюсты, лаковые миниатюры — все это с успехом расходилось по Европе.

Свои магические номера чародей постоянно пополнял новыми. Например, он выбирал детей пяти-двенадцати лет, мазал им головы так называемым елеем премудрости и через них вел беседы с ангелами, святыми, пророками и духами…

Поразительный факт: постоянно обманывая людей, сам Калиостро с детства искренне верил в ясновидение и предсказания. По одной из легенд, в юности ему предсказали смерть в 1795 году, однако гибели можно было избежать, если проявить терпение. Калиостро напророчили спасение в лице военных. Впоследствии личные гороскопы Калиостро подтвердили это предсказание.

Однажды ему сообщили, что серьезно заболел принц Субиз, близкий родственник кардинала Рогана, с которым Калиостро познакомился в Страсбурге и приобрел в его лице одного из самых преданных своих сторонников. Никто не надеялся на выздоровление Субиза. Но великий граф Калиостро взялся его лечить, потребовав при этом, что бы его имя держалось в тайне. Когда же Субиз стал поправляться, было торжественно объявлено, что лечил его Калиостро. Это был триумф! У дома Джузеппе стояли ряды экипажей знати, приехавшей поздравить его с успехом. Среди них оказалась даже королевская чета. Калиостро стал просто идолом Парижа.

И вдруг ударом грома разнеслось известие – Калиостро заточен в Бастилию! Он оказался замешан в знаменитом «деле об ожерелье», сыгравшем немалую роль в падении монархии. Началось все с того, что предшественник Людовика ХVI захотел подарить своей фаворитке Жанне Дюбарри роскошное колье из 629 бриллиантов стоимостью 1,6 миллиона франков. Ювелирная фирма Бемера изготовила колье, но тут король умер, а его бережливый преемник наотрез отказался от дорогой игрушки. Ожерелье хранилось у Бемера до тех пор, пока им не решили завладеть ловкие преступники – самозваная графиня де Ламотт и ее супруг. Они обратились к духовнику короля, кардиналу де Рогану, с просьбой стать посредником в покупке колье для королевы Марии Антуанетты – сама она якобы не желала афишировать интереса к дорогостоящему изделию. Де Роган засомневался, и ему устроили тайное ночное свидание с «королевой». На самом деле это была похожая на нее Мари Олива – подруга Ламотт и Лоренцы Калиостро. Успокоенный кардинал забрал ожерелье и передал мошенникам, которые переправили его в Амстердам и продали по частям. После этого супруги Ламотт и Калиостро зачем-то вернулись в Париж, где и были арестованы, когда разразился скандал.

Ламотт свалили все на Калиостро, который якобы разработал план похищения. Однако следствие не доказало его вины. Да и зачем магу, в чьем распоряжении были финансы богатых поклонников, браться за столь рискованную операцию? Ответ нашелся быстро – для дискредитации королевской власти. По довольно достоверным предположениям, именно эту миссию возложили на Калиостро лидеры европейского масонства, чьей целью было уничтожение монархии и создание на ее развалинах «Царства Разума». В романе Дюма «Жозеф Бальзамо» Калиостро изображен борцом с монархией, но там им движет благородная месть. На самом деле он, похоже, настолько уверовал в собственное величие, что всерьез решил низвергнуть королевскую власть. А там – чем черт не шутит? Почему самый популярный иностранец во Франции не может стать ее правителем?

После освобождения Калиостро уехал из Франции в Англию и оттуда обратился к французскому народу с письмом, где осыпал проклятиями королевский двор и предсказывал скорую революцию. Она и в самом деле произошла через каких-то три года, но маг не смог в ней участвовать. Покинув Англию, он отправился в Швейцарию, безуспешно предлагая тамошним бюргерам растопить альпийские льды и найти скрытое под ними золото. Потом прибыл в родную Италию, чтобы основать масонскую ложу в Риме, под самым носом у папских властей. Такого открытого вызова Святой престол терпеть не стал. Калиостро и его супругу заключили в замок Святого Ангела. Сменяя друг друга, следователи инквизиции добивались от него признания в масонской деятельности, колдовстве и связи с дьяволом. Граф молчал, зато не выдержала Лоренца – признав все обвинения, она дала подробные показания против мужа. Это, однако, ее не спасло. Лоренцу приговорили к заточению в монастыре, где она умерла меньше чем через год. Самого Калиостро как нераскаявшегося еретика ждало сожжение на костре.

В последний момент казнь заменили пожизненным заключением. Ходит легенда, что некий чужестранец явился на прием в Ватикан и передал Папе записку, в которой якобы было лишь одно слово. Прочтя ее, Папа помиловал смертника. Но более вероятно, что папские чиновники решили не портить свою репутацию средневековой карой. 7 апреля 1791 года Калиостро вывели на римскую площадь Минерва, где он покаялся и на коленях попросил Всевышнего о прощении. Костер в тот день все же загорелся, но на нем сожгли не самого мага, а его инвентарь и богатую библиотеку, собранную в разных странах.

После этого Калиостро отвезли в замок Сан-Лео на границе с Тосканой. Он стоял на вершине отвесной скалы, и узника поднимали туда на веревке в специальном ящике. Здесь граф провел четыре года. На прогулки его не водили – в Ватикан приходили доносы, что масоны планируют освободить своего единомышленника при помощи воздушного шара. А после того как Калиостро продемонстрировал тюремщикам несколько своих фокусов, его и вовсе заковали в цепи.

26 августа 1795 года в том же ящике, в котором в Сан-Лео доставили узника, со скалы спустили завернутое в саван тело. Одни говорили, что Калиостро свела в могилу пневмония, другие – что его задушил надзиратель, выведенный из себя его издевками.

Через несколько лет в Сан-Лео вошел отряд наполеоновской армии. Его командир, польский масон Понятовский, специально сделал крюк, чтобы освободить узника. Услышав, что графа нет в живых, он очень огорчился и велел вскрыть его могилу, быть может, надеясь отыскать в ней какой-то тайный знак. Но могилу так и не нашли – это стало последней тайной Калиостро. Ее пытались разгадать в своих романах Шиллер и Жорж Санд, Ричард Олдингтон и Алексей Толстой.

Есть вот такая версия:

Оказавшись в тюрьме, Бальзамо сразу же начал готовить побег. Но из этой неприступной крепости убежать было непросто. Годы шли, нервы сдавали, великий авантюрист старел.

Спустя шесть лет ему все-таки удалось сбежать. Помог случай. В местной церкви Калиостро заприметил священника, схожего с ним ростом и цветом волос. Под предлогом исповеди Бальзамо задушил священника и изуродовал ему лицо. После облачился в рясу и выскользнул за ворота тюрьмы. Но свобода оказалась призрачной, как, впрочем, и вся его жизнь. Бальзамо слишком ослабел, чтобы уйти далеко. Он умер от голода, усталости и болезни, одолев всего несколько километров. По иронии судьбы через пару недель Рим был взят французами. В тюрьму, где томился Калиостро, приехали его друзья-республиканцы; у них был приказ о его освобождении. Но ни в одной из камер они так и не нашли мошенника, которым гордилась Франция. Промучившись шесть лет, он не сумел подождать всего несколько дней и совершил роковую ошибку.

Интерес к Калиостро не угасает и по сей день – о нем ставятся спектакли, снимаются фильмы. Оккультисты всех мастей зачислили графа в ряды своих учителей. Легенда о нем давно и бесповоротно затмила истину – и сам Великий Копт, принесший свою жизнь в жертву собственному тщеславию, наверняка был бы доволен таким финалом своей истории.

Ссылка

0

69

0

70

Любовь Д'артаньяна:реальность горче сказки
http://s5.uploads.ru/t/u8ieQ.jpg

Вымышленный д’Артаньян обессмертил имя настоящего гасконца, в жизни которого не было потери любимой Констанции и ему не мстила коварная Миледи. На его свадьбе не гуляли Атос, Портос и Арамис, зато в качестве свидетеля был капитан гвардейцев кардинала. Женился д’Артаньян на богатой вдове, заключив с ней брачный контракт, как и положено буржуа.
http://s4.uploads.ru/t/jY9pl.jpg

Свернутый текст

Граф Шарль де Бац де Кастельмор д’Артаньян (Charles de Batz-Castelmore, comte d’Artagnan) как минимум трижды попал в историю. Сначала как реальный гасконский дворянин, потом в написанных после его смерти и от его имени мемуарах Куртиля де Сандра и, наконец, всемирную известность ему принесла трилогия Александра Дюма-отца и последующие ее экранизации.Пересказывать последние нет нужды, а вот напомнить про настоящего д’Артаньяна вкратце придется, поскольку на страницах истории редко можно найти жизнеописание “маленького человека”.
http://s4.uploads.ru/t/pe7aW.jpg

Дата его рождения неизвестна. Часть историков помещают это событие в период между 1611 и 1615 годами, другие относят к 1620-1623 годам. Когда Джордж Вильерс, герцог Бекингемский, увез алмазные подвески королевы Анны Австрийской в Англию, Шарль де Бац — еще не д’Артаньян — подростком дрался со сверстниками, а не с гвардейцами кардинала. Покорять Париж юный гасконец отправился не ранее 1630 года и спустя два или три года стал мушкетером. Вступая в роту мушкетеров, Шарль де Бац взял имя своей матери.
http://s4.uploads.ru/t/us2nF.jpg
Историк Жан-Кристиан Птифис указывает: “Если быть совсем точным, следовало бы говорить не д’Артаньян (d’Artagnan), а Артаньян (Artagnan), или Артеньян (Artaignan), или уж по меньшей мере ставить перед фамилией какой-нибудь титул: шевалье или месье д’Артаньян”. Первый документ, в котором упоминается Шарль д’Артаньян, датируется 10 марта 1633 г.

Однако чем занимался д’Артаньян с этого времени (т. е. с момента поступления в роту мушкетеров) и до 1646 г. нам ничего неизвестно. Благодаря капитану королевских мушкетеров и его подчиненным Людовик XIV за несколько дней получил под свой скипетр город Дуэ, затем Безансон и Доль во время Деволюционной войны, а также во время Голландской войны город Маастрихт (д’Алиньи).Следует отметить, что Констанция Бонасье из “Трех мушкетеров″ имеет своим прототипом не настоящую женщину, а квартирную хозяйку д’Артаньяна на улице Старой Голубятни из “Мемуаров г-на д’Артаньяна”, вышедших из-под пера Куртиля де Сандра.
http://s4.uploads.ru/t/4MPeK.jpg

Сюжет у него, в отличие от Дюма, лишен всякого романтизма и малейшего намека на трагедию. Произошедшее больше смахивает на водевиль. Бывший пехотный лейтенант своими частыми отлучками предоставил своей половине время на любовные шашни, но как-то раз застал ее в постели с любовником. Когда вооруженный пистолетом и кинжалом ревнивый трактирщик ворвался в спальню, д’Артаньян в одной рубашке выпрыгнул в окно и приземлился на подмастерьев торговца жареным мясом, которые “воспользовались прекрасным лунным светом, чтобы наворовать себе мясо”.

Выдумал Куртиль и “Миледи”, преследовавшую резвого гасконца за то, что тот однажды под покровом ночи посмел выдать себя за ее любовника маркиза де Варда. Клейма на плече в виде лилии у нее нет. Заклейменной проституткой ее сделали Дюма и его соавтор Огюст Маке, почерпнув эту деталь из других, но тоже вымышленных “Мемуаров графа Рошфора” все того же Куртиля.

Со своей будущей супругой Анной-Шарлоттой-Кристиной де Шанлеси, дочерью сельского дворянина из древнего шаролезского рода. На гербе ее отца Шарля Буайе де Шанлеси, барона де Сент-Круа была изображена “на золотом фоне лазурная колонна, усеянная серебряными каплями” и начертан девиз по-латыни Virtus mihi numen et ensis (“имя и суть мои — добродетель”).

В октябре 1642 г. Анна-Шарлотта, получившая самое примитивное образование, вышла замуж за благородного сеньора Жана-Леонора де Дама, барона де Ла Клайетт, Клесси, Бенн и Тремон, чей род, один из древнейших в Бургундии, восходил к 11 веку. Вскоре его призвали в действующую армию и капитан кавалерии в полку Юкселля погиб при осаде Арраса. Детьми в браке они не обзавелись.Отец Анны-Шарлотты скончался за много лет до этого и оставил ей многочисленные имения в провинции. “Кроме того, у нее была долговая расписка на 60 тысяч ливров, по которой основная сумма долга должна была выплачиваться в виде ренты, назначенной герцогом д’Эльбефом, и 18 тысяч ливров, полученных от дяди, — пишет Птифис. — К этим богатствам следует добавить прекрасную меблировку замка, оценивавшуюся в 6 тысяч ливров.

Младшему отпрыску гасконского рода, не имевшему за душой ни гроша, трудно было ожидать такой партии!” От описания богатств перейдем к внешности вдовы, оказавшейся столь благосклонной к мушкетеру. Сохранился портрет графини д’Артаньян: “Она была молода, но уже носила на лице следы неизбывной печали. Ее глубоко посаженные черные глаза поблекли от слез, и ровная матовая бледность заливала ее лицо. При этом она была красива, но скорее красотой изящества, нежели красотой формы”.

Брачный контракт д’Артаньян и Анна-Шарлотта заключили 5 марта 1659 года. Согласно нему устанавливалось общее владение супругами всеми доходами и приобретенной совместно недвижимостью, что оставляло баронство Сент-Круа в полном владении вдовы капитана Дама. Предусмотрительная госпожа д’Артаньян настояла на упоминании в дополнении к контракту, что совместное супружеское хозяйство не должно зависеть от долгов, сделанных до вступления в брак. Поздравить новобрачных пришло незначительное количество довольно значительных персон. Причем все со стороны невесты. Поздравить д’Артаньяна не пришли даже братья Поль и Арно и дядя Анри де Монтескью, лейтенант короля в Байонне. Как не было и неразлучной троицы Атоса, Портоса и Арамиса.На церковной церемонии, состоявшейся спустя месяц в церкви Сент-Андрэ-дез-Ар, был только один свидетель — капитан гвардии господина кардинала и комендант Бастилии.Автор биографии гасконца Жан-Кристиан Птифис отмечает, что о любви не могло быть и речи: “Став вдовой, г-жа де Шанлеси мечтала уехать из своей удаленной провинции Брес и вновь обосноваться “в свете”.

Что до нашего мушкетера, который не мог до бесконечности продолжать свою холостяцкую жизнь, то он, помимо сотояния, обретал благополучное положение в обществе”. У супругов было двое сыновей. Первый родился в начале 1660 года, возможно, в Париже. Второй появился на свет в июле 1661 года в Шалоне-на-Соне. Неизвестно по какой причине, но дети д’Артаньяна были крещены только в 1674 году после его смерти. Супруги, судя по всему, часто ссорились. Дочери барона были не по нутру бродяжническая жизнь и легендарная расточительность гасконца.

Вполне вероятно, как о том писал Куртиль, мушкетер бегал за чужими юбками.Биограф сообщает о семейных злоключениях мушкетера: “Во всех документах, сохранившихся в архивах того времени, г-жа д’Артаньян предстает как женщина с мстительным характером, склонная к сутяжничеству и всегда настаивающая на своих правах. Можно понять, что при такой супруге д’Артаньяну не приходилось бороться с собой, выбирая между своими профессиональными обязанностями и домашним очагом”.

Ссылка

0

71

ИМПЕРАТРИЦА АВСТРИИ: ЕЛИЗАВЕТА БАВАРСКАЯ

http://s8.uploads.ru/t/S0O2a.jpg
Она лихорадочно металась по Старому Свету, постоянно переезжая из страны в страну. Франция, Бельгия, Италия, Испания, Бавария, Польша. Нигде не могла найти покоя седая красавица - императрица, тоскующая и задумчивая. И повсюду за нею следовала огромная вереница охраны, прислуги, врачей…

Свернутый текст

Об этой женщине известно совсем немного: обрывки газетных и журнальных статей, в немногих, сухих словах, обрисовавшие ужасную ее смерть, смутные воспоминания о трагической судьбе ее сына, австрийского кронпринца Рудольфа, слышанной в детстве, да еще запомнившиеся, Бог знает почему, слова Мориса Палеолога (или какого - то другого иностранного посла!), что "в конце 19 - го века в мире было две самых красивых женщины и обеих их звали Елизаветами!"

Первая жила в России и носила имя Великой княгини Елизаветы Феодоровны Романовой, ставшей впоследствии настоятельницей Марфо - Мариинской обители, а вторая была Императрицей Австрийской, женой всесильного Франца - Иосифа, любившей цветы, вышивки, серьезные книги, музыку, путешествия больше, чем роскошь и блеск императорского двора..

http://s9.uploads.ru/t/7keri.jpg
Ей было шестьдесят с небольшим лет, когда она умерла. Точнее - шестьдесят один. В тот злополучный день, 10 сентября 1898 года Елизавета Австрийская или, как ее называли близкие, Сисси, направлялась из гостиницы "Бо-Риваж" к набережной Мон-Блан, чтобы сесть на прогулочный пароход "Женева", курсировавший по Женевскому озеру.

В этот момент из толпы к ней бросился неизвестный человек. Воскликнув: "Да здравствует анархия, смерть - обществу", он нанес императрице смертельный удар в грудь напильником.

http://s8.uploads.ru/t/menMP.jpg
Предыстория:
...Род Виттельсбахов властвовал в Баварии (сегодня — часть Германии) более семи веков. В 1828 году баварский герцог Максимилиан вступил в законный брак и, хотя заключен он был без особых чувств, зато дал многочисленное потомство. В 1834 году в семье родилась первая дочь Хелена, а 3 года спустя, на самое Рождество — вторая, названная Елизаветой.

Эта малышка, ставшая рождественским подарком Всевышнего, появилась на свет в воскресенье, что согласно преданиям было залогом счастливой судьбы, мало того, у нее был обнаружен крохотный зуб. По легенде, то же самое произошло и с новорожденным Наполеоном Бонапартом, а потому оснований полагать, что принцессу в жизни ждет нечто особенное, было более чем достаточно.

Элизабет - Сисси росла в странной атмосфере: с одной стороны - полная воля, прогулки по утрам на пони и в коляске, игры в крокет с сестрой Софией, клавесин, возня с цветочными грядками в саду, где маленькая герцогиня Баварская сажала, по сезону, то крокусы, то розы, то гортензию или хризантему, а с другой - властность матери, герцогини более, чем ее муж Людвиг, урожденный властитель родового угодья!
http://s9.uploads.ru/t/DMjtn.jpg
Братья и сёстры Сисси

Восемь детей — вся юная поросль герцогского семейства. Отец, герцог Макс (так звали его близкие), человек жизнерадостный и общительный, любил вывозить свое семейство на все лето в имение Поссенхофен, расположенное на живописном озере, окруженном лесистыми холмами.

Там дети попадали в совершенно другой мир. Елизавета именно это дивное место считала своей родиной. Здесь она запросто заходила в крестьянские дома, где ее хорошо знали и любили, без страха брала в руки любую живность, и даже упросила отца устроить рядом с их домом маленький зверинец. А однажды отец показал Елизавете, как нужно рисовать, и вскоре никого уже не удивляло, если принцесса уходила далеко в луга рисовать цветы и облака, плывущие над ее маленьким раем.

Елизавета была на редкость впечатлительна и очень ласкова, что делало ее любимицей всех окружающих, кем бы они ни были. Все это было прекрасно, но ее мать — герцогиня Людовика, глядя на свою 12-летнюю дочь, думала о том, насколько нелегко будет выдать эту девочку замуж, ведь она, увы, не красавица. Ее круглое лицо больше походило на лица дочерей дровосека или булочника.

Обладая огромной силой воли, и в то же время, скрытым, взрывным темпераментом, герцогиня Баварская Максимилиана установила в фамильном замке неукоснительно твердые правила распорядка дня, занятий, а, может, быть и всей жизни, своих детей.
Они и шагу не смели ступить без ее ведома и должны были докладывать ей обо всем, что собираются делать, о чем, думать и как дышать!

http://s9.uploads.ru/t/qd8ob.jpg
В декабре 1848 года австрийская эрцгерцогиня София всеми правдами и неправдами убедила своего супруга, эрцгерцога Франца Карла, отказаться от своих прав на австрийскую корону в пользу их сына Франца Иосифа. Мать хорошо подготовила наследника к роли государя. И хотя первое время именно София оставалась фактической правительницей империи, она постоянно внушала сыну, что главное предназначение монарха — хранить величие и единство государства.

В том же 1848-м 18-летний Франц Иосиф стал императором. А вскоре ему суждено было пройти через тяжелое испытание. В Венгрии, униженной вассальной зависимостью от Австрии, вспыхнуло восстание. Главным его лозунгом стало требование полной свободы. Но София отнюдь не желала миндальничать с презренными венграми — дерзкая попытка мятежа была потоплена в крови. Когда же это досадное недоразумение немного подзабылось, София решила, что самое время женить молодого императора.

Для ее баварской сестры Людовики это обстоятельство не явилось неожиданностью. Ее старшая дочь Хелена была вполне подходящей партией — и умна, и выдержанна, правда, были в ее красивом лице какие-то слишком уж жесткие и энергичные для 20-летней девушки черты. Но, возможно, для будущей императрицы это как раз и было необходимо.

И вот 15 августа 1853 года, сгорая от нетерпения увидеть обещанную красавицу-невесту, Франц Иосиф примчался в небольшой городок Ишль, куда должна была прибыть герцогиня Людовика вместе со старшей дочерью Хеленой. Он еще не знал, что в эту поездку мать взяла с собой и младшую — Елизавету. Ей тогда шел 16-й год — именно тот возраст, когда Природа проделывает с девицами удивительные метаморфозы.

Франц Иосиф и Сисси после помолвки

...Елизавету несло к свадьбе, как щепку в половодье. Она чувствовала себя участницей какой-то сказки, а вовсе не реальных событий. Безусловно, молодой красавец-император не мог оставить ее равнодушной. Все это начинало походить на ту любовь, о которой она сочиняла стихи лет с 10. Разбушевавшаяся стихия предстоящей свадьбы, по роскоши превосходящей все ранее виденное Веной, ее просто потрясала.

И вот настал день венчания. В карете, расписанной великим Рубенсом, молодожены прибыли к церкви. На Елизавете было роскошное платье, ее великолепные волосы украшала подаренная свекровью диадема. Трепещущая в ожидании предстоящей церемонии, Елизавета, выходя из кареты, зацепилась за ее дверцу, и диадема едва не упала с ее головы. «Наберись терпения, — шептал жених, — мы быстро забудем весь этот кошмар». Но быстро забыть его удалось лишь императору — сразу после свадьбы он погрузился в работу, Елизавете же пришлось гораздо труднее.

Буквально с первых дней восшествия на престол она почувствовала себя в мышеловке. Но шанса изменить свою жизнь для нее не существовало, быть императрицей — это навсегда, и она это знала.
http://s9.uploads.ru/t/KRC93.jpg

Во всяком случае, мать с нескрываемым удивлением выслушивала восторги в адрес Елизаветы. Франц Иосиф не успел еще увидеться с нареченной, а в каждом углу ишлинского особняка все разговоры велись только о Елизавете.

В день приезда за ужином она сидела напротив Франца Иосифа, который не мог отвести от нее глаз. А рядом с ним Хелена уныло ковыряла вилкой в тарелке. На первом же балу в нарушение всех правил этикета Франц Иосиф, забыв о своей невесте, два раза подряд приглашал Елизавету на котильон, что тогда было практически равнозначно предложению руки и сердца.

0

72

http://s9.uploads.ru/t/KMgnz.jpg
Я проснулась в темнице,
На моих руках оковы.
Мною все больше овладевает тоска —
А ты, свобода, отвернулась от меня!

Это стихотворение она написала спустя 2 недели после свадьбы... А тем временем свекровь со свойственной ей жесткостью принялась ваять из невестки свое подобие. Она не желала замечать ни особенностей характера Елизаветы, ни ее личных склонностей. Под гнетом постоянных наставлений, выговоров и необъяснимой жесткости в обращении с ней юная императрица, охваченная доходящей до болезненности обидой, была на грани отчаяния. Дворцовая жизнь и отношения между приближенными к императорскому двору казались ей ярчайшим проявлением притворства и лицемерия.

Свернутый текст

Не обладающая избытком такта, свекровь, имевшая способность отыскивать невестку в любом уголке, неоднократно была свидетельницей того, как Елизавета часами сидела у клетки с попугаями и учила их говорить.

Когда же выяснилось, что она беременна, София принялась наставлять сына, требуя, во-первых, поубавить супружеский пыл, а во-вторых, убедить жену поменьше возиться с попугаями, ведь не зря же говорят, что дети порой рождаются похожими на любимых питомцев своих матерей. А потому Елизавете гораздо полезнее смотреть или на мужа, или, на худой конец, на свое отражение в зеркале. Одним словом, ее забота была едва ли не сродни материнской, и тем не менее Елизавету никогда не оставляло ощущение, что свекровь — ее тайный и непримиримый враг.

...В назначенный срок императрица родила дочь. Пока роженица приходила в себя, новорожденную, даже не посоветовавшись с матерью, нарекли Софией и тут же унесли в апартаменты свекрови. Это едва не добило несчастную Елизавету. Франц Иосиф, видя, что душевные силы жены на пределе и опасаясь за ее жизнь, решил увезти ее на родину.

В любимом и без конца снившемся Елизавете Поссенхофене Франц Иосиф просто не узнавал свою печальную затворницу. Она была бесконечно счастлива и буквально сияла от переполнявшей ее радости. Расписывать же свою «счастливую» жизнь во дворце она была вовсе не намерена. «Ах, Хелена, радуйся, — сказала она сестре, — я спасла тебя от очень невеселой участи и отдала бы все, чтобы прямо сейчас поменяться с тобой местами».

Летом 1856 года Елизавета родила еще одну девочку, названную Гизелой. Но и ее также унесли в апартаменты свекрови. И тут взбунтовавшийся Франц Иосиф категорически заявил матери о своем крайнем недовольстве вмешательством в его семейную жизнь и о том, что отныне дочери будут жить с родителями. К тому же он потребовал у матери соблюдения уважения к той, которую он любит всем сердцем.

Впервые за время замужества победа осталась за Елизаветой, но победа эта была пирровой. Отчетливо поняв, что она лишается былого влияния на сына, София вообще перестала скрывать свою враждебность к невестке. Отношения между ними приобрели характер невыносимых...

Лишь чрезвычайные события ненадолго сгладили открытую неприязнь. В 1858 году умерла старшая дочь София, а в августе того же года это тяжелейшее горе было смягчено рождением долгожданного наследника, нареченного Рудольфом...
http://s9.uploads.ru/t/GYUpA.jpg
А еще ей довелось принять непосредственное участие в решении такой болезненной проблемы, как отношения с вассальной Венгрией. Императрица, как казалось многим, мало сведущая в законах большой политики, неожиданно для всех продемонстрировала удивительную дальновидность, дипломатический такт и то политическое чутье, которым была обделена ее могущественная свекровь.

Жесткость, которую эрцгерцогиня проявляла по отношению к венграм, олицетворяла в их глазах всю Австрию и ставила между двумя странами непреодолимую стену непонимания, если не ненависти.

...Впервые Елизавета появилась в Венгрии вместе с мужем в 1857 году, тогда императорская чета по понятным причинам была встречена здесь, мягко говоря, прохладно. Но неподдельный интерес Елизаветы как к истории, так и к нынешнему положению страны, а также к самим венграм, довольно быстро настроили их на иной лад. Тем более что эта женщина, по слухам, очень не ладила с ненавидимой в Венгрии эрцгерцогиней Софией, потопившей в крови их революцию.

А потому в сердцах ее жителей затеплилась робкая надежда на то, что в лице молодой императрицы они смогут найти заступницу. Венграм очень хотелось верить, что эта красавица с лучезарным взглядом сможет как-то повлиять на императора, и его взгляды на «венгерский вопрос» изменятся.
http://s8.uploads.ru/t/2fLEJ.jpg
Елизавета с мужем и граф Дьёрдь Андраши

После рождения четвертого ребенка, Сисси, испытавшая на себе все тяготы "роскоши" императорской жизни, стала осторожно уклоняться от исполнения супружеских обязанностей, отговариваясь усталостью, занятостью, прибегая к тысяче невинных, но так раздражающих мужчин женских уловок!

Император Франц - Иосиф, будучи на десяток с лишним лет старше супруги, не понимал этих "эскапад", протестующе фыркал, закатывал глаза, бил фарфоровые саксонские безделушки на камине, но частым путешествиям и увлечениям супруги музыкой, цветами и книгами, как ни странно, - не мешал!

Часто поговаривали, что у хрупкой, очаровательной Елизаветы были любовники, знатные светские щеголи, что при ее красоте и высочайшем положении в обществе было бы, конечно, вовсе не удивительно, если бы не было: невозможно! Слишком высоко всегда стояла эта Дама на ступенях социальной лестницы, чтобы к ней осмелился приблизиться кто либо из светских волокит, не рискуя потерять голову и карьеру в один момент! Вокруг нее всегда как бы зияла ослепительная пустота. А если и заполнялась она кем - то, на короткий момент, то об этом не успевали догадаться!

0

73

http://s8.uploads.ru/t/fyVUc.jpg
Чаще других, в числе счастливых воздыхателей, называли графа Дьюлу Андраши, учившего Императрицу и ее восьмилетнего сына венгерскому языку, но все это - лишь предположения! )

Сильнейшим испытанием для Сисси - как ее, по домашнему, звала вся Европа, стала смерть единственного сына, наследного принца. Это случилось 30 января 1889 года.

Свернутый текст

Старший сын Елизаветы - Рудольф, женатый на бельгийской принцессе Стефании, любил другую женщину. Но поскольку брак его был чисто политическим, разрешения на развод он получить так и не смог, и поэтому застрелил свою любовницу и себя.

Перед Елизаветой открылась настоящая пропасть: она никогда не любила сына, никогда не принимала участия в его воспитании, но во всем происшедшем винила только себя и дурную наследственность баварской крови!

Елизавета, родившая императору Францу - Иосифу единственного сына и четырех дочерей, в силу различных обстоятельств, и прежде всего духа императорского протокола, так называемых, "венценосных обычаев", не могла уделять своим детям слишком много внимания, а ту сердечную теплоту, которая жила в ее сердце, старалась, как мать, всегда отдать младшим дочерям, более нуждающимся в постоянной женской заботе.

Кронпринц Руди, напротив, с детства воспитывался по - спартански строго, готовился быть наследником - воином, распорядком дня его занимались гувернеры и тщательно отобранные наставники. Отец брал его с собою на охоты и военные смотры, он с с детства неплохо владел саблей и умел держаться в седле.
http://s8.uploads.ru/t/LipNZ.jpg
Император Ф-И с женой Сисси и кронпринц Рудольф с женой Стефанией

Для занятой светскими церемониями матери писались ежевечерне журналы - дневники, которые она усердно просматривала. Если у нее не было возможности навещать сына по утрам, она писала ему письма - записки в ответ. Они виделись за обедом или детским ужином, на прогулках и в театре.

Руди уже с детства был приучен к тому, что его родители лишены возможности проводить время в томительной скуке и праздности. Как вспоминают очевидцы, он и сам был крайне дисциплинированным человеком и всю жизнь не мог терпеть двух вещей: зевать от скуки и опаздывать куда бы то ни было!

Кстати, в собственной газете под вымышленным именем он так писал о себе: "Ученый-орнитолог*, (орнитология была его страстное хобби) обладающий пытливым умом исследователя, заботливый пестователь естественных наук, немаловажная фигура в мировой политике, приверженец европейского либерализма, масон нового просвещенного времени, желающий раздвинуть свои владения до естественных, научно-обоснованных границ - вплоть до Салоник." .
http://s9.uploads.ru/t/NTe0a.jpg
В смерти Рудольфа, и обстоятельствах, ей предшествующих, было столько таинственного, нелогичного, что скорее, это наталкивало проницательную Сисси на мысли об убийстве, причем по политическим мотивам, но она мудро и трагично молчала, и в самом деле, напоминая окаменевшую статую Девы Марии с кинжалом в сердце, которая была в скором времени установлена на месте гибели принца Рудольфа, по приказу императора.* (*У этой статуи были лицо и рост императрицы)

Охотничий замок Майерлинг - место трагедии - отдали бедному монастырю кармелиток, все следы преступления уничтожили - умудрились даже смыть кровь с низкого сводчатого потолка! Архивы опечатали, а мемуары, написанные через много лет уцелевшими очевидцами потрясшего монаршую семью события, содержали в себе лишь легкие крупицы правды!
После смерти австро - венгерского кронпринца в стране началась полная "свобода цензуры"!

К примеру, имя возлюбленной сына, семнадцатилетней графини -баронессы Марии Вечора, любимицы венского высшего общества, погибшей вместе с ним, император Франц - Иосиф вообще запретил упоминать в печати, ее семью поспешно выслал из страны, а любимую племянницу Елизаветы, графиню Марию Лариш - Валерзее, принимавшую участие в сердечных тайнах Рудольфа и устраивающую его пылкие свидания с Марией Вечора, и вовсе отправил в изгнание во Францию!

С момента похорон сына, 5 февраля 1889 года в фамильном склепе Габсбургов в Вене, и начались скорбные странствия Елизаветы по всей Европе!
Она становилась все более замкнутой, не носила светлую одежду. Единственно духовно близким человеком в этот тяжелый период, для нее по-прежнему оставался двоюродный брат, Людвиг II, король Баварии. Она приезжала и подолгу гостила у него, они вместе читали и музицировали, разбирали ноты, а иногда - просто молчали, коротая вечера перед горевшим камином в огромной зале - гостиной. В моменты приезда любимой сестры, Людвиг становился мягче, спокойнее, его не мучила тоска.

Судьба Людвига, кстати, тоже складывалась трагически: за ним прочно укрепилось мнение о том, что он сумасшедший. В своих великолепных дворцах, где роспись стен могла служить отличными декорациями к операм Вагнера, он предпочитал жить в полном одиночестве. Иногда его неделями не видели даже слуги!
Злые языки болтали вздор, что связь брата - короля и сестры - императрицы была более чем платоническая, но это не могло быть правдой, хотя бы потому что Людвиг просто ненавидел женщин.

Не в силах переломить себя, он даже разорвал помолвку с родной сестрой Елизаветы - Софией. Когда его все-таки отстранили от престола, он успокоился в одном из озер дворцового парка. На второй день после самоубийства брат "пришел" к Елизавете. Утверждают, что в этот момент в спальне на паркете образовалась лужа воды.

Елизавету его приход не испугал, а чтобы быть уверенной в том, что она не спит, во время разговора, она держала Людвига за руку. Рука была холодной и мокрой. Смутило только его невнятное бормотание: "Я вижу, что она горит, она вся в огне, я не могу ей помочь:" На вопрос Елизаветы, кого же он видит, Людвиг ответил, что из-за дыма не может рассмотреть лица. Тогда императрица спросила, как умрет она и будет ли мучиться? "Нет, - ответил он, - твоя душа уйдет через крошечное отверстие в сердце."

Как оказалось, Людвиг предсказал реальные события.
После его смерти, в 1897 году, на благотворительном базаре в Париже, сгорела его бывшая невеста, герцогиня София. А сама Елизавета умерла от раны, нанесенной ей прямо в сердце. Ранка была настолько мала, что Елизавете удалось пройти еще несколько метров:
Казалось бы, что дает женщине венец Императрицы, условие принадлежности ее к королевскому, императорскому дому, кроме безоблачной жизни и всегдашнего, изысканного довольства?!
Для обычного обывателя такая жизнь - предел всяческого человеческого мечтания!

Ведь у Августейших дам, принцесс крови, есть все, что можно тронуть рукой, им достаточно шевельнуть ресницами или мизинцем, чтобы желания их исполнялись.

Но вот что интересно. По - королевски роскошная жизнь - отнюдь не гарант полного счастья и душевного спокойствия. И не является несгибаемой броней от жизненных бед и невзгод. Судьба Елизаветы Австрийской - ярчайший пример тому.

После смерти супруги, император Франц - Иосиф молчал в течении нескольких месяцев, ни с кем не разговаривал, потом жизнь потекла по заведенному порядку. Вот только "первый гражданин государства""(* так называл себя Франц - Иосиф ) уже никогда больше не посещал театров, концертов и увеселительных заведений. Он пережил всех своих родных и умер в возрасте 98 лет, оставив престол племяннику Францу - Фердинанду. Над камином в его кабинете всегда висел супруги в полный рост, и раз в несколько лет придворным художником на нем обновлялись выцветшие краски.

Легенда о Елизавете, странствующей императрице Австрийской, получила воплощение в лице пленительной Роми Шнайдер, сыгравшей главную роль в фильме "Сисси". Уже много лет этот фильм не сходит с телеэкранов, как бы подтверждая старую истину о вечной магии Красоты, об руку с которой живет Печаль.

Ссылка

0

74

ЖАКЛИН...

Урождённая Жаклин Бувье (фр. Jacqueline Bouvier), по первому браку Кеннеди (англ. Kennedy), по второму Онассис (англ. Onassis; 28 июля 1929 — 19 мая 1994), широко известная как Джеки (англ. Jackie) — первая леди США с 1961 по 1963. Одна из самых популярных женщин своего времени, законодательница мод и красоты в Америке и Европе, героиня светской хроники. Работала редактором в нескольких издательствах.

Свернутый текст

Жаклин Бувье родилась в престижном пригороде Нью-Йорка Саутгемптоне в семье брокера Джона Бувье III и Джанет Нортон Ли. Семья матери имела ирландское происхождение, а отца — французское и английское. Родители Жаклин развелись в 1940 и её мать в 1942 вышла замуж за миллионера наследника Standard Oil Хью Очинклосса.

Отец Жаклин Бувье по прозвищу «черный шейх» был очень красивым мужчиной, известным ловеласом и покорителем женщин. Именно он привил своим девочкам (Джеки и ее младшей сестре) тонкий вкус буквально во всем, но особенно это касалось одежды. «Стиль – это то, что ты есть. Это суть твоего существа – то, что делает тебя Бувье», – внушал им с юных лет Джон Вернон Бувье. Он специально возил дочерей по самым лучшим магазинам одежды, обуви и драгоценностей в Нью-Йорке и устраивал им там настоящий мастер-класс.

После развода родителей дочери остались с матерью, Дженет Бувье. Она придерживалась строгого и скучного официального стиля в одежде и то же самое советовала делать своим дочерям. Наверное, эти два противоречивых стиля и породили тот уникальный стиль Жаклин, в котором сочетались одновременно строгость, яркость и роскошь. Именно его она и придерживалась всю свою жизнь.

После университета Джеки устраивается на работу в «Вашингтон Таймс-Херальд» колумнисткой, начинает интересоваться политикой и знакомится с молодым конгрессменом из Массачусетса.

http://s9.uploads.ru/t/9WIb6.jpg
Джон Кеннеди был потрясен красотой и очарованием молодой леди. В 1951 году Джон Кеннеди познакомился со своей будущей женой Жаклин Бувье. Она сразу поразила его своей интеллигентностью и удивительной красотой, выделялась на фоне других женщин. 12 апреля 1953 года состоялось бракосочетание сенатора Кеннеди и Жаклин Бувье. . Свадьба Джона и Джеки стала событием национального масштаба. Когда она вошла в церковь в платье цвета слоновой кости, сделанного из шелковой тафты, раздались возгласы восхищения… Эти возгласы не смолкали до конца ее дней.

http://s8.uploads.ru/t/yQZGq.jpg

Семейная жизнь постоянно омрачалась изменами мужа. Мать четырёх детей, из которых выжили только двое: Каролина (р. 1957) и Джон-младший (1960—1999, погиб в авиакатастрофе). 22 ноября 1963 года в городе Далласе (штат Техас) муж Жаклин Джон Кеннеди — 35-й президент государства США, ехавший вместе с Жаклин в президентском автомобиле кортежа, был смертельно ранен выстрелом из винтовки и скончался в Даллаской больнице. Затем, с 1968, жена греческого миллиардера Аристотеля Онассиса (до его смерти в 1975). Умерла от рака в 1994, в возрасте 64 лет.

От природы Жаклин не была красавицей, но она сделала все от себя зависящее, чтобы об этом никто не догадался.
У Жаклин были не очень выгодные пропорции тела: ноги казались короче, чем есть на самом деле, плюс 1-ый размер груди и 41-ый размер ноги. Согласитесь, только настоящая женщина, хладнокровно оценив все свои недостатки, может обернуть их в достоинства. Джеки сделала это! Изучая всевозможные покрои рукавов, линии талии, форму и положения пуговиц вместе с известной в то время портнихой Мини Реа, был создан уникальный стиль первой леди. Вот лишь некоторые элементы гардероба, которые стали крайне популярны благодаря Жаклин.

Солнцезащитные очки

http://s9.uploads.ru/t/LjKZV.jpg

Глаза Жаклин были расставлены настолько широко, что между ними, казалось, может уместиться еще и третий. Именно поэтому она практически никогда не фотографировалась анфас и старалась всюду «быть во всеоружии», то есть в огромных солнечных очках. На изготовление таких очков уходило каждый раз от 3-х до 4-х недель. Огромные темные очки вошли в историю как визитная карточка 50-х, 60-х…, да и самой Жаклин.

Элегантные перчатки

http://s9.uploads.ru/t/fuE6L.jpg

Перчатки, длинные или короткие, навсегда стали синонимом элегантности благодаря первой леди Америки. Но мало кто знает, что же на самом деле под этим скрывалось. Не очень красивая форма кистей рук и отвратительная привычка – грызть ногти. Конечно же, никто и никогда даже подумать об этом не мог.

Шляпка-таблетка

Пожалуй, это единственный по-настоящему новый элемент гардероба, который Жаклин привнесла в 50-е. Олег Кассини – личный дизайнер Жаклин Кеннеди – считал, что именно эта шляпка подходила ей на 100%.

Не бойтесь выделиться из толпы

Жаклин делала это всю свою жизнь. На инаугурации Джона Кеннеди на фоне «медведей» – женщин из окружения президента, разодетых в меха – Жаклин выглядела невероятно изысканно и просто в бежевом шерстяном пальто и шапочке от Холстона. Непохожесть на других стояла наравне с изысканностью и элегантностью в стиле Джеки.

Четко разделяйте всю одежду на «вашу» и «не вашу»

http://s8.uploads.ru/t/oGVP9.jpg

Джеки никогда не носила одежды, которая бы ей не подходила, например платья с глубоким вырезом или мелкими узорами. В итоге все недостатки фигуры Жаклин превратились в особенности, благодаря которым и появился ее фирменный стиль.

Избавьтесь от всего, что вам не к лицу

Джеки с легкостью избавлялась от всего того, что ей не «шло». Неважно, был ли это стул в столовой или роскошные серьги с бриллиантами. Зачем нужна вещь, если она не сделает вас или ваш дом красивее, неправда ли?

http://s9.uploads.ru/t/ar6BP.jpg

Снова и снова надевайте то, что вам идеально подходит

Жаклин не боялась повторяться. Если ей идеально что-то подходило, будь то платье, блузка или туфли, она надевала это снова и снова. А при покупке такой вещи могла купить все ее цветовые решения. На своей второй свадьбе Жаклин была в платье от итальянского кутюрье Валентина, в котором уже была замечена ранее на приемах друзей.

Никогда не расслабляйтесь

После того как Жаклин Кеннеди перестала быть первой леди, она продолжала приковывать к себе и своему гардеробу внимание миллионов мужчин и женщин во всем мире. Ее стиль без политической строгости стал свободнее.

Обновляйте гардероб

Новинки любимых модельеров у Джеки появлялись всегда раньше, чем те достигали магазинов. «Я не хочу, чтобы повсюду сновали маленькие полные женщины в таких же платьях, как у меня». Джинсы леди Джеки стала носить задолго до приобретения ими всеобъемлющей популярности.

Маскируйте вредные привычки

Никто и подумать не мог, что Жаклин в день выкуривала по пачке сигарет, потому что застать за этим делом ее было практически нереально, особенно папарацци.

Маленьким слабостям быть

У каждой женщины должны быть свои маленькие слабости. Жаклин Кеннеди не могла пройти мимо магазинов Giorgio Armani, Carolina Herrera (она очень любила платья этого модельера), Chanel, Lacoste, Pucci, Lilly Pulitzer, Valentino, Zoran, Bergdorf Goodman и Saks Fifth avenue.

Не бойтесь сочетать

Жаклин любила комбинировать одежду, например дизайнерские брюки она надевала с простой футболкой.

Полюбите «Клико»

На протяжении всей жизни тело Жаклин оставалось идеальным. Секрет прост, она периодически садилась на диету: за день можно «съесть» содержимое только одной бутылки шампанского «Клико». Как она утверждала, таким образом можно избавиться от 2-х килограммов за день.

Быть Жаклин Кеннеди

Образ Жаклин Кеннеди будет всегда актуален для женщин, которые хотят выглядеть элегантно, просто и достойно. Вместе эти три составляющие дают потрясающий эффект.

Кожа

Идеальный цвет лица – это главное. Нанесите на лицо немного тонального крема и припудрите бесцветной пудрой. Нежный оттенок румян нанесите на «яблоки» щек, чтобы подчеркнуть сияние, которое исходит от вас изнутри.

Глаза

Наложите на все верхнее веко тени светлого оттенка, постарайтесь при этом не выходить за его край. Затем на складку – более темный тон. Карандашом для глаз, например кофейного цвета, проведите линию по ободку верхнего века. Более толстую линию необходимо нарисовать в самом центре, постепенно делая ее все уже и уже к внешнему углу. Подводка также не должна выходить за край глаза. Эта маленькая хитрость леди Джеки позволяла зрительно уменьшить расстояние между глазами. Жидкую подводку использовать не возбраняется.

Брови

Не стоит выщипывать брови для создания образа Жаклин, однако, как и все в этом прекрасном, они должны быть ухоженными, средней густоты и естественной формы. Можно нанести на них специальный гель для бровей.

Губы

В макияже губ главное – это отсутствие даже самого намека на вульгарность, поэтому предпочтительнее использовать помаду нежно-розового оттенка. Любительницам жидкого блеска для губ придется немного потерпеть. Если вы хотите выглядеть более вызывающе, то действуйте по следующей схеме, разработанной самой Джеки.

Помаду ярко-красного цвета аккуратно пальцем наложите на губы, слегка припудрите, после чего снова пальцем еще аккуратнее нанесите помаду. Результат: чувственные губы ярко-красного цвета и ни намека на искусственность.

Прическа

Прическа Жаклин – это безупречная прическа. Волосы не просто чистые, а идеально ухоженные. Аккуратно завитые волосы в прическе округлой формы, как у Жаклин, скрывают квадратное лицо и широко посаженные глаза.

Наденьте элегантное прямое платье без рукавов, подчеркивающее красоту рук и плеч. Обуйте туфли на casual-каблуке. Декольте украсьте тремя нитками жемчуга. Образ готов, вы икона стиля 60-х и даже чуточку аристократка. Чувствуете, как ваша кровь начала приобретать нежно-голубой оттенок?

За фотографию обнаженной Жаклин Онассис знаменитый папарацци Рон Галелла (англ. Ron Galella) в 1970 году получил $1 200 000. Пробравшись на тщательно охраняемый остров — частную собственность Онассиса — под видом садовника-мексиканца (нацепив сомбреро и усы и спрятав фотокамеру в тачку с дёрном), он сделал снимок Жаклин топлес. В том же году фотографии обнаженной Жаклин Кеннеди Онассис были опубликованы в порнографическом журнале «Hustler», что принесло ему крупный успех.

Единственное правило для меня - не следовать правилам.

Ссылка

0

75

НИЩИЙ МИЛЛИОНЕР: ЖИВЁТ В БАРАКЕ И ОТДАЁТ ДЕНЬГИ БЕДНЫМ

http://s8.uploads.ru/t/oZnM3.jpg
Пенсионер из Казани за свою жизнь подарил 80 автобусов детским домам и пожертвовал миллионы нуждающимся. Сам благотворитель живет в бараке и признается: его призвание — делать мир лучше, а людей — счастливее.
Этому человеку при жизни поставили памятник в самом центре Казани, рядом с Кремлём.

Этого 77-летнего мужчину называют «миллионером из трущоб», чудаком и первым татарским капиталистом. Об Асгате Галимзянове написано немало книг и статей. Вероятно, многие люди относятся к нему, как к святому, некоторые считают едва ли не городским сумасшедшим. Ясно одно — таких людей на земле по пальцам пересчитать.

Свернутый текст

« На первый взгляд «зеленый» образ жизни может показаться, совсем не простым занятием, требующим неимоверных финансовых затрат и неудобных обязанностей. Но жизнь экологически-ответственного человека не такая нудная,... »
Зеленые советы, которые сохранят ваши деньги
Только по приблизительной оценке, Асгат Галимзянов потратил на детей-сирот, пожилых и инвалидов более 600 тысяч советских рублей, передал разным учреждениям более 80 автобусов, купил и подарил нуждающимся сотни телевизоров, одежду, много еды. Эти цифры вызывают некоторое сомнение: кажется, что такие суммы простой человек заработать не может. Но услышав вопрос о деньгах, Галимзянов заметно меняется в лице и с усталостью в голосе от многократных повторений начинает пояснять:

«Я купил этот заброшенный барак рядом с рынком, обустроил территорию и добился разрешения властей на увеличение поголовья скота до 300 быков. В работе мне помогали сын и брат. Каждое выращенное животное я сдавал государству и получал несколько тысяч рублей за него. Деньги с семьёй мы практически не тратили и покупали автобусы отечественного производства. Тогда они стоили не так дорого, как сейчас».


Он признаётся, что делать добро людям его научил отец.

«Его все уважали на селе, и за любую помощь он не брал денег, — говорит он. — И меня учил не трогать чужое, поддерживать немощных. Сегодня одни хвастаются богатством, другие — не могут заработать. А ведь деньги всегда на земле лежат, нужно только поднять их: разведи скот, трудись — и всё будет, — объясняет он. — А мне не надо золота, не привык я к этому».


Асгат-бабай берёт гармонь и садится в старое кресло. Играет татарские народные мелодии и задумчиво смотрит в сторону. Он считает себя счастливым человеком, поскольку «выполнил своё единственное призвание — помогать людям».

Ссылка

0

76

Повзрослевшие дети - киногерои
http://s9.uploads.ru/jy7EF.jpg

Детки выросли...
Петров и Васечкин - Дмитрий Барков и Егор Дружинин.

Многие выросли так, что не узнать, других уже давно нет в живых. Вот нескольких самых популярных, просто наугад, из тех, чьи фильмы крутят последние дни в новогодней телепрограмме. Если найдёте ещё какие-нибудь фотографии в сети, выкладывайте.

...

http://s8.uploads.ru/hjXqi.jpg

Их одноклассница Маша Старцева.

Когда-то Инга Ильм снялась для одного мужского журнала в откровенной, как тогда написали (а на мой взгляд, вполне целомудренной), фотосессии, за что поплатилась работой на телевидении. А напрасно, господа чиновники. Подняли бы рейтинг своему каналу!

http://s8.uploads.ru/K4UcP.jpg

Братья Торсуевы, Юрий и Владимир - Электроник и Сыроежкин.

http://s9.uploads.ru/tmGvf.jpg

Гостья из будущего - Наталья Гусева.

http://s8.uploads.ru/ZweEu.jpg

Сёстры Кутеповы, Полина и Ксения - две лисы из семейства Ларсенов в фильме "Рыжий, честный, влюблённый".

http://s9.uploads.ru/Z3P7G.jpg

Денис Зайцев - их младший брат, Людвиг Четырнадцатый.
Алексей Круглов, сыгравший старшего Лабана, погиб спустя три года после выхода фильма на экран во время службы в армии.
http://s9.uploads.ru/Dm2vU.jpg

Звезда "Ералаша" и многих других фильмов Александр Лойе на съёмках картины "Спартак".
http://s9.uploads.ru/RaOgD.jpg

Виктор Перевалов - Иванушка из "Марьи-искусницы".
Погиб при невыясненных обстоятельствах летом 2010 года.
http://s8.uploads.ru/E5vqO.jpg

Обломов в детстве, Ирочка из "Родни" и Том, который Сойер.
Эти фильмы показали совсем недавно - Фёдор Стуков на съёмках сериала "Шерлок Холмс".
http://s8.uploads.ru/1YWbo.jpg

Татьяна Проценко - Мальвина.
http://s9.uploads.ru/KSd34.jpg

Дмитрий Иосифов - Буратино, Волчонок из "Красной Шапочки".

http://s8.uploads.ru/hXJ5F.jpg

Василий Васильев - "неуловимый мститель" Яшка-цыган.

http://s9.uploads.ru/lLVI9.jpg

Михаил Метёлкин - такой же неуловимый друг Яшки, Валерка Мещеряков.
Виктор Косых (Данька) умер под Новый, 2011 год. Фото взрослой Ксанки (Вали Курдюковой) не нашел.
http://s8.uploads.ru/yERsp.jpg

Яна Поплавская - Красная Шапочка. Вообще, по-моему, не меняется.
На фото она вместе с Олей Рождественской - девочкой, которая пела все её песни в этом фильме. "Песенку о снежинке" в "Чародеях" тоже пела Ольга. И очень красивую песню в мультфильме "Девочка и дельфин".
http://s9.uploads.ru/xPr0R.jpg

Эту девушку вряд ли кто узнает.

http://s8.uploads.ru/j0Ynd.jpg

Меди Маринеску - непослушная Мирабелла в румыно-советском мюзикле "Мария, Мирабелла".

http://s9.uploads.ru/cUWnl.jpg

Джилда Манолеску, сыгравшая Марию, пять лет назад погибла в автокатастрофе.

+1

77

Аня Плисецкая сыграла роль дочери мистера Бэнкса в фильме "Мери Поппинс"

Анечка Плисецкая

http://www.kino-teatr.ru/acter/album/3371/17794.jpg
--
http://c.cinemate.cc/media/p/8/7/107278/0.big.jpg
http://www.kino-teatr.ru/acter/album/3371/53928.jpg

Племянница великой балерины всю жизнь страдала из-за своей фамилии. Во как! А я и не знала, что Аня и Майя родственники

Свернутый текст

http://ru.fishki.net/picsw/022013/17/deti/deti010.jpg

Отредактировано Lusy (2014-03-22 01:01:39)

0

78

Оля и Яло

http://uakino.com/uploads/posts/2012-08/uakino.com_1344451225.jpg
Юкины Ольга и Татьяна
Оля и Яло встретили свою старость в нищете и забытье. Оля умерла в возрасте 51 года. Яло в 57
http://chtoby-pomnili.com/gallery/cache/195_09.jpg_max.jpg
http://www.tvcenter.ru/images/IMG_2008-01-31-olya&yalo10.jpg
http://www.kino-teatr.ru/movie/kadr/3999/63872.jpg

+1

79

Lusy написал(а):

Юкины Ольга и Татьяна
Оля и Яло встретили свою старость в нищете и забытье. Оля умерла в возрасте 51 года. Яло в 57

Да... как оно , всё же, бывает... кто-то звездит до старости, а кому-то не повезло...
Спасибо, Люсси... Добавила интересные странички)

0

80

ХРАБРОЕ СЕРДЦЕ ИРЕНЫ СЕНДЛЕР.ТАКИЕ ИСТОРИИ ДОЛЖЕН ЗНАТЬ КАЖДЫЙ!

http://s9.uploads.ru/t/7ow0i.jpg

В 2008 в возрасте 98-и лет умерла женщина по имени Ирена Сендлер. Во время Второй мировой войны Ирена получила разрешение на работу в Варшавском гетто в качестве сантехника/сварщика. У неё были на то “скрытые мотивы”.

Свернутый текст

Дочь врача, Ирена выросла в доме, который был открыт для любого больного или нуждающегося. В лекционных залах Варшавского университета, где Ирена изучала польский язык и литературу, она и ее единомышленники намеренно садились на скамьях «для евреев». Когда избили ее еврейскую подругу, Сендлерова перечеркнула в своем студенческом билете печать, которая позволяла ей сидеть на «арийских» местах. За это ее отстранили от учебы на три года.

http://s9.uploads.ru/t/qNPt4.jpg

В 1939 г. Ирене и ее коллегам был разрешен доступ в плотно охраняемое Варшавское гетто для распределения лекарств и прививок. Она организовала тайную переправку маленьких детей на волю, рискуя собственной жизнью. Некоторых детей удавалось вывезти в каретах скорой помощи, в грузовиках или трамваях, возвращавшихся порожняком на базу. Чаще их проводили тайными проходами от зданий, окружавших гетто. «Я была свидетельницей ужасных сцен, когда, например, отец соглашался расстаться с ребенком, а мать нет. На следующий день часто оказывалось, что эту семью уже отправили в концлагерь».

В 1942 г. Сендлерова вступила в движение сопротивления «Жегота». В ее группе было 20 человек. За 4 года им удалось вызволить в общей сложности 2500 детей. Она старалась сохранить записи о происхождении детей, чтобы помочь им впоследствии отыскать свои семьи, – на кусочках папиросной бумаги, пачку которых она держала на своем ночном столике, чтобы можно было быстро выбросить их из окна, если бы нагрянуло гестапо.

В 1943 г. нацисты сожгли Варшавское гетто. Ирену арестовали. Она выдержала пытки в гестапо и отказалась сообщить имена вывезенных из гетто детей. Ее приговорили к смерти. В день казни подпольщикам удалось подкупить эсэсо­вских охранников и спасти Ирену.

В послевоенной Польше ей также угрожал смертный приговор за то, что ее работа во время войны финансировалась польским Правительством в изгнании в Лондоне, и она помогала солдатам Армии Краевой. В 1948 г., когда Ирена была на последнем месяце беременности, допросы в тайной полиции стоили ей жизни ее второго ребенка. Она была невыездной, и ее детям не разрешали поступать на дневное отделение университета.

Только в 1983 г. польские власти сняли с нее запрет на выезд и разрешили приехать в Иерусалим. В 2007 г. Ирена Сендлерова была выдвинута на Нобелевскую премию мира. Парламент Польши объявил ее национальной героиней – «за спасение самых беззащитных жертв нацистской идеологии: еврейских детей». Резолюция была принята единогласно. В 80-е годы в Израиле ей было присуждено звание «Праведника мира». Ирена же говорила, что сделала слишком мало и поэтому ее мучает совесть.

Она скончалась в 2008 г., в одной из варшавских больниц, в возрасте 98 лет.

Будучи немкой, она знала о планах нацистов по поводу евреев. На дне сумки для инструментов она стала выносить детей из гетто, а в задней части грузовичка у неё был мешок для детей постарше. Там же она возила собаку, которую натаскала лаять, когда немецкая охрана впускала и выпускала машину через ворота гетто. Солдаты, естественно, не хотели связываться с собакой, а её лай прикрывал звуки, которые могли издавать дети. За время этой деятельности Ирене удалось вынести из гетто и, тем самым, спасти 2500 детей.

Её поймали и пытали, сломали ей обе руки и обе ноги, но она не рассказала, где закопаны банки с именами – это была единственная ниточка, по которой уцелевшие могли бы найти своих детей… Благодаря поддержке подполья, ей удалось чудом избежать расстрела. После войны она попыталась отыскать всех возможно выживших родителей и воссоединить семьи. Но большинство из них окончило жизнь в газовых камерах. Дети, которым она помогла, были устроены в детские дома или усыновлены.

В 2003 году она получила самую высшую награду Польши, орден Белого Орла. Музей Холокоста Израиля присудил ей звание "Праведника народов Мира". В 2007 она была выдвинута на Нобелевскую премию мира, но не получила ее.

Ирена говорила: [b]"Я до сих пор чувствую себя виноватой, что я не сделала больше..."[/b]

http://s8.uploads.ru/t/bjmzR.jpg


На этом фото: у Ирены в гостях те,  кого она спасла, и их дети

Ссылка

0